Сумеречная зона

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Что лучше — месяц в сумасшедшем доме или год в армии? Молодые, здоровые люди, попавшие в психдиспансер, делятся личным опытом

Кирилл

«Я не болею патриотизмом»

Я изначально не планировал идти в армию. Конечно, не думал, что отмазываться придется именно в психушке. Так вышло. Я, как любой восемнадцатилетний парень, гулял, пил, веселился, но при этом был абсолютно здоров, поэтому косить по этой причине не получалось. Другого выхода кроме психушки я просто не нашел. Когда пришло время явиться на призывной пункт, я уже все спланировал. Встал с утра пораньше, выдул несколько алкогольных коктейлей, захмелел довольно сильно. Ну, тут и начался полный курс откоса от армии. Сначала направили к наркологу, тот, естественно, стал спрашивать, как давно я пью, сколько литров в день и так далее. Потом осмотр психиатра, написание тестов с вопросами в духе: «Думаете ли вы о смерти? Хотели ли когда-нибудь покончить жизнь самоубийством?» С этими вопросами на самом деле неоднозначная ситуация. Ты вроде не врешь, но при этом не договариваешь какие-то моменты. Ну вот, например, думаете ли вы о смерти? По-моему, каждый человек когда-либо задумывался о смерти. А у врачей как, если ты не думал о смерти, значит, молодец, а вот если думал, все, значит, можно тебя паковать. После всей этой канители с вопросами я «удачно» написал тесты и поехал лечиться в психушку. Мне поставили диагноз — алкоголизм и расстройство личности в подростковом возрасте. На самом деле такой диагноз слабо влияет на дальнейшую жизнь. По крайней мере, на мою. Все боятся, что в документах это будет указано. В военном билете пишут только, что у тебя категория «В», и годен ты в случае наступления военного времени. То, что ты лежал в психушке, можно выяснить только при медицинском осмотре. Да, если ты хочешь быть юристом, психологом, тут будут проблемы, а если ты как я, творческая личность, то все эти штампы ничего не значат. Моим работодателям не важно, что у меня написано в военном билете.

Иллюстрация: Рита Черепанова

В психушке все не так страшно, как рассказывают. Тех, кто обследуется от военкомата, не пичкают таблетками. Они находятся в отдельном блоке и не лежат с полными идиотами. Моими соседями по палате были ребята из детских домов. Вот их, да, обкалывают аминазином и заставляют спать с включенным светом. Они там чаще всего оказываются из-за того, что накосячили в детдоме. Некоторые по несколько лет там лежат, их все знают. Меня положили в разгар лета. Как и все, кто от военкомата, я провел там месяц. Будни там схожи с армейскими, мне кажется. Во-первых, все по распорядку. В семь утра подъем, уборка, завтрак, дальше спать, обед, опять уборка. Потом выводят на улицу, где можно покурить, посидеть в беседке, повисеть на турниках, потом отбой. И так четыре недели подряд. За это время полностью сойти с ума невозможно, хотя, представь, весь месяц сидеть взаперти. На улицу только по расписанию. У тебя есть только блок и беседка. Единственное спасение — добровольные работы. За них все держатся, чтобы хоть как-то себя занять. В основном это посадка цветов и копание клумб во дворе.

Все гаджеты у нас отобрали. Звонить разрешали раз в неделю и то по двадцать минут. Душ раз в неделюТвитнуть эту цитату Когда я лег в психушку, народу было немного. Потом уже стали подселять ребят. Я общался в основном с музыкантами, их сразу было видно. Патлатые и с гитарами. Мне, кстати, первому разрешили взять с собой гитару. Периодически мы с ребятами рубили музыку, писали стихи. Я, можно сказать, с пользой провел там время. Качался, сочинял музыку, читал книги. А что мне еще оставалось делать? Все гаджеты у нас отобрали. Звонить разрешали раз в неделю и то по двадцать минут. Как и мыться: душ раз в неделю. Туалет вообще отдельная история. Никаких перегородок, все на виду. Там, в сортире, как и в других частях психушки, были свои законы. Их придумали парни, которые в свое время отбывали на малолетке и теперь лечились здесь. В туалете была такая тема: есть три очка, одно из них самое высокое, по идее, если ты сел на него, то считаешься «опущенным», почему, фиг знает. Та же ситуация с кранами. До высокого дотронулся — все, типа, опущенный. Поднял мыло в душе, полотенце, вот вся эта зэковская ерунда. Что касается врачей, санитаров, они тоже жили по своим правилам. Санитары вообще смотрят на тебя, как на говно. Попросишь прикурить, они держат зажигалку на уровне паха. Ладно мы, нам всего месяц терпеть. Жалко было детдомовских детей. Их там называют «забобренные», «нафаршмаченные». Санитары с ними очень жестко обращались. Не реагировали на их просьбы, могли ударить.

Психиатр у нас был один. На весь наш «косивший» блок. Он приходил пару раз за месяц и все. Все лечение. Так что большую часть времени, как я уже говорил, мы просто слонялись туда-сюда,  выдумывая себе хоть какое-то занятие. Я, конечно, не сошел с ума, не стал дуриком, но там действительно тяжеловато. Стены давят, небо видишь только сквозь зарешеченные окна. Когда вышел, первая эмоция — радость. Радость от того, что увидел белый свет.

Все время, что я находился в психушке, меня навещала только подруга. Время свиданий там тоже ограничено. Родители у меня в другом городе живут, поэтому не приезжали. Они, конечно, считают, что лучше честно отслужить, чем месяц в дурке валяться. Но все это бред. Во мне никогда не было духа патриотизма. Кому это надо? Дело не в том, что я боюсь. Мне просто жалко потраченного времени. А так, месяц потратил, и год можно заниматься своими делами. Я объяснял родителям, что для меня важнее не упустить год, нежели почетно отдать долг родине. «Армия — школа жизни». Нет. В жизни все по-другому. Здесь надо пахать и еще раз пахать, а не бегать наперевес с автоматом и стрелять. Если бы мне пришлось вернуться назад и сделать выбор, я бы выбрал полежать в психушке еще раз. Я до сих пор не вижу себя в военной форме и ни о чем не жалею.

Константин

«Лучше отслужить, чем попасть в этот ад»

Я попал в психушку случайно. Когда мне было 18, я себе сдуру изрезал руку. На ней было около ста шрамов. Спустя неделю после этого случая меня вызвали в военкомат. Я пришел туда с забинтованной рукой, и психиатр сразу начала под меня «копать». Сначала ей тест мой не понравился, потом то, что у меня родственник суицидник, потом мои длинные волосы и пирсинг на лице. Сначала она подбивала меня под гомосексуалиста, а позже выписала направление в психдиспансер. И через пару дней я отправился в психушку.

Там было хуже, чем на зоне. Все вещи сдавались. Телефон забрали, раз в неделю разрешали звонить. Туалет открытый, душ так вообще редкость. Как такового лечения не было. Психиатр вызывал раз десять, сделал рентген, ЭКГ и все. А, еще один тест провел доктор. Расписание там как в армии. Подъем в семь утра, потом кушать, курить, можно еще почитать. Я столько за всю жизнь не прочитал, сколько в психушке! Даже псалтырь осилил.

Я столько за всю жизнь не прочитал, сколько в психушке! Даже псалтырь осилилТвитнуть эту цитату Контингент тоже тот еще. Куча гопников, наркоманы и какие-то непонятные цыгане. Однажды у меня произошел конфликт с одним наркоманом. Весь день кусались, вечером подрались в туалете. За этим делом нас поймал санитар. Меня сразу отправили в изолятор. И это было лучшее время в психушке. Комната маленькая, свободная, полы мыть удобно, и есть дверь! А полы мы мыли три раза в день. Утром, в обед и вечером. По очереди у себя в палате. Раз в неделю была генеральная. В общем, все как в армии. Также все по расписанию — и курить по расписанию, и гулять. Как-то иду курить, слышу, кто-то играет «Пожары и дожди», думаю: «Ну все, глюки начались!» Захожу в столовую и вижу там гитариста, хоть один нормальный человек оказался! Мы быстро подружились. Все время в психушке я либо с ним общался, либо на улице торчал. Там для прогулок отведена маленькая такая территория с ржавым турником, огороженная колючей проволокой.

Иллюстрация: Рита Черепанова

Единственное развлечение — смотреть на белок, которые по деревьям скачут. Еда в психушке —тоже отдельная тема. Там борщ — это нечто красноватое с горой капусты и без мяса. Каша — жидкое месиво размером с ладошку. Вот и весь рацион.

Я не знаю, можно ли за месяц в психушке сойти с ума. Но начать глючить точно можно. Когда я туда приехал, стены были мрачного желтого цвета. Через неделю мне уже казалось, что они бледные. Атмосфера угнетающая. Поначалу мне дико хотелось выпить. Первые недели сильно ломало, а потом даже привык не бухать, зубы чистить по утрам приучился. Вот и все плюсы в принципе.

Поначалу мне дико хотелось выпить, а потом даже привык не бухать, зубы чистить по утрам приучилсяТвитнуть эту цитату Вообще я считаю себя здоровым человеком, адекватным по крайней мере. Ну да, покромсал себе руку, но это так, по дурости. От армии косить я не хотел, у меня вся семья военные. Думал, что как-нибудь да отслужу. Отец, когда узнал, что меня положили, был в шоке. Приехал в военкомат даже, но ничего не смог сделать. Теперь у меня на всю жизнь диагноз — расстройство зрелой личности, детский инфантилизм и прочее. Чтобы его снять, нужно было через год после лечения пройти повторное обследование. Я не прошел, и зря. Теперь не могу получить права и разрешение на оружие. Да и когда медкнижку на работу делаю, приходится заново проходить психиатра. Единственная радость — это мне бесплатно.

Что лучше — отслужить или полежать в психушке — для меня выбор очевиден. Может, мне просто с контингентом не повезло. В палате было одно быдло, причем суровое. Представь, там куча гопоты мезозойной, а тут я. С волосами по грудь. Там мне волосы и состригли, кстати. Но история будничная. У парня из моей палаты нашли вшей, и всех нас побрили.

Если бы у меня была возможность вернуться назад и что-то изменить, я бы постарался не попадать в психушку. Пошел бы отдавать долг родине. Лучше год отслужить, чем пройти этот ад.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 438 510 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: