Норманнский вопрос

В сентябре ополченец Максим Трифонов (известный под псевдонимом Норманн) подорвался на берегу Евфрата. Что привело ветерана боев за «ДНР» и «ЛНР» в Сирию, и почему соратники до сих пор считают его живым, разбирался Дмитрий Окрест

«На природную жажду приключений и кшатрийский дух наложилось желание «вломить гадам» — выступить против Халифата, наглядно показав отношение русского национализма к выбравшимся из змеиной ямы нехристям-головорезам. В более благородные времена, о возвращении которых мечтал Норманн, это назвали бы «крестовым походом», за который отпускаются все грехи», — из эпитафии погибшему в Сирии русскому добровольцу в соцсети.

На день рождения в Сирию

26-летнего погибшего «крестоносца» в Сети знали как Максима Пересвета. Согласно информации портала «Русская весна» и украинского сайта «Миротворец», который собирает данные о противниках центральной власти, фамилия добровольца — Трифонов. Под позывным «Норманн» он воевал за «Русский мир» с весны 2014 года.

Отправившись в начале сентября на Ближний Восток, он написал в Twitter: «Местечковость хохлов — явление мерзкое, но еще более мерзко — местечковость россиян. Противно в самом деле смотреть на этот балаган. Hasta la vista, россияне, справляйтесь теперь сами».

Свой день рождения он встретил в Сирийском Курдистане, зажатом с одной стороны блокадой Турции, с другой — запрещенным в РФ «Исламским государством». Командование роты, дежурившей на этом участке, рассказало, что 22 сентября русский доброволец ехал ночью на джипе с однополчанами. Они по ошибке выехали к реке Евфрат, где подорвались на фугасе. В это время в регионе работал корреспондент Федерального агентства новостей Кирилл Романовский, прежде он вместе с подразделением Норманна отвозил грузы  в непризнанные республики. Именно ему позвонили учившиеся в СНГ курды: «Русского убили, приезжай».

«Фугасу насрать, откуда ты родом, а там этого добра на дорогах предостаточно», — говорит корреспондент ФАН. По его словам, от Норманна остались «только кусочки, обгорелые пальцы, каска, шеврон да элемент разгрузочного жилета». Несколькими днями ранее новороссийский ополченец написал в Twitter: «Знаете чем отличается ИГИЛ от укров? Для меня — ничем. И те и другие хотят убить».

«Я у мамы террорист»

Норманн учился на гуманитарном факультете Воронежского педагогического университета. С детства любил историю, особенно эпоху Гражданской войны, — всей душой ненавидел большевиков и симпатизировал белогвардейцам, за которых воевал его прадед. Мечтал работать в школе учителем истории. Слишком много субкультурщины и мало реальных дел. Для некоторых футболочки важнее своего народа Твитнуть эту цитатуСпустя несколько лет он напишет в соцсети: «Кто-то хорош в учебе, кто-то в спорте, кто-то отличный помощник родителям, кто-то верный друг. Но не я. Я у мамы #террорист».

Однако знакомые вспоминают, что он был начитанным, серьезным и даже домашним парнем. «Я был молод, юн и хотел справедливости. Смотрел ролики «Формат-18″ (осужденного нациста Максима Тесака. — прим. ТД). Футбол, околофутбол и далее, но я ушел от этого. Именно потому, что много читал. Слишком много субкультурщины и мало реальных дел. Для некоторых футболочки важнее своего народа. Нет справедливости — нет мира. В рамках правой субкультуры такие идеи застоялись. Правый движ маргинален», — рассказывал уже после начала боевых действий на Донбассе Норманн журналу «Злые русские».

Корниловец

На Юго-Восток коренастый, коротко стриженный Максим с бородкой-эспаньолкой попал еще в мае, оборонял Славянск под командованием Игоря Стрелкова-Гиркина. На завтрак — кофе и консервы. В обед — консервы. На ужин — консервы и артобстрел. «Однообразие утомляет, — пишет ополченец во «Вконтакте», где за ним наблюдают свыше двух тысяч человек. — Эта была лучшая Весна в моей жизни, и, несмотря на исход нашей авантюры, это будет лучшее Жаркое Лето #гнев #неизбежность #электричество #юность».

Затем вместе с 37-летним воронежцем Евгением Мазепиным он занялся транспортировкой грузов в мятежную Новороссию на старой «газельке», довез много «кайфовых медикаментов и экипировки», – вспоминают соратники.

Мазепин руководил в городе отделением «Народного собора». Организация прославилась протестами против концертов Мадонны и погромом в Центре Сахарова. Состоял в «Соборе» и Норманн, даже помогал организовывать на 4 ноября «Русские марши», традиционные митинги праворадикалов.
Мазепин еще и сотрудник общества ветеранов-силовиков, казачий атаман и одновременно руководитель юридической конторы. В свое время он прославился идеей запретить жениться свыше трех раз. После начала боевых действий на Украине юрист приложил руку к созданию «Русского ударного добровольческого корпуса» и «Корниловской роты».

«Снова плачу, и снова стыдно за слезы. Я не мог предположить, что это будут обманутые братья — не мусульмане, не пиндосы, а свои. Свои – обманутые, несчастные, отравленные ненавистью к России и русским», — делится Максим в эти дни сокровенным во «ВКонтакте», где прежде постил драконов, солдат вермахта, выдержки из Кафки и Айн Рэнд.

«Без селфи смысл войны утерян»

В интервью националистическому сайту Норманн признается, что во всем участвует с момента возвращения Крыма, в марте он выкладывает оттуда фото. Знакомые подтверждают, что он не раз рассказывал о своей поездке «русской весной» 2014-го и даже «говорил, что есть медалька». Позже он обнародует ведомственную награду «За возвращение Крыма» вместе с почему-то пустой наградной книжкой.

В Twitter Норманн зарегистрировался в 2012 году, — на снимках свастики, оружие, женщины и фотографии Крыма. Первая публичная запись лишь от 17 июня 2014-го: татуировка «На смерть как на праздник». Две недели спустя первый лайк. За запись: «Россия-мать, мы исполним долг. Больше ничего не остается. Лучше умереть за Родину, чем бежать как трус и потом плевать в зеркало».

Twitter активно заполняется цитатами из Библии, фразами теоретика консервативной революции Фридриха Юнгера, снимками своего АК-74 и сводками с полей: «Работают градом, под Металлистом», «Позавчера отбили атаку под Александровском». Вскоре добровольцем стали активно интересоваться девушки.

Его любовь — война. Макс просто романтический герой войныТвитнуть эту цитату «Я помогала гуманитаркой, и были мысли уехать на Донбасс. Вышла на Норманна, он позвонил сразу по «Вайберу», и я сошла с ума от его голоса. Он нереально понравился, начали общаться в день по несколько раз, я даже была влюблена, — рассказывает работающая судебным приставом Екатерина из Самары. — Я летом хотела поехать, Макс останавливал меня. Говорил, что летом будет все еще хуже. Я так хотела его увидеть, но ему не нужна была любовь. Его любовь — война. Макс просто романтический герой войны. Оружие ему нравилось, даже фото скидывал, но в основном мы о другом общались, все-таки ему не хватало женского внимания. Больше говорили на интимные темы, но в последнее время мало общались. Меня бил муж постоянно: никуда не выпускал, в Интернет не выходила».

«В разгрузке всегда ношу шоколадку «Аленка» для девушек, детей и раненых. Теперь запретили брать телефон на боевые, без селфи смысл войны утерян», — иронизирует Максим, у которого помимо мобильника был с собой и планшет. В перерывах между выездами Максим рассказывает о мемуарах Врангеля и фотографируется в униформе с темными шевронами.

Они повторяют по дизайну «Корниловскую дивизию» 1918 года — череп над перекрещенными шпагами. Снимки чередуются с портретами Николая Второго, автомата с георгиевской ленточкой и отжатыми украинскими флагами.

«Отвез гуманитарку. В Краснодар отвез раненых. Еду домой за следующей партией, устал от дороги. Пока совкодрочеры ноют, что быть фашистом плохо, я хохляцкий танк подбил: фашизм + 100500 к меткости! Как же достали местные: что совки, что неонацики, суть одна — дегенераты. «ЛНР» в политическом смысле вообще какой-то мутант. СМЕРШ, КГБ. Порой спрашиваю себя, зачем мы их защищаем?» — делился впечатлениями Максим.

Родноверы

Свидетели подтверждают, что воронежец участвовал в штурме Донецкого аэропорта, защите Луганска от ВСУ (новость-молния: «31.08: Аэропорт наш =) Всех участников поздравляю=) #ЛНР»), Дебальцевском котле, был ранен.

По данным «Миротворца», Норманн служил в Федеральной службе охраны. Однако его знакомые утверждают, что это были обычные внутренние войска: «Да, в армии, конечно, служил, — это дало нехилый опыт, потом травил забавные рассказы, пытался продвинуться по этой линии, но не поступил».

В сентябре «Корниловскую роту» после длительных проблем со снабжением реформируют в диверсионно-штурмовую разведывательную группу (ДШРГ) «Ратибор». Она действует в паре с ДШРГ «Русич» в «ЛНР»,— в обеих по несколько десятков бойцов. Теперь Норманн служит под командованием Александра «Бэтмена» Беднова.

Твиты «Жечь батальон #Азов из шмеля бесценно. Для всего остального есть мастеркард» теперь соседствуют с селфи в балаклаве и цитатами из гумилевского «Конкистадора».

На шевронах «русичей» и «ратиборов» виднелись языческие солнцевороты, но считавшего себя адептом Российской империи Максима это, кажется, не смущало. «Моя религия — русскость», — рассказывал Норманн. «Конфликтов не было. Мы, родноверы, чтим заповеди предков, как позволяет совесть и бытие, — объясняет один из его сослуживцев. — Монархисты по тем же принципам живут, но ставят во главу христианского бога и царя».

«Боюсь, от меня вы услышите плохого больше, чем хорошего. У нас был незакрытый вопрос, а о мертвых или хорошо, или никак», — ответил на вопрос о Норманне Алексей Мильчаков, руководитель «Русича», известный в прошлом неонацист. 8 ноября 2014 года после обороны Красного Луча на общем сборе «Ратибора» и «Русича»   Максим, не разрядив ствол, забыл поставить оружие на предохранитель и тремя пулями поразил 32-летнего ополченца Антона «Метиза» Бигуна. Через несколько часов тот скончался.

По слухам, сначала Максима хотели чуть ли не расстрелять, но затем вместе с бойцами в той же машине отправили в расположение «Русича». Его поместили в изолятор, это была «не какая-то ужасная камера», вспоминают соратники, — здесь содержались свои, кто проспал, кто переусердствовал с выпивкой. По делу о непредумышленном убийстве собрался народный суд. Он постановил, что от Максима должна поступить компенсация семье погибшего, вдове Ирине и 11-летнему сыну Даниле — чуть более трех миллионов рублей. В «Русиче» согласились, решив, что все по справедливости.

Возвращение в Донбасс

В новогоднюю ночь автомобиль Беднова расстреляли верные властям «ЛНР» военнослужащие. Вместе с ним были убиты несколько «русичей». ГБР оказалась деморализована, летом личный состав покинул Новороссию.

А Twitter Максима впервые с момента ареста активизировался: сначала селфи из Воронежа, затем уже из окопов, потом твиты «в #чернухино идут уличные бои. #ВСН вошли в город», «выехал на Дебальцево», «большие потери в Ратиборе. Более 40 убитых и столько же раненых. Ребятам давно не подвозили продуктов и боекомплекты». Он хотел быть вестником борьбы, вспоминают однополчане.

«Он с иронией рассказывал о своих буднях. Он называл это работой. Будни весной проходили в казарме без света, Интернета. Даже есть было нечего, но он не хотел возвращаться, несмотря ни на что. Пацаны почти все пили, чтобы снять стресс, а Максим очень редко пил, поэтому хотел снять квартиру. Родители, говорил, очень переживают, сестра младшая Маша, но они понимали Максима», — вспоминает Екатерина, с которой созванивался доброволец. После несчастного случая под Луганском он предпочел чаще находиться в соседней«ДНР».

 Проект Разгром

16 марта Норманн официально сообщает, что больше не занимается снабжением родного ДШРГ. Уже с января он сотрудничает с отрядом «Московия», который анонсирует обучение новых кадров, сбор волонтеров и организацию снабжения. «»Московия» является подразделением, смогшим объединить русских людей различных правых идеологий: от обычного консерватизма и традиционализма до фашизма и национал-социализма», — определяют они свою идеологию в соцсети.

Средний чек выглядит следующим образом — коллиматорный прицел за 2400 рублей, подсумок для гранат за 980, пехотный шлем за четыре тысячи. Также помогали госпиталю и детской больнице бинтами. В это время было много позиционных боев: «Сидим, чай пьем, а вокруг обстрелы из миномета, прям рядом мины взрываются», — позже расскажет Максим.

«»Московия» противопоставлялась эстетике батальона «Азов», их публика не вся такая радикальная и страшная, она просто клюет на субкультурщину, не особо вдумываясь в события войны. Просто многие мечтали быть пассионариями, которых ждут битвы в Европе», — рассказывает познакомившийся с Норманном в 2012 году Александр Киселев.

«В правом движе модников куча. Там только субкультура и хейтерство, — в разговоре с ТД незадолго до гибели сообщил Норманн. — Русский, воюющий за украинцев? Какой тут может быть национализм? Одно дело — бороться против Путина и режима, другое дело — русский национальный интерес в том, что Украины как страны быть не должно».

29-летний Киселев — руководитель клуба исторической реконструкции «Швабия», где одетые по-средневековому дерутся на мечах. С начала боевых действий он пытался выбить у патриотического фонда финансирование на свое подразделение.

«Решили так: Макс будет полевым командиром «Московиии», я буду штабным. Как известный ополченец он будет своей медийностью обеспечивать пиар, чтобы люди верили, что это реально. Фонд закупает гуманитарку целенаправленную, а мы доставляем. Нужна была своя эстетика, чтобы люди поняли, что в Новороссии не за защиту памятников Ленину вышли, чтобы слышались не только жалобы на троцкистов», — делится неудавшимися планами реконструктор.

В итоге из-за кризиса вопрос со спонсорством повис в воздухе, а после множества встреч «Московия» трансформировалась в Project Mayhem (так герой «Бойцовского клуба» именовал свой план по слому старого мира), чьим репортером представлялся Норманн.

«Произошла трансформация»

«Он не был типичным «ватником упоротым» как большинство адептов Новороссии. Он здраво и рассудительно смотрел на вещи, без каких-либо иллюзий. Предельно искренний и откровенный человек, от которого ложью, лестью и не пахнет», — вспоминает белорусский антифашист Кирилл. Он обратился к Норманну за разъяснениями о гибели в «ЛНР» московского антирасиста Антона Фатулаева, уехавшего воевать после освобождения из тюрьмы, где он сидел за драку с нацистами в метро.

«Украинские националисты, новоросские коммунисты, российские «либералы» — три головы одной и той же русофобской гидры. Мне тут говорят, что фашизм не пройдет..=) Я вас уверяю, мы пройдем где угодно и еще проедемся по вашим трупам. Чтобы победить хазарскую «хунту» на Украине, нам нужна своя, настоящая русская #хунта в России. Фанаты Стрелкова\Мозгового\Беднова утомляют также, как и красные кургинятаТвитнуть эту цитату  Фанаты Стрелкова\Мозгового\Беднова утомляют также, как и красные кургинята. Господа, учитесь думать своей головой, а то как вата, чесслово», — резюмирует доброволец.

«Мы списались, когда Фатулаев попал в плен, он сказал, что в случае чего обращаться к Максу. Мне немного книжного мальчика напоминал, очень всегда спокойного и рассудительного, хоть и скрытного, — вспоминает представившийся Василием московский антифашист. — После уже просто говорили за политику: он сам рассказывал, что все эти свастаны — это атрибуты субкультурного китча, которые потеряли свою силу как символы на войне. У всех, кто там был, произошла трансформация, — это в уютном мирке враги — **** (мигранты. — прим. ТД) и антифа, а там переосмысление. Потом он и про царя-батюшку говорил, что не будет его больше, потому и поехал к курдам, которые сплошь коммунисты. Это все его фразы, за время нашего общения было понятно, что он здорово изменился сам, здорово изменилось отношение ко многим важным в прошлом вещам, поэтому, я думаю, он и выбрал курдское направление».

YPG (Отряды народной самообороны) — это курдское местное ополчение из мужчин и женщин. Из Соединенных Штатов к ним приезжают ветераны Иракской войны, они видят в светских курдах союзников в борьбе с джихадистами, а Сирию считают площадкой для мести за погибших в Ираке однополчан.

После терактов в Париже французские ветераны также изъявили желание отправиться на ближневосточный фронт. Недавно здесь погиб канадский доброволец. Есть здесь и просто леваки, вдохновленные тем, что курды продвигают народные ассамблеи, гендерное равенство и выборность командиров. Добровольцы поступают через страничку Lions of Rojave в Facebook. Ее создатели никак не прокомментировали гибель Максима, в свою очередь иностранные анархисты говорят, что видели какого-то русского, но потом он исчез.

Каска, шеврон (был на куске обгоревшей ткани то ли рукава, то ли разгрузки) предположительно погибшего в Сирии Максима Норманна
фото: Instagram vaganoff_max

С лета 2015-го Норманн отговаривает пришедших через его паблик «Дневникъ» и постучавших к нему в личку от поездки на Юго-Восток. «Я юн, подросток, — рассказывает 16-летний Вадим К. из Омска. — Я был глуп, не понимая страха и ужаса войны. Я хотел на войну, а он открыл глаза на то, что настоящая война не такая как в фильмах или в видеоиграх, и мое желание пройдет со временем».

«Благодаря общению с Норманном и с еще парой человек я не поехал в Донбасс, когда каша заварилась, — в свою очередь рассказывает москвич Максим «Сова», познакомившийся с Норманном в 2013-м на рок-концерте в Питере. — Они охладили мой порыв юношеского максимализма и посоветовали заняться собой и своей подготовкой».

Теперь в память о Норманне он планирует набить татуировку с ним. Почему Максим отговаривал ребят от поездки, он никогда не пояснял, но в последнее время со скепсисом относился к тому, к чему пришли народные республики.

Работа по специальности

«Почему он покинул республики, понятно: все из партии войны, кто был до победного конца, нейтрализовались. Кто-то уехал, кого-то убили, кого-то посадили. Войны там не предвидится, молодым республикам проще заниматься бюрократическим аппаратом, чем укреплением победы. Что пацанам теперь там делать? — говорит медик из «Русича». — Весь 2015-й я ему писал: «Что по нашему погибшему брату?» Я считаю, что за этот период можно было достать хоть часть денег. Он сделал все, чтобы не отдавать долг совести. Это даже не обязательства, что возложили на него боги, он сам на себя их взял. Мы ведь говорили о переводе, но он говорил, что нет денег, — перевел только 150 тысяч».

Друзья утверждают, что долг семье убитого луганчанина тяготил Норманна. «Давила совесть, поездка в Курдистан подняла бы престиж, позволила где-то побывать, уладить, в конце концов, старые проблемы, найти денег, — рассказывает реконструктор Александр Киселев. Так зачем воевать за курдов? Если они будут неугодны, их обнулят. Также как обнулили нас, партию войны в НовороссииТвитнуть эту цитату — Тем более, он солдат империи, у России много интересов, а курды какие-никакие союзники против ИГИЛа».

«Норманн как историк был способен понимать геополитические процессы. Повлияла его тенденциозность, он влился в амплуа воина, почувствовал себя в нем хорошо, — рассказывает Романовский. — А хорошему воину все равно, где воевать, — начал бы Китай утюжить мусульман-уйгуров, то он бы туда отправился. В Новороссии начались обструкции, показали, что видеть ополченцев не хотят, а воинское амплуа не позволило сидеть ровно на жопе, — нужен экшн. Но я даже не знал, что Макс тут. Хотя у меня в соцсетях везде были соответствующие статусы, Макс на связь не вышел».

В конце августа Норманн репостит аналитический текст про Курдистан и высказывание Альбера Камю: «Для большинства людей война означает конец одиночества. Для меня она — окончательное одиночество».

«Он никогда бы не сидел на месте, где попа в тепле, он привык воевать, — вспоминает Екатерина, подруга по переписке из Самары. — Я все время говорю про таких мужчин: «Вы не в том веке родились, уважаемые». В «ЛНР» ему уже стало «скучно», — для него был там прошедший эпизод. Зная характер Макса, я так и знала, что он будет участвовать в операции против ИГИЛа. Таким людям сложно жить в нашем мире».

В свою очередь ополченец из «Русича» утверждает, что нашел Максиму «конкретную работу» по военной специальности, о которой мечтали бы многие: «Вместо этого человек отказывается от работы и едет в какой-то Курдистан! Зачем Курдистан, если у нас есть сейчас задачи поинтереснее?! Все уже понятно, что конкретно происходит в Сирии. И не со стороны севера, а с юго-западного направления, где у нас авиабазы. Так зачем воевать за курдов? Если они будут неугодны, их обнулят. Также как обнулили нас, партию войны в Новороссии».

«Чуть-чуть умереть»

«Когда туман предательства стал слишком густым, Норманн решил оправдать не только корниловскую нашивку, но и никнейм во «Вконтакте» — «Максим Пересвет». Пламя войны охватило его сердце, и ему надоело сидеть на месте, наблюдая за застывшими политическими играми в Донбассе. Выполнив свое рыцарское призвание, сражаясь на Ближнем Востоке с легионами полумесяца, как воины времен Ричарда Львиное Сердце и Фридриха Барбароссы, он оставил свое тело в горячем сирийском песке», — напишет после гибели Норманна один из соратников.
В начале осени Норманн как член Project Mayhem выехал в Курдистан. «Мысленно я готов умереть, — сказал он мягким голосом прошлым лето телеканалу France24, сменив прозрачные очки на черные. — Эта война будет выиграна нашей жертвой».

«Наша среда вся обсуждала Сирию, Норманн как христианин переживал за христиан. Он готов сыграть в крестоносца. Но вообще это какой-то черный юмор: месяцами под минометами сидел, а тут приехал, и сразу – бац, — говорит Александр Киселев. — Да вообще никто не знал, что он туда собирается, Макс был суперскрытный, все держал в секрете. Даже о его поездках в Новороссию я нередко узнавал уже по обрывкам фраз общих знакомых. Про Курдистан и вовсе никто не был в курсе, все узнали о выезде уже после гибели».

На десятый день в паблике «Дневникъ» появилась запись: «На Донбассе война закончилась. Те, кто этого еще не понял, — наивные глупцы. Под войной я понимаю не тупое вооруженное противостояние, а реальную борьбу за русский народ. Боевые действия, возможно, еще будут продолжаться, но войны не будет. Пока вы вопили в Интернете о «сливе», он произошел в реальной жизни. У нашей великой Родины много врагов, как внешних, так и внутренних.  А значит, отбоя не было. Борьба продолжается Твитнуть эту цитатуНовые (а часто и старые украинские) чиновники катаются на крутых автомобилях, получают дотации из РФ и пируют в ресторанах, пока население влачит тяжелое послевоенное существование. Все жертвы были напрасны. Простите нас. Мы не поняли этого сразу. Пока мы были на фронте реальном, наш враг победил нас на фронте политическом.

Многие из нас — националистов, ополченцев, патриотов — покинули гостеприимные земли Новороссии, — мы здесь больше не нужны, как военные мы свой долг выполнили. Либо тебя убьют/посадят, либо придется пойти на службу этим манкуртам, забывшим свое родство. А сейчас нас ждет другая война. У нашей великой Родины много врагов, как внешних, так и внутренних. Фактически в любом направлении мы окружены врагами, везде фронт. А значит, отбоя не было. Борьба продолжается».

«А вот вы думаете, он вправду умер? — переспрашивает воронежский «корниловец» Евгений Мазепин. — Везде лишь сплошные перепосты. Почему не опроверг, если жив? Ну, может, потому, что сам заинтересован. Поэтому и не верю, что он 200-й, — просто проблемы снимаются», — утверждает Мазепин. Координатор dobrovolec.org Кирилл также отмечает, что раз трупа нет, значит нет и подтверждения гибели. Его структура организовывала трансфер в непризнанные республики, теперь они отправляют людей в сирийскую армию, но Норманн в Сирию попал самостоятельно.

«Поехал на каком-то энтузиазме, авантюризме. Мое личное мнение: еще появится, у него были личные причины просто чуть-чуть умереть», — заявил рекрутер. Журналист, который первым узнал о гибели Норманна, утверждает, что останки подорвавшегося на берегу Евфрата захоронили в сирийском городе Эль-Камышлы. ДНК-анализ в условиях войны не проводили.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 419 327 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: