Не стоит жалеть денег, если ты можешь помочь человеку зажечь свечу в темноте собственной жизни. Без тебя он этого не сделает. «Ваш собеседник» — это журнал для тех, кто не может ни видеть, ни слышать, ни говорить

Для того, чтобы научиться читать с ладони буквы, которыми мы пользуемся, им нужны годы. И овладеть этим величайшим для них искусством могут не все. Дверь в мир для слепоглухих крохотная, открывается тяжело и не каждому. Если выучишься, то собственная ладонь, на которой кто-то другой будет писать, окажется равна умению общаться. И еще брайлевское чтение. Только специальные издания и помощь извне могут соединить этих людей с миром.

Среди пожизненно приговоренных без преступления людей не многие в силах оказаться сильнее обстоятельств. Возможно, самый известный у нас – Александр Васильевич Суворов, написавший о себе: «Пусть не слышу, не вижу, — не смирюсь, не стерплю. Жизнь, тебя ненавижу, потому что люблю».

О Суворове слышали многие: публицист, поэт, слепоглухой, сумевший стать доктором психологических наук.

Возможно, самое важное, что делает Суворов сегодня – это пытается взбодрить, дать какую-то надежду тем, кого судьба сковала похожими обстоятельствами. Прошлым летом, описывая свою поездку в климовский интернат, где живут взрослые слепоглухие, Александр Васильевич тревожился: люди на грани личностной смерти, которая может наступить куда раньше физической, – их связь с внешним миром становится все более и более мизерной. Маленькую брайлевскую библиотеку они перечитали по многу раз, а никаких новых, тем более периодических изданий, для них нет. Выучились разговаривать через написанное пальцем на ладони далеко не все…  «Ничего себе смысл жизни — ждать смерти!» — восклицал Суворов.

Небольшие усилия нужны от всех насТвитнуть эту цитату Даже трудно представить, какие небольшие усилия нужны от всех нас, чтобы дать этим людям, как и другим, зажатым в тиски тех же обстоятельств, хоть маленькую, но надежную связь с миром да и между собой – свой журнал. Нет, пожалуй, издания в стране, чья задача была бы так проста и высока, как у «Вашего собеседника», который собрались делать люди, чьи недуги дают им ясное понимание, что и для кого они пишут.

Человек, в которого верят; человек, оказавшийся в кругу общения и надежды, способен на многое. Одним из моих первых учителей в журналистике был Леонид Миронович Золотарёв – заведующий отделом промышленности одесской газеты «Черноморская коммуна». Через минуту после того, как я впервые вошел к нему в кабинет, с диким надрывом заорал телефонный аппарат, и тут же замигала прикрученная к нему лампочка. Золотарев родился почти глухим, но, боже мой, как же он бился против недуга и как не давал другим шанса пожалеть его или сделать поблажку! Он был веселейшим одесским жителем, знавшим, наверное, тысячу анекдотов, не меньше ста из которых были о глухих. Однажды, к слову, он показал мне потертую бумажку, которая оказалась справкой НКВД города Курган. В ней начальник этого учреждения удостоверял, что тов. Золотарёв Л.М. не является немецким шпионом.

Золотарёв Л.М. не является немецким шпиономТвитнуть эту цитату Дело было в том, что не призванный в армию Леня Золотарёв оказался с родителями в эвакуации как раз в Кургане. У него был один из первых в Одессе слуховых аппаратов, который представлял из себя наушник со шнуром, шедшим к висящим на поясе массивным батареям питания. Золотарёв был аккуратно одет и выглядел точь-в-точь, как немецкий шпион с плакатов, призывавших бороться с проникшими в наш тыл врагами. После двадцатого неверного задержания на улице бдительными курганцами начальник НКВД и выдал ему знаменитую справку.

Трудно было даже представить, сколько препятствий преодолел этот человек, закончив университет и работая журналистом, но люди вокруг, друзья, его собственная вера в себя и характер позволили ему прожить жизнь, будто глухоты и не было.

Говорят, что журналисты торгуют плохими новостями, а реклама – хорошими. У нас всех есть шанс помочь рублём выходу журнала, который сам по себе станет прекрасной долгожданной новостью для очень непросто существующих людей. Часть тиража планируется печатать брайлевским методом, часть – обычным для тех, кто хотя бы частично сохранил зрение.

Подозреваю, что у общественного милосердия есть свои индикаторы. Для меня, как для журналиста, выход журнала для слепоглухих стал бы очень важным показателем состояния наших душ. И это тот случай, когда власть не при чем, все в наших руках.