Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Жизнь останавливается»

Фото: Андрей Любимов для ТД

Ольга, мама 11-летнего Вани Плотникова, подключенного к аппарату искусственного дыхания, рассказала, как они пытаются выжить в оставшемся без электричества Севастополе

Ольга, мама 11-летнего Вани Плотникова, подключенного к аппарату искусственного дыхания, рассказала, как они пытаются выжить в оставшемся без электричества Севастополе. Ей приходилось говорить быстро и коротко, со связью в Крыму тоже перебои, и надо экономить батарейку телефона, — подзарядить его почти негде, а все, какое есть электричество, уходит на аппарат ИВЛ, без которого ребенок не может дышать.

Иван Плотников и его семья. Севастополь
Фото: Андрей Любимов для ТД

«Моему сыну 11 лет, у него спинальная мышечная атрофия Верднига-Гоффмана. Он не может дышать самостоятельно и находится на искусственном дыхании, на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ). До того, как у нас появился этот аппарат, сын лежал в реанимации, сейчас мы уже три месяца дома. Естественно, этот аппарат работает от электричества. Свет в Севастополе отключают на 16–17 часов в сутки. За трое суток мы уже смогли уловить кое-какие закономерности: отключают свет примерно на шесть часов (сначала было на пять, теперь дольше), потом включают на полтора-три часа. В аппарате ИВЛ есть аккумуляторы,  максимальное время их работы — семь часов подряд. Второй аппарат, без которого мы не можем обойтись — это хирургический отсасыватель. Его хватает всего на полчаса бесперерывной работы, но сама процедура занимает пару минут. Таким образом, мы его можем использовать без подзарядки четыре-пять часов. Но за то время, на которое дают электричество, аккумуляторы наших аппаратов не успевают полностью зарядиться. Поэтому, если, не дай Бог, ребенку нужно будет чаще санироваться, или, если свет отключат не на шесть, а на семь часов, то у нас закончатся запасы энергии в батареях, и ребенок не сможет дышать. Неудивительно, что мы, мягко говоря, находимся в очень неспокойной ситуации.

Иван Плотников и его семья. Севастополь
Фото: Андрей Любимов для ТД

Если в такой момент закончится заряд у батарей, и не будет электричества, то не факт, что мы успеем его спастиТвитнуть эту цитату Мы никогда не знаем точно, на какое время выключат свет, на сколько его включат, успеем ли мы зарядить аппаратуру, и хватит ли этого заряда, поэтому мы стараемся минимально расходовать батареи. Ваня не постоянно находится на аппарате, иногда он может дышать сам. Но его дыхание настолько слабое (если обычно человек использует 100% своих легких, то Ваня — только 20%), что долго дышать сам он не может. Обычно мы иногда отключаем аппарат, это нужно для тренировки легких, чтобы у него как можно дольше сохранялась способность самостоятельного дыхания, и он не терял этот навык. Сейчас нам приходится делать это чаще. Большую часть суток все же он дышит при помощи аппарата. Но бывают моменты, когда идет какой-то спазм, и он совсем не может сам вздохнуть, ему не хватает сил, тогда без аппарата обойтись невозможно. Это-то и страшно: если в такой момент закончится заряд у батарей, и не будет электричества, то не факт, что мы успеем его спасти.

Иван Плотников и его семья. Севастополь
Фото: Андрей Любимов для ТД

Если электричество отключат совсем надолго, — единственный вариант, который у нас есть, — это реанимация. В реанимации есть автономные источники энергии. Но я не знаю, что там сейчас творится. Детская реанимация у нас в городе одна, и, когда мы там лежали, она была забита под завязку. Поэтому я не знаю, куда они нас примут, положат или не положат. Скорее всего, они не могут нас не принять, но что будет в реальности, я сказать затрудняюсь.

Не знаю, что мы можем делать и кому писать. Вероятно, можно кому-то объяснить нашу ситуацию, подать заявку на что-то, но за пару дней никто на нее не обратит внимание, ответить они обязаны в течение 30 дней, так что никакие заявки нас не спасут. Такие вещи решаются месяцами. Кроме того, я сейчас ни на минуту не могу отойти от ребенка, а за те полтора часа, на которые включают электричество, мы пытаемся успеть пополнить запасы воды, зарядить телефон и все аккумуляторы для медицинской техники.

Иван Плотников и его семья. Севастополь
Фото: Андрей Любимов для ТД

Никакой точной информации у нас нет. Сначала нам обещали, что максимальное время отключения электричества будет три часа в сутки, а получается, что света нет по 16 часов. Сначала говорили, что должны все починить за одну-две недели, теперь мы уже чаще слышим, что такая ситуация продлится до конца декабря. Те, кто бывают в городе, говорят, что люди скупают топливо и продукты, заливают канистры бензина, вывозят полные машины продуктов. Магазины, у которых нет своих генераторов, ничего не продают, на прилавках остались только продукты долгого хранения. Все пытаются запастись водой. Жизнь в городе останавливается».

Фонд «Вера» сегодня отправляет в Севастополь еще один генератор для 11-летнего Вани и свечи (темнеет сейчас рано, генератора на всю квартиру не хватает, а свечи, фонарики и батарейки в магазинах Крыма тут же раскупили).

Из-за перебоев с электроэнергией в крымских магазинах сейчас дефицит батареек, светильников и свечей. Поэтому фонд «Вера» объявил сбор фонарей и свечей, которые направятся тяжелобольным детям в Крым. Кроме того, представители фонда просят приносить влажные салфетки без запаха, пеленки впитывающие и подгузники разных размеров.

Все предметы можно привезти в будни с 24 ноября до 4 декабря с девяти до 20 часов в офис фонда «Вера» по адресу: Ленинградский проспект, д. 47, стр. 2 (м. Аэропорт), заранее предупредив представителя фонда Артема Шалимова: +7 (905) 583-77-32, artem@hospicefund. ru.

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 478 053 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 787 158 r Нужно 1 198 780 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 806 854 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 426 101 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 662 191 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 506 251 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
824 554 410 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Иван Плотников и его семья. г. Севастополь фото: Андрей Любимов для ТД

Фото: Андрей Любимов для ТД
0 из 0

>

Фото: Андрей Любимов для ТД
0 из 0

>

Фото: Андрей Любимов для ТД
0 из 0

>

Фото: Андрей Любимов для ТД
0 из 0

>

Фото: Андрей Любимов для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: