Маркус, жонглирующий рыбой

Иллюстрация: Маркус Мартинович

3 сентября в галерее Zeppelin откроется благотворительный проект Маркуса Мартиновича, 9-летнего мальчика с аутизмом. Часть средств, собранных от продажи картин, будут переданы в Фонд Гоши Куценко «Шаг вместе»

Наталья, мама Маркуса:

Аутизм — один из диагнозов в длинном списке. В три месяца у Маркуса нашли эпилепсию, с которой мы до сих пор боремся. Сначала отставание в развитии связывали с ней, и только к пяти годам стало очевидно, что у Маркуса аутизм. Когда мы узнали, то очень обрадовались, потому что врачи подозревали синдром Веста — тяжелую форму эпилепсии, при которой дети не могут читать, говорить по-английски или рисовать.

Я много читала об аутизме, и это позволило мне наконец понять своего сына.Если он не реагирует на мои просьбы — это не издевательство, а его особенность. Я поняла, почему он чего-то боится, стесняется или делает не так, как все остальные. Аутизм невозможно вылечить, но можно научиться с ним жить.

Первые отличия в поведении были заметны еще в детском саду. Маркус очень добрый и беззащитный, он никогда не пытался драться за игрушки — сразу их отдавал. Он играет предметно, не умеет придумывать сюжет. У нас удовольствие от игры — победить, у него — поучаствовать. Например, играем в настольную игру, он бросает кубик и ходит фишкой назад. Я пытаюсь еще раз объяснить правила:

— Маркус, надо ходить фишкой вперед.
— Зачем?
— Ты сможешь быстрее дойти до финиша!
— И что? Мне нравится эта игра, и сейчас я хочу сходить назад.

Маркусу многое сложно понять. Зачем мы всегда здороваемся? Если ему нужно поговорить с человеком, он подходит и разговаривает. Когда ему не нужно с этим человеком общаться, то какой смысл что-то говорить? Приходится постоянно повторять, что это вежливость и традиции. Или зачем здороваться правой рукой, если левая рука ближе к левой руке собеседника? Зачем вообще лишний раз пожимать руку, если можно просто сказать «привет?» Через него я поняла, как много в нашей жизни абсурда, как мы любим создавать глупые правила.

До шести лет у Маркуса интереса к рисованию не было. Я часто рисую дома, и в какой-то момент он попросил у меня бумагу и акрил. Честно сказать, мне стало жалко ценный материал — думала, что он все испортит. Он сказал, что я буду ему позировать. Я согласилась и спросила, что он рисует. «Я рисую тень матери в окне». Это был шок: первый раз рисует, и сразу такой сюжет.

Маркус рисует

Маркусу глубоко безразлично, что мы думаем о его картинах. Ему нравится момент рождения идеи. Он очень долго ее обдумывает. Маркус любит примерять на себя образы чужих людей. Например, если вдруг понравится ему Собянин, он придет домой, наденет светлый костюм, приподнимет волосы наверх, прищурится и сфотографирует себя. И уже потом, возможно, напишет картину «Маркус в роли Собянина, пускающий лебедей» или что-то подобное.

Он рисует не ради удовольствия, а только когда есть идея. Может рисовать каждый день, а потом месяц не брать в руки кисточку. Пока он рисует, я должна находиться рядом, даже отойти на кухню не могу, — будто он чего-то боится. Я выступаю в роли ассистента: по его просьбе смешиваю краски или прорисовываю мелкие детали. Я — кисточка на пульте управления, и мне строго запрещено заниматься самодеятельностью.

Маркус любит ходить в галереи современного искусства, особенно ему нравится видеоарт. Он всегда встает в луч проектора и чувствует себя частью этого. Конечно, как и большинству аутистов, Маркусу некомфортно среди людей. Но я хочу показать ему, что быть в обществе может быть интересно. Вернисажи своих выставок он переносит не очень хорошо. Со всеми здоровается и минут через двадцать уходит в соседнее помещение с планшетом.

«Тень матери в окне»
Первая работа Маркуса, продублированная на холст. До этого он никогда не рисовал даже карандашом. Внезапно он попросил мольберт, акрил и бумагу, попросил маму позировать и нарисовал тень.
«Маркус, лежащий на черном диване с новым растущим зубом»
«Мама в луче света», «Маркус в луче света».
Этот диптих Маркус рисовал в темноте, подсвечивая маму фонариком.
«Маркус в роли Офелии»
Маркусу очень нравится картина Миллеса «Офелия». Он постоянно фотографирует кукол в ванной — в воде и цветах. И решил нарисовать себя в роли Офелии.
Слева: «Маркус, жонглирующий рыбой»
Справа: «Автопортрет с бубном»
Маркус попросил сфотографировать себя, танцующим в темноте с бубном. Фотография оказалась смазанной из-за слабого освещения. И Маркус решил написать смазанный автопортрет.

««

«Космическая капсула в Казахстане»
«Маркус, целующий мамину руку»
У Маркуса и его мамы есть традиция: во время прогулки без причины целовать друг другу руки.
Слева: «Маркус в гортензиях».
Справа: «Тень художника и матери на весенней земле»
«Маркус, лежащий в коробочке, как Ленин»
Однажды в Ганновере на выставке Ильи Кабакова можно было лечь на большую кровать, слушать звуки природы и мечтать. Маркус попросил сфотографировать его, чтобы потом нарисовать себя в положении «Ленина в коробочке»
«Маркуса тошнит после отравления под песню Illuminate LUUUL, а мама его гладит»
Слева: «Маркус закрывает лицо рукой с носком».
Справа: «Не стой на моем японце!»
После одного из противосудорожных лекарств у Маркуса начались мощные галлюцинации. Три дня подряд ему казалось, что рядом с его кроватью лежит японец, на которого наступают родственники.
«Натюрморт со знаками»
Триптих «Рождение мяса»: «Рождение Ультрамаринового мяса», «Рождение мяса», «Рождение Утреннего мяса».
Мама спросила у Маркуса, откуда берется мясо. Он ответил, что из ракушки: «Помнишь, у Боттичелли Венера рождается из ракушки. Так разве, если она родила Венеру, она не родит просто мясо?»
«Маркус с закрытыми ушами»
У людей с аутизмом более тонкий слух, чем у всех остальных. Можно часто видеть, как Маркус закрывает уши, стараясь спастись от навязчивых звуков.
Слева: «Маркус в роли Манфреда Бернера ест малину, и она падает прямо на его футболку».
Справа: «Маркус в роли Манфреда Бернера парит во мраке»
В больнице Маркус увидел фото старенького медбрата, который уже ушел на пенсию, и он ему так понравился, что Маркус стал иногда рисовать себе бороду. А потом перед зеркалом написал эту работу.
«Маркус голышом сидит на черном чемодане в дверном проеме»
К моменту написания этой работы Маркус уже несколько месяцев находился в немецкой клинике.
Слева: «Ромео и Джульетта» (Маркус и Наташа Шперлинг)
По словам Маркуса, Ромео грустный, потому что знает, чем все закончится.
Справа: «Бабочка мною гордится»  Папе Маркуса приходилось очень много работать, и у него не получалось приехать. А Маркус все рисовал и повторял: «Вот папочка приедет, и так будет мною гордиться». После нескольких картин, Маркус понял, что сможет увидеть папу только дома, и сказал: «Ладно, нарисую бабочку. Пусть хоть бабочка мною гордится».

 

 

 

 

 

 

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 679 661 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: