Чтобы жить, нужны деньги. Чтобы выживать — их нужно гораздо больше

Хроническая болезнь — штука затратная. Как дорогая машина или загородный коттедж. Только здесь ты каждый месяц платишь не за престиж и удовольствие, а за то, чтобы стать чуть менее больным. Это как вычерпывать воду из лодки с гигантской пробоиной: вычерпал — снова залилось, вычерпал — опять набралось. Масса усилий, а в итоге все равно нет ни целой лодки, ни машины, ни коттеджа. Зато есть болезнь, которая хуже шантажиста: заплати, если хочешь дышать. Я знаю, как это. Я сама так живу — на коляске и с прожорливой болезнью.

Государство дает деньги на еду и лечение, но вот только не хватает ни на то, ни на другое. Даже если сурово экономить, тем более, что экономить-то невозможно. Не пропьешь курс лекарств, — будешь лежать в кровати и не спать от боли. Страшно? Покупай и принимай по рекомендациям врача. А еще ведь нужно обустроить жилье (расширить дверные проемы, поставить душ и подъемник, заказать нестандартно низкую мебель), вовремя внести квартплату, нанять человека, который поможет помыться, одеться, пропылесосить, купить продукты и приготовить поесть. А потом стоматолог, ботинки, кота к ветеринару, труба потекла, и пора вызывать сантехника.

Чтобы жить, нужны деньги. Чтобы выживать — их нужно гораздо больше.

Я хочу оплачивать не только счета аптекТвитнуть эту цитату Умерить аппетиты, ужаться, ликвидировать непрофильные расходы? Можно попробовать. Тогда жизнь превращается в сплошное обслуживание болезни. Но я хочу оплачивать не только счета аптек. Как и любая девушка, я хочу купить себе новое платье, заплатить за капучино, пусть даже в самом простом кафе, заказать книгу, съесть мороженое. А мне предлагают смирно сидеть в границах того, что определили медицинская карточка и не слишком гуманное общество.

Если расходы выше доходов, — идешь и зарабатываешь. Что тут сложного? Но людям с нарушениями моторики, речи или слуха сложно все, — их не примут в университет (не потому что у них нет способностей, а потому что технически вуз не приспособлен), не допустят к практике, а потом не возьмут на работу. Ничего не дадут сделать. Максимум, определят на несложную (и малооплачиваемую) работу для галочки. Сложная схема социальной адаптации рушится на звене образования. Нет его — нет будущего. Бытовая дискриминация на государственном уровне, такая понятная и традиционная, не пускает колясочника дальше пенсионного фонда. Так принято.

А что если посмотреть на человека с инвалидностью не как на вечно неимущего потребителя, а как на мощный трудовой ресурс? Не пыльный резерв, а рабочий актив. Человека с профессией. Ведь он, хоть и в коляске, тоже может много и хорошо работать. Думать, решать. Вкалывать. Обеспечивать себя и свою семью.

Никому не важно, в офисном ты кресле или инвалидномТвитнуть эту цитату А что если дать ему выучиться и найти работу? Но не в швейной мастерской и не в облупленных цехах, где делают розетки, а дома, перед монитором, на популярном информационном сайте, в огромном online-магазине, известном издательстве, модном дизайн-бюро. Там, где никому не важно, в офисном ты кресле или инвалидном. Там, куда не нужно взлетать по пандусу, который стоит под невообразимым углом. Там, где ценится интеллект, профессионализм и умение показывать класс.

Мне удалось освоить журналистскую профессию своими силами, хотя это было очень непросто. Уже 10 лет я удаленно пишу статьи, и за эти годы многие мои работодатели так и не узнали, что я не могу ходить. А тем, кто узнал, было в хорошем смысле абсолютно все равно (и спасибо им за это). Заказчика и правда не интересует, как ты передвигаешься. Его интересует, как выполнена работа.

Средняя пенсия по инвалидности в России составляет 8 553 рублей (то есть около 130 долларов), а по результатам международного исследования финансовой компании Payoneer, в среднем фрилансер в России в час зарабатывает 21 доллар. Значит, шесть часов профессиональной работы за компьютером, и месячная пенсия в кармане. И даже если получать в 10 раз меньше этого прекрасного среднего, то уже не зарплата станет прибавкой к пенсии, а наоборот.

Но чтобы заработать деньги, нужны деньги. Бесплатные курсы, где информация подавалась бы доступно и в полном объеме, это миф. Это как стеклянная дверь, за которой бурлит жизнь, — только внутрь так просто вас никто не пустит. А как оплатить курс копирайтинга или графического дизайна, если не хватает на еду?… Не платишь — не учим. Но бывают исключения. Школа удаленных профессий «ХоМоНа» («Хочешь? Можешь? Начинай!») помогает людям с инвалидностью осваивать знания бесплатно. Хочешь? Можешь? Работай.

В школе «ХоМоНа» профессионалы из разных сфер, которые знают об удаленной работе все, учат людей с нарушениями двигательной функции основам обработки изображений в Photoshop, созданию сайтов и написанию коммерческих текстов. Всему тому, что с высокой вероятностью принесет этим студентам постоянный заработок в будущем. У каждого из преподавателей тоже есть инвалидность, так что они не только знакомят свои группы с профессией, но и делятся опытом социальной адаптации, правилами общения с работодателями и секретами поиска заказов. Они — не отстраненные коучи. Они были на месте своих студентов и превратили точку бездействия в точку старта.

Для студентов учеба в «ХоМоНе» бесплатная. Каждый из курсов, на котором одновременно учится до 10 человек, длится полгода и включает в себя цикл групповых и индивидуальных занятий по Skype, студенты выполняют задания и готовят проект. Сейчас преподаватели обходятся минимумом, а благодаря вашим пожертвованиям они смогут воспользоваться платными функциями разных сервисов для того, чтобы сделать курсы еще эффективнее, интереснее и доступнее. Лучше курс, — шире набор, — и в итоге еще больше людей с инвалидностью в будущем смогут найти хорошую работу в online-среде.

Два курса (каждый по 60 часов) в год, — с учетом выплаты налогов, аренды виртуального лектория, работы преподавателя и других расходов, — обойдутся «ХоМоНе» в 358 750 рублей. За эти деньги школа обучит новой профессии 16-20 человек. Выходит, в день нужно чуть меньше 500 рублей, чтобы одна студия жила и учила восемь-10 людей с инвалидностью. 500 рублей, и в будущем они смогут зарабатывать в разы больше на каждом (!) из своих заказов. И уже не будут ждать пенсии как спасения.

Школа «ХоМоНа» хочет, чтобы каждый ее студент однажды сам превратился в работодателя. На заработанные деньги нанял помощника, уборщицу и физиотерапевта. Начал не только получать, но и отдавать. И наконец-то стал финансово самостоятельным и по-честному равным тем, кто ему сейчас помогает.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!