«Есть вещи поважнее страха»

Фото: Sergey Ponomarev/AP/TACC

Семейный психотерапевт и руководитель магистерской программы по Системной семейной психотерапии НИУ ВШЭ Анна Варга — о том, как не поддаваться панике и не испытывать постоянный страх

— Как не поддаваться панике в условиях распространения информации о готовящихся терактах?

— В нашей стране тревога и страх связаны не только с террористами. В России в принципе очень высокий уровень тревоги, — давно, у всех и по разным поводам. Нас регулярно запугивают подбором новостей. Это стало нормой общественной психологии, люди всегда чем-либо встревожены. Новости — рупор, один из важнейших механизмов внутренней политики, способ управления массовым сознанием, формирующий страх и образ врага.

Новости — рупор, формирующий страх и образ врагаТвитнуть эту цитату Мне кажется, что во Франции, в Англии и других европейских странах, где все-таки люди живут несколько иначе, это вызвало действительно сильную волну паники, потому что у них гораздо меньше страха на бытовом уровне. А у нас теракты воспринимаются примерно так: «Ну хорошо, будем еще и этого бояться». Угроза терактов не приводит к тому, что все собирают чемоданы и едут в дальнюю деревню, тем более что в маленьких странах территориально деваться некуда. Что теперь — не жить? В Израиле теракты происходят постоянно, но люди продолжают ходить в магазины, в рестораны и на концерты. Они продолжают жить.

— А как перестать испытывать постоянный страх, например, из-за угрозы терактов ?

— Не бывает постоянного острого страха, он перерастает в фоновую тревогу. Есть такой закон Йеркса-Додсона, описывающий соотношение силы и длительности психических процессов: если мы испытываем сильную эмоцию, то, как правило, она не длится долго. Так что, если даже возникнет сильный страх, вскоре он преобразуется.

Анна ВаргаФото: Борис Жарков для БГ

Страх — абсолютно человеческое чувство, его не выбирают. Наш эмоциональный мир довольно архаичный. Да, мы боимся, но эмоции не поддаются контролю: сейчас я боюсь, но вот через час больше не буду бояться. Механизм другой: я боюсь, но что я делаю кроме этого? Нельзя запретить себе бояться, но делать что-то помимо этого — можно и нужно. Временами изменить ситуацию мы не способны, избавиться от страха тоже. Но зато в наших силах переключаться и делать что-то более осмысленное, чем жить собственным страхом.

На самом деле, очень небольшое количество людей реально начинает менять свою жизнь в связи с угрозами. Такое случается зачастую не с людьми, ставшими свидетелями или даже участниками травмирующих событий, а с теми, кто услышал о трагедии по телевизору, радио или прочитал в новостях. Их испуг начинает развиваться в фобию.

— Что делать с растущим чувством тревоги? Перестать читать новости и социальные сети?

— Это глупое решение, и оно не приведет ни к чему. Мозг 90% времени тратит на обоснование наших чувств, и только 10% уходит на решение жизненных или профессиональных задач. Если люди понимают и отдают себе отчет в том, что они чувствуют, тогда они могут по-разному обойтись со своими эмоциями и тревожными чувствами. Мы же все в одинаковой ситуации: все смертны и большинство из нас не знает, когда умрет. Но мы живем так, будто бы мы бессмертны.

Люди дрожат, боятся и думают: «Лишь бы не было войны!»Твитнуть эту цитату В последнее время уровень общей тревоги в нашей стране очень вырос. Все это выгодно правительству и активно педалируется. Люди дрожат, боятся и думают: «Лишь бы не было войны!». В стране экономическая разруха и политическая импотенция, ну вот, на чем держаться? Значит, надо продолжать пугать и порождать врагов со всех сторон, чтобы любое событие воспринималось с благодарностью: спасибо, что именно так, а не хуже. Людям остается заниматься личным выживанием.

В общем-то, тревога — довольно бессмысленная вещь. Время, в котором мы живем, — это время тяжелого цивилизационного конфликта. Нельзя бросать свою жизнь под ноги страху и тревоге. Мы должны осознать реальность и научиться с ней жить.

— Может ли длительное состояние тревоги негативно сказаться на здоровье?

— Безусловно оно и сказывается. Продолжительность жизни россиян низкая не только из-за плохой медицины. Еще и потому, что психологическая ситуация очень дискомфортная. Люди предпочитают избавляться от страха с помощью алкоголя. И это правда работает какое-то время. Но потом начинается алкоголизация, а за ней колоссальное количество смертей и самоубийств от пьянства. Женщина в этом смысле в лучшем положении, потому что течение ее жизни довольно часто связано с детьми и какими-то обязанностями. Хочешь ты или нет, но надо накормить, одеть, отвести в детский сад и т.д.

Фото: Peter Dejong/AP/ТАСС
15 ноября, Париж. Уличная паника после взрыва петарды

Как правило, если человек очень долго тревожится и чувствует свое бессилие, не может отвлечься от этих мыслей, он начинает болеть депрессией. А там, где депрессия, идет снижение иммунитета и куча побочных болезней. Для здоровья это, безусловно, плохо, но в нашей ситуации неизбежно. Потому что мы занимаемся ежедневным выживанием и преодолением проблем.

— Как этого избежать?

Это уже вопрос ментальности. По сравнению с другими обществами, которые берут начало от Римской империи, мы очень молодое общество. И в какой-то степени у нас до сих пор феодальное сознание. Что с этим делать, я не знаю. Процесс не ускоряется. Если согнать девять беременных женщин в одну комнату, то за месяц они все равно не родят. Многие люди не очень задумываются, что есть вещи существеннее их переживаний и потребностейТвитнуть эту цитату Если человек пытается ориентироваться не на поиск сиюминутного комфорта, а на выстраивание своей жизни в связи с какими-то принципами, которые он сам уважает, его тревога уменьшается. Но для этого нужно немножко поменять свое сознание. Многие люди не очень задумываются, что есть вещи существеннее их переживаний и потребностей.

Если люди испытывают сострадание, переживают не меньшее горе, чем участники трагедии, это говорит о них только с положительной стороны. Слезы и горе — нормальная, естественная и достойная реакция. Теракт в Париже — событие, которое должно вызывать подобные эмоции. Чем больше мы сострадаем, тем больше у нас душевных сил.

— Почему реакция на трагедии вызывает агрессию?

— Агрессия — одно из следствий тревожного состояния. Глупо пытаться эту агрессию, к примеру, направлять на людей другой веры или убеждений. Это только ухудшает положение общества. Делает его более жестоким. Агрессия порождает агрессию. Будем надеяться, что эта агрессия выльется в проклятие Вселенной, и на этом люди успокоятся. Если говорить о терактах — это не обычная война. Здесь нет линии фронта и понятного врага. Куда мы с агрессией? В данном контексте это лишь бессмысленный всплеск эмоций. На кого злиться? Это война цивилизаций, а не отдельных людей.

— Каким образом можно позаботиться о своем психологическом и эмоциональном состоянии в ситуации, когда вокруг столько негативной информации?

— Есть вещи поважнее страха: любовь к близким, забота о близких, помощь другим людям, творчество в самом широком смысле слова, — все то, что делает жизнь осмысленной, помогает бороться с негативной информацией. Там, где плохо, нужно вокруг себя сделать хорошо, и будет легче.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 899 197 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: