Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Аня, Барбарелла и Лолита

Фотограф Александр Левин наблюдает за жизнью своей родной сестры, чей диагноз в истории болезни сформулирован как «органическое поражение мозга»

Моей сестре Ане 19 лет. Два года назад она закончила коррекционную школу, а в этом году выпускается из техникума, где училась в коррекционной группе. В Аниной многостраничной истории болезни значится «органическое поражение мозга» — довольно расплывчатая формулировка, никак в точности не описывающая её состояние.

Мы живём в трехкомнатной квартире в одном из спальных районов Казани — мама, папа, сестра и я. Последние пару лет Аню я видел редко: она уезжала на учебу, когда я ещё спал, и засыпала раньше, чем я возвращался домой. Но недавно я решил понаблюдать за ней. Мне хотелось понять, как и чем она живет, что делает и как мыслит. Это не попытка анализа болезни и даже не рассказ о так называемых «детях-инвалидах», которым не находится места в обществе. Это не общая, но личная история. История о моей сестре.

Я начал фотографировать Аню в день её девятнадцатилетия (из-за болезни она не выглядит на 19 лет). После её рождения родителям предложили не забирать ребёнка из роддома: «вы ведь молодые, сделаете себе ещё».
Фото: Александр Левин
Аня — человек увлекающийся. Несколько лет назад она впервые услышала «Детское радио», поняла, что хочет там работать и стала активно готовиться к отъезду. Писала в соцсетях ведущим эфиров, убедила родителей купить караоке, чтобы разучивать песни, а однажды даже уговорила маму поехать в офис «Детского радио» в Москве. На той же радиостанции Аня услышала группу «Барбарики» и до недавнего времени рассказывала всем знакомым, что собирает вещи и переезжает в Москву, откуда «Барбалёт» заберёт её на «Барбареллу». Аня относилась к этому крайне серьёзно и не верила, когда ей пытались объяснить, что это сказочная история. Однажды она подошла ко мне и спросила: «Саш, папа сказал, что Барбареллы не бывает… Но ты-то веришь?»
Фото: Александр Левин
С детства Аня очень любит гулять во дворе. Правда, чем старше она становится, тем менее охотно родители её отпускают. Дело в том, что Аня всегда предпочитала играть с детьми младше её лет на пять: из-за отставания в развитии общаться с ними ей было легче, чем с ровесниками.
Фото: Александр Левин
Теперь друзья Ани выросли, их игры и стиль коммуникации изменились, и Анины попытки по старой памяти напроситься в компанию вызывают у ребят только раздражение. Прошлым летом она часто уходила «играть с пацанами в футбол». Как оказалось, никакого футбола не было, а «пацаны» просто шпыняли и задирали её.
Фото: Александр Левин
Аню никогда не воспитывали слишком строго — возможно, поэтому она отлично владеет манипулятивными приёмами, которые обычно используют маленькие дети. В прошлом году ей сделали операцию на позвоночнике, и она несколько месяцев не могла самостоятельно сидеть и одеваться. Всё уже в порядке, но каждое утро Аня всё равно заставляет маму помогать ей с одеждой.
Фото: Александр Левин
Почти всю жизнь Аня придерживается стандартного расписания: родители забирают её после школы (теперь — после техникума) и отводят к бабушке. Там она обычно смотрит телевизор или спит. Из-за трудностей со вниманием и концентрацией Аня не читает книг, но ей очень нравится их перелистывать. Она ведёт себя как ребёнок и говорит о себе как о ребёнке, но ни в одном казанском коррекционном центре нет занятий для детей старше 18 лет.
Фото: Александр Левин
Если Аня в хорошем настроении, то большую часть дня они с бабушкой проводят на кухне: готовят еду, пьют чай и разгадывают кроссворды.
Фото: Александр Левин
Дома большую часть времени Аня проводит с планшетом — сидит в «Вконтакте». Там она общается не только со знакомыми людьми, но и с аккаунтами известных артистов — фейковой Лолитой, Басковым и Дианой Гурцкой. Иногда ей даже отвечают.
Фото: Александр Левин
В городе есть несколько образовательных учреждений, готовых принять детей с психическими отклонениями — три профтехучилища, в которых работают коррекционные группы. Сейчас Аня учится на цветовода в одном из них — Казанском машиностроительном техникуме.
Фото: Александр Левин
Аня не терпит отказов, она очень настойчива. Во время разговора постоянно пытается обнять собеседника, задаёт по несколько раз одни и те же вопросы, не даёт уйти в сторону. Поэтому сверстники по возможности стараются её избегать. Подруг у Ани практически нет.
Фото: Александр Левин
В этом году Аня выпускается. Скорее всего, дальше родители отдадут её в другое училище — на кулинара, а потом в последнее третье — на «специалиста ЭВМ», чтобы Аня хотя бы эти несколько лет была при деле.
Фото: Александр Левин
Учебная программа техникума рассчитана на два года. В первые полтора у ребят было по несколько занятий в день; со второго семестра второго курса началась «производственная практика». Большую часть группы направили в одну из городских оранжерей, но некоторых «отстающих» девочек оставили в стенах техникума. В течение нескольких месяцев они ежедневно приходят сюда на полтора-два часа: убрать и полить цветы. Преподаватели в это время занимаются с младшей группой и за выпускниками практически не следят.
Фото: Александр Левин
Около полугода назад Аня начала убегать. Обычно из техникума её забирают родители или дедушка, но улучить пару минут между окончанием занятий и их приходом не так уж трудно. Несколько раз Аня пыталась отправиться в гости к двоюродной бабушке, но не знала точного адреса и застревала где-нибудь посередине пути. На звонки родных во время таких путешествий она принципиально не отвечает, поэтому мне приходится просить своих друзей звонить ей и выяснять её местонахождение. Объяснить точнее, чем «справа парк, а слева цветочный магазин», Аня не может, и найти её бывает непросто.
Фото: Александр Левин
Так выглядит Анина стандартная переписка в социальных сетях. Как только она знакомится с человеком, тут же добавляет его в «Вконтакте» и начинает забрасывать сообщениями. Конструктивный диалог с Аней выстроить сложно: она постоянно требует «писать» и «не молчать», поэтому довольно быстро оказывается у собеседника в «черном списке».
Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 141 533 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 496 362 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 017 116 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 707 083 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 221 175 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 424 296 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 226 486 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 353 309 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
603 115 510 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: