«И тут тебе говорят: Иди, ты все сможешь»

Собрано
101 032 r
Нужно
520 682 r

Сбор средств окончен

Фото: Алексей Лощилов для ТД

Юлия Галкина побывала в лагере Happy Art House, где волонтёры помогают пациентам психоневрологических интернатов вырваться из замкнутого круга «обед — телевизор — нейролептики»

Руководитель проекта Happy Art House Валя Вьюгина (в зеленом) координирует игру в мафию.Фото: Алексей Лощилов для ТД

«Я его ночью убью. И никто не узнает. Я по НТВ смотрел. Никто кроме меня не смотрел», — Рустаму почти 21, но он похож на экзальтированного четырнадцатилетнего подростка.

«Правильно, зачем такую чушь смотреть», — спокойно парирует Валя Вьюгина, куратор летнего лагеря Happy Art House — проекта благотворительной организации «Дети Павловска». Они идут с Рустамом под руку по деревенской дороге, обрамлённой редкими кустами земляники, мимо заброшенного бункера и строящихся шикарных коттеджей. Мимо проносятся компании на квадроциклах, обдают нас пылью. Мы жмемся к обочине, Рустам прячется за Валю.

Полчаса назад Рустам вдрызг разругался с другим выпускником Павловского детдома-интерната Игорем. Рустам подумал, что Игорь настучал на него волонтёрам. И понеслось. Крики, мат, угрозы. Рустам схватился за мобильник, сделал вид, что куда-то звонит. Игорь же хлопнул дверью и громко заявил: «Я совершаю побег!»

«Мы живем не в прекрасном розовом мире. У нас свои проблемы. Ссоримся, миримся.Мы живем не в прекрасном розовом мире. У нас свои проблемы. Ссоримся, миримсяТвитнуть эту цитату Просто у нас немного гипертрофированно. Знаете, странно было бы вести себя хорошо, когда ты 20 лет живешь в учреждении, где только таким образом и общаются», — комментирует Валя инцидент.

Рустам как будто забывает про Игоря, теперь его интересует, почему брат Вали — Миша — не может забрать Рустама к себе домой. Миша объясняет, что живет на съёмной квартире, что у него есть соседка «симпатичная».

«Симпатичная?» — Рустам отпускает руку Вали.

Игорь ушёл недалеко: стоит посреди улицы, перед ним — волонтёр Вова, который пытается предотвратить побег. Игорь насуплен, но улыбается.

Happy Art House — это двухэтажный коттедж в деревне Сарженка; «город-спутник при мегаполисе Агалатово», — шутит Вова, пока везёт нас на своей «Шкоде». Сарженка находится во Всеволожском районе Ленинградской области, до неё –20 минут на машине от станции «Парнас» или час на маршрутке от «Девяткина». В самом Агалатове казаки недавно установили бюст Путина в образе римского императора. Сарженка ничем таким похвастаться не может, зато здесь есть лес, река Охта, и почти нет людей: согласно последней переписи населения всего 43 жителя.

Фото: Алексей Лощилов для ТД
Больше всего на свете Рустам любит автомобили. Его мечтой было переночевать в машине, и как-то раз волонтёры разрешили ему это сделать.

Коттедж «Детям Павловска» сдали на лето с котом Мазуриком в довесок. Но всем больше нравится соседская собака, и волонтёрам приходится ежедневно объяснять подопечным, почему её нельзя оставить насовсем.

Летний коттедж в Сарженке — единственная возможность познакомиться с «Детьми Павловска», выпускниками детдома-интерната № 4. Всего их 17 человек, большинство содержат в психоневрологических интернатах (ПНИ) на окраинах и в Курортном районе Петербурга, лишь несколько человек живут в своих квартирах.

Собственной площадки у благотворительной организации пока нет. КУГИ (Комитет по управлению государственным имуществом) выделил ей на пять лет 70 квадратных метров на цокольном этаже исторического здания на углу Гороховой и Садовой. Все было обрадовались: «Будет, где поставить принтер». Запустили на «Планете» краудфандинговую кампанию, но собрать денег на ремонт не получилось.

Зарплаты у сотрудников тоже нет; деньги добывают в основном подработками и фрилансом. Компенсируют только работу репетиторов — как минимум, проезд. Свою деятельность волонтёры «работой» не считают, и это слово не используют в принципе.

Сначала волонтёры помогали только детям из павловского интерната. Но дети вырастали, им исполнялось 18, и большинство распределяли по разным ПНИ.

«То есть они ждали нас «на той стороне».Мы имели неосторожность рассказать им, какой классный мир за забором интернатаТвитнуть эту цитату Мы имели неосторожность рассказать им, какой классный мир за забором интерната. Они повзрослели и сказали: «Так, ну и что дальше?», — говорит волонтёр Женя Штиль.

Полтора года назад Женя и еще пять волонтёров учредили благотворительную организацию «Дети Павловска» с целью интегрировать выпускников детдома-интерната в общество. Не всех, конечно, а тех из них, кому это нужно.

Некоторые подопечные — например, Рустам и Игорь — никогда не смогут жить самостоятельно. У остальных есть шанс. Скажем, у Серёжи — «нытика», как называет его Валя. Мы заходим на кухню коттеджа, где Серёжа заканчивает строгать ингредиенты для окрошки. «Небо на асфальте / Звезды на асфальте / Мама, на ней панама, / И вечно пьяный папа», — поет группа «Пилот» из кассетного магнитофона.

 Обед происходит в беседке. Все ждут волонтёра Валю — не Вьюгину, другую: «Веру Брежневу». Так её называет Рустам, для которого Вера Брежнева — эталон красоты. Обсуждают недавний визит Георгия Полтавченко в Зеленогорский ПНИ (одна из городских интернет-газет отметилась заголовком «Губернатор Петербурга посетил психиатров»), а также то, как Серёжа в понедельник поедет на подработку на «Черную Речку». На днях договорились с одной организацией о том, что парень будет заниматься уборкой яхт-клуба. К осени у него появится постоянная работа в клининговой компании. Серёжа говорит, что встанет в шесть утра. Вообще-то на «Черной Речке» надо быть в 10, ехать туда час. «Пока зубы почистишь, пока душ примешь, да?» — подкалывает Валя.

Сейчас Серёжа живет в ПНИ № 3 в Петергофе, но осенью, после летнего лагеря в Сарженке, переедет в собственную квартиру, которую получил как выпускник павловского детдома. Проблема в том, что он боится выходить за пределы интерната.

–Почему? — спрашиваю я.

–Спроси у Вали, — застенчиво мямлит Серёжа.

–Что такого страшного в мире, что интернат кажется лучше?

Но Валя сразу отвечает сама.

— Ты всю жизнь живешь в закрытом учреждении, и тут тебе говорят: «Иди, ты все сможешь».Ты всю жизнь живешь в закрытом учреждении, и тут тебе говорят: «Иди, ты все сможешь»Твитнуть эту цитату А страшно. А вдруг не сможешь.

Первый год Серёжа будет жить в квартире с Наташей, волонтёром «Детей Павловска». Она поможет ему справиться со страхом.

Вообще-то у Серёжи есть родные, которые отказались от него, когда ему было три года. «Дети Павловска» нашли бабушку и отца — тот, как выяснилось, живет в Новгороде, у него новая семья. Волонтёры съездили к нему, поговорили. Отец вроде бы пообещал общаться с сыном, но до сих пор не ответил даже на первое письмо. Серёжина мама еще в 90-е эмигрировала в Германию. Разыскать её волонтеры не смогли. Но недавно она сама подписалась на Instagram «Детей Павловска». Зачем — непонятно.

Есть родные и у Сони — 16-летней девушки, живущей в Павловском детдоме-интернате. Сонина семья давно распалась. Бабушка и отец помогают с перевозками, больницами. С матерью Соня не общается.

«Она приезжала несколько раз: хорошая женщина, ухоженная. Потом уезжала, — рассказывает Валя Вьюгина. — Недавно Соня у меня спросила: «Валя,Почему я пытаюсь добавить свою маму в друзья  «ВКонтакте», а она меня не подтверждает?Твитнуть эту цитату почему я пытаюсь добавить свою маму в друзья «ВКонтакте», а она меня не подтверждает?»»

У Сони нет умственной отсталости, но есть спинномозговая грыжа. Ей много раз делали операции, она не может передвигаться без ходунков. В остальном Соня — одна из самых беспроблемных подопечных «Детей Павловска». Она помогает волонтёрам: например, читает ребятам вслух, по слогам, детскую книгу про девочку Молли. Остальные или читают хуже, или — как Лиза и Саша — почти не читают вовсе: долгие годы их просто этому не учили. Когда мы играем в «мафию», волонтёры уводят Лизу с Сашей в другую комнату, чтобы прочитать им роли, написанные на бумажках, которые они вытянули.

Пока Соня читает книгу, один из слушателей, Вадик, засыпает на диване. Иногда он просыпается и нежно гладит по руке свою соседку Лизу, повторяя с выражением: «Лизочка моя». Вадик считает Лизу своей девушкой, а та всё время говорит: «Я не буду с тобой играть».
Лиза и Вадик — не из этой смены, они приехали в гости с ночёвкой.

Фото: Алексей Лощилов для ТД
Двухэтажный коттедж в деревне Сарженка «Детям Павловска» сдали на всё лето. Лагерь Happy Art House, базирующийся в нем, проходит в несколько смен.

«Вы бы видели, как он выглядел: спортивный костюм, дырявые вонючие носки, в которые заправлены штаны, и шлепанцы», — Валя первым делом отправила ребят в душ. Сначала Лизу, потом Вадика. В интернате они раз в неделю ходят в баню, раз в неделю меняют нательное белье. Завтракают, обедают и ужинают всегда в одно и то же время. В промежутках — смотрят телевизор или гуляют по территории интерната. С 18 лет и всю жизнь: обед-телевизор-нейролептики.

Чтобы выдернуть подопечных из овощного существования и, например, сводить в оперу, волонтёрам нужно за четыре дня отправить официальное письмо директору интерната. Но в 10 вечера отбой, это значит, что все «больные» (как их называют в ПНИ) должны быть в постели, появляться в интернате позже недопустимо.

«Я говорю: «Алексей Юрьевич, как же так? Это значит, что ребятам не видать Мариинского театра», — Женя Штиль передает мне диалог с одним из главврачей. — Он: «Послушай, у нас прекрасный зал, пускай артисты приезжают к нам!» Я: «Хорошо, я передам Валерию Абисаловичу, что вы очень ждете его со всей труппой в своем интернате. Возможно он найдет окно в расписании, чтобы заглянуть и сыграть для ребят»».
В итоге договорились, что если волонтёры берут ребят на вечерние мероприятия, то находят им место для ночлега. Летом проще: можно определить на ночевку в Сарженке. В идеале, говорит Валя, надо бы сделать Happy Art House круглогодичным. Но пока даже на нынешнюю смену средства собраны не до конца.

Вообще взаимоотношения «Детей Павловска» с различными ПНИ напоминают «Облачный атлас» Тыквера-Вачовски: свобода как антитеза порядку.

«Воспитателей трясло, когда они видели, что волонтёр ест из одной тарелки с ребенком: «Да вы в своем уме?!», — рассказывает Женя. — С одной девушкой, Полиной, особенно смешно вышло. Взаимоотношения «Детей Павловска» с различными ПНИ напоминают «Облачный атлас» Тыквера-ВачовскиТвитнуть эту цитату Она обнималась с детьми и поцеловала ребенка с синдромом Дауна. Санитарка кинулась её останавливать: «Прекрати, ты же заразишься!» А Полина на это: «Не бойтесь, у меня есть прививка!»»

Благотворительные организации считают, что ПНИ в нынешнем виде существовать не должны. Необходимо изменить сам подход к людям с ограниченными возможностями. В Петербурге 15 психоневрологических интернатов, в некоторых численность постояльцев достигает 1200 человек. Губернатор Полтавченко, в июле посетивший несколько этих учреждений, остался доволен: «Персонал заботится, кормят вкусно, лечат очень хорошо», — рассказали ему обитатели. На очереди в интернаты сейчас стоят 400 петербуржцев. Полностью ликвидировать очередь губернатор пообещал к 2018 году.

Помочь благотворительной организации «Дети Павловска» можно здесь: http://takiedela.ru/topics/happy-art-house/

Фото: Алексей Лощилов для ТД
Игорь любит собирать ягоды и часами сидит в кустах смородины.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Во время обеда Сергей проводит голосование, кто что предпочитает пить. Почти все выбирают компот.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Подопечные «Детей Павловска» называют комнаты «палатами» — как в интернате.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Одна из подопечных, Соня, передвигается на инвалидной коляске.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Лиза слушает, как Соня читает вслух. Сама Лиза читать почти не умеет.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Двенадцатилетняя Катя — обычный ребенок из семьи. Её няня Катерина, которая также работает репетитором в «Детях Павловска», время от времени привозит Катю погостить в коттедж. Катина мама не возражает.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Сейчас Соня живет в Павловском детдоме-интернате, но когда ей исполнится 18, она переедет в собственную квартиру.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Вадик любит плавать, кататься на велосипеде и Лизу, которую считает своей девушкой.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Катя постоянно ищет компанию для игр. Вадик не сопротивляется.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Саша никогда не знал родителей и, в отличие от Серёжи, никогда о них не спрашивал.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Катя отдыхает в гостиной.
Фото: Алексей Лощилов для ТД
Первого августа подопечные «Детей Павловска» ездили на благотворительный фестиваль «Антон тут рядом».

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 437 910 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: