21 августа суд рассмотрит прошение Евгении Васильевой об условно-досрочном освобождении. Ольга Романова вспомнила, как обстоят дела с прошениями об УДО у других российских осужденных

Кате Ивановой еще нет 40, она умная и красивая, у нее трое маленьких детей. Младший только ходить начал, когда Катю обвинили в экономическом преступлении и посадили в тюрьму. Катин муж тут же растворился, а её мама повредилась умом (ее можно понять). Дети остались с дедушкой. Дали Кате Ивановой 15 лет. На самом деле она не Катя и не Иванова, и настоящее имя в этой истории я скрою — потом объясню, почему. Вот её анкета из «Руси Сидящей»:

Борьба с администрацией закончилась обратным перережимом на колонию общего режимаТвитнуть эту цитату «Была осуждена по статье 159 часть 4 и статье 174 на 15 лет лишения свободы (Мошенничество в особо крупном размере и легализация средств, добытых преступным путем — О.Р.). Приговор 2009 года, кассация в июне 2010. По либерализации УК снята ст.174-я, оставшийся срок восемь лет шесть месяцев. Вину по 159-й признала, иск выплачивает. В июне 2010 была этапирована в ИК-6 поселка Шахово Орловской области. Через два года удалось перережимиться на колонию-поселение. В январе 2013 прибыла в КП-47 республики Коми поселка Едва. Руководство обещало УДО, если отремонтирует спортзал, общежития и т.п. Отремонтировала, на УДО не отпустили, вместо этого подбросили телефон. Перевели на пресс-хату. Борьба с администрацией закончилась обратным перережимом на колонию общего режима. Осенью 2014 года была этапирована в ИК-6 поселка Шахово. В мае 2015 года Кромской суд Орловской области удовлетворил ходатайство об отсрочке наказания по статье 82 УК РФ до достижения детьми 14-летнего возраста. Прокуратура проспала срок обжалования, обжаловала задним числом. Суд все проглотил. Апелляция отменила решение суда первой инстанции. Ни по статье 82-й, ни по УДО выйти не может шесть с половиной лет».

Трое детей растут без матери. Скоро у Кати очередная попытка УДО — как раз поэтому я не могу рисковать и называть её фамилию. Я знаю, что вы сейчас скажете: надо привлекать внимание общественности, надо писать петицию, это безобразие, нельзя молчать! Я согласна. Знаете, сколько в «Руси Сидящей» таких женщин? Несколько тысяч. И мы не можем подвергать их опасности. Именно опасности и смертельному риску, потому что такова российская тюрьма. Пусть Катя попытается еще раз выйти к своим детям.

А вот мужчины в этом тексте будут с реальными фамилиями. Это их ответственное решение, принятое вместе с семьями.

Виктор Вашкреба и его жена Таня тоже растят троих детей. Виктор попал в тюрьму — с приговором не спорит, был грех разбоя, но он очень старается добиться УДО. Что для этого он сделал:

1. Получил полное среднее образование.

2. Закончил ПУ № 11 по профессии «Машинист котельных установок».

3. С первых дней прибытия в исправительную колонию был трудоустроен в швейный цех в качестве швеи-моториста, чуть позже переведён в котельную промышленной зоны в качестве машиниста котельных установок в связи с окончанием ПУ № 11.

4. За примерное поведение переведён на облегчённые условия содержания.

5. Со стороны администрации неоднократно поощрялся.

6. Принимал активное участие во всех мероприятиях, организованных воспитательным отделом ИК-20.

7. Полностью признал вину и раскаялся в содеянном.

8. Полностью погасил гражданский иск.

В деле имеется справка с последнего места работы о том, что руководство готово взять Вашкребу Виктора Александровича обратно.

И вот Виктор подаёт ходатайство на УДО. Пишет жена Таня: «Администрацией учреждения данное ходатайство было поддержано и подготовлена соответствующая характеристика. Сотрудники администрации ФКУ ИК-20, поддержавшие ходатайство, лично знают моего мужа, знают его отношение к совершенному преступлению и во время суда подтвердили его исправление. Однако судья Устюженского районного суда Вологодской области Копылова Н.В. вынесла постановление, в котором было отказано в условно-досрочном освобождении — учитывая доводы прокурора. Чем руководствовалась судья Копылова Н.В., мне не понятно, она не могла сделать объективный вывод в отношении моего мужа, так как ни разу его не видела, а видела лишь личное дело с положительными характеристиками. Никогда не видел его и прокурор».

А вот история осужденного Игоря Капитонова. Приговором осужден на 16 лет лишения свободы, начало срока отбывания 11.02.2001, конец срока — 10.02.2017. Отбывает срок в ФКУ ЛИУ-3 УФСИН России по Тверской области (деревня Михайловское).

В характеристике колонии-поселения говорится, что Игорь Викторович «к труду и к работе без оплаты труда относится добросовестно, прилежно работает в течение всего дня, отказов от работы не имеет. Участвует в кружковой работе, кровать оформляет по установленному образцу, прикроватную тумбочку содержит в опрятности, имеет 11 поощрений». Социальных связей Игорь Викторович не утратил: и жена его ждет, и сын 22 лет, и дом есть, да и такой мастеровой мужик работу себе найдет. И портной, и плотник.

Почти два года — с июля 2013 по февраль 2015 года — служил Игорь Викторович пожарным при ИК. Имеет 14 боевых выездов, спас огромное количество имущества: и магазин, и склад, и целую деревню. За это глава Валдайского сельского поселения за своей личной подписью написал благодарственное письмо.

А на суде по рассмотрению ходатайства Игоря Викторовича об условно-досрочном освобождении (кстати, это и не освобождение вовсе, а замена одного наказания другим, более мягким) представитель колонии говорит на голубом глазу: «Работником бани он у нас записан».

Из протокола судебного заседания:

«На вопрос осужденного Капитонова Игоря Викторовича: «Почему в характеристике, представленной на меня администрацией учреждения ЛИУ-3 не отражено, что я, отбывая наказание в ЛИУ-3, полтора года проработал пожарным, имею 14 боевых выездов на место тушения пожара, за что был поощрен благодарственным письмом главой Валдайского сельского поселения?» представитель учреждения ЛИУ-3 Шавленок С. Н. заявил: «Вы трудоустроены рабочим по обслуживанию бани, и комиссия не сочла нужным отображать иную трудовую деятельность». Вопросов больше не имелось».

Это у суда не имелось, а у родственников Игоря Викторовича и у него самого еще как имеются. Что же получается? Рисковать жизнью, спасать людей, их имущество, добросовестно относится к бесплатному труду — это не считается? Представителю колонии и соврать не стыдно, а зэк — раб, он и есть раб. Вот такая социальная справедливость получается.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!