Клоуны среднего звена

В Вологде больничными клоунами работают инженеры, рекламщики, менеджеры и юристы. Фотограф Алексей Курбатов спросил этих людей, зачем им такая работа

Больничная клоунада возникла в конце восьмидесятых годов в США, а в 2005 году пришла и в Россию. Клоуны помогают детям и их родственникам справиться с госпитализацией и преодолеть тяжелые последствия долгого лечения. В Москве клоунами чаще всего становятся актеры и люди из театрального круга, в Вологде — менеджеры, юристы, рекламщики — то есть обычные люди, прошедшие подготовку и впервые для себя примерившие костюм и красный нос.

Василиса «Базязя»

Менеджер отдела рекламы, 28 лет

У меня совпали и желание помогать, и педагогическое образование, и волонтерский опыт, и опыт работы с детьми. Я сама в детстве лежала в больницах и знаю, что это очень грустно, особенно если долго, а родня в другом городе. 
Сначала было психологически тяжело выходить и видеть больных детей, но у нас есть нос, есть костюм, и когда мы переодеваемся, все остальное остается где-то далеко. Мы видим реакцию детей, и за это можно жизнь отдать, как в песне поется.

Фото: Алексей Курбатов

Екатерина «Винтик»

Инженер-проектировщик, 26 лет

Счастливый человек лечится быстрее. Тяжело видеть четырехлетнего малыша, который всю жизнь провел в больнице. Когда приходят клоуны, он попадает в совершенно другой, веселый мир. 
Пока я училась, я не могла представить, как это будет в реальности. Я думала, мы будем разыгрывать сценки, а дети — смотреть. Все оказалось по-другому: ты находишься в реальном контакте с ребенком, ты уже не актер, ты не играешь.

Фото: Алексей Курбатов

Юлия «Забава»

Менеджер рекламного отдела, 33 года

Я представила себе картину: маленький человек лежит в больнице и не видит ничего, кроме больничных процедур. Поняла, что у меня хватит внутренней энергии для такой работы. И уже пройдя подготовку и тренинги, придя к детям, я стала собой.
 Я сама придумываю шутки, загадки и уже скучаю по ним, еле могу дожить неделю до следующей встречи. Они ждут меня, и я иду снова и снова — для их радости, улыбок, иногда просто ради взгляда.

Фото: Алексей Курбатов

Анна «Наша»

Менеджер, 28 лет

Я сама лежала в больнице с ребенком и знаю, каково это: скука, не знаешь куда себя девать, да еще нервничаешь и переживаешь. Есть родители, которые чуть ли не живут в больнице — например, в раковом отделении. У них рвутся все социальные связи. Поэтому для них очень важно общение, друзья. Я всегда разговариваю с ними, интересуюсь, как дела. 
Поначалу я думала, что будет тяжело, что буду жалеть детей, но этого нет. Я играю и общаюсь с ними, как с обычными детьми. Когда ребенок впервые улыбнется, когда ты вовлечешь его в игру, это не передать, как здорово.

Фото: Алексей Курбатов

Елена «Живчик»

Юрист, 37 лет

Когда-то давно я видела больничного клоуна в фильме, и мне это очень понравилось. Я вообще юморной человек, мне хорошо удается веселить, смешить. 
Смехотерапия ведь лечит: если человек счастлив, то и лечение лучше идет. Те дети, которые лежат давно, ждут нас и знают по именам, приходишь — сразу берут за руку. А когда ты чувствуешь, что нужен, это стимулирует заниматься дальше.

Фото: Алексей Курбатов

Тамара «Клёпа»

Графический дизайнер, 33 года

Я всегда помогала то со сбором средств для раковых больных, то деньгами, то щенков на передержку брала. А потом так сложилось, что пошла в клоуны. И осталась. 
Наша задача не обязательно вовлечь детей, чтобы они начали плясать. Наша задача — отвлечь их от боли и процедур. Даже дети после операции, которые лежат и которым больно, косятся на нас, когда мы занимаемся рядом. Им уже интересно, и они уже не так зациклены на своей боли.

Фото: Алексей Курбатов

Александр «Шляпник»

Фельдшер, 24 года

Мотив — помогать, делать добро. Когда у нас была подготовка, репетиции, я приходил домой воодушевленный, заряженный, на позитиве. А когда мы стали ходить к детям, стал возвращаться выжатый как лимон. Все свои возможности и силы я отдаю детям, и это очень непросто. Но хоть и устаю, я прихожу снова и снова — потому что делаю объективно хорошее дело.

Фото: Алексей Курбатов

Анна «Манюня»

Телеведущая, 24 года

Я видела кучу объявлений в соцсетях о сборе средств на операцию, на помощь детям. Я понимала, что деньгами помочь не смогу, поэтому нужно стараться помочь делом.
 Дети абсолютно искренние: если ты неудачно пошутил, могут и помидорами закидать, будь они под рукой. Но если пошутил классно, то смех, разносящийся на пол-отделения, заряжает внутренне, и хочется дальше работать.

Фото: Алексей Курбатов

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 478 387 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: