Новый Год в компании бездомных, алкоголиков и мигрантов. Маруся Ищенко поговорила с волонтерами, который встретят Новый Год со своими подопечными

Пётр Соколов,
руководитель католического центра Каритас, Новосибирск

«Каритас» — это международная католическая благотворительная организация, цель которой — социальное служение. То есть мы не распространяем религию, а выполняем социальную работу. У нас в Новосибирске много проектов, например, соцгостиница для матерей и беременных, оказавшихся в кризисной ситуации, помощь бездомным, центры для детей в тяжёлой ситуации, среди которых 50 детей из семей мигрантов. Мы учим их русскому языку, готовим к школе, рассказываем о нашей истории, традициях, культуре. Иногда оказываем продовольственную помощь.
Для нас, сотрудников нашей организации и просто друзей, традиция праздновать Новый Год со спиртным и «Оливье» у телевизора давно уже потеряла всякую популярность и привлекательность. Тем более, что Новый Год — это же радостный праздник, вот мы и стараемся делиться новогодней радостью с теми, кому плохо,  кому ее сейчас не хватает, кого давят личные проблемы, несчастья и заботы. Мы хотим показать: мы рядом и готовы разделить с тобой в этот день хлеб и кровь, поддержать тебя. Если ты алкоголик, мы вместе с тобой встретим Новый год без спиртногоТвитнуть эту цитатуЕсли ты алкоголик, мы вместе с тобой встретим Новый год без спиртного. Если ты мигрант, и никто не поздравит тебя в этой стране, потому что ты здесь один, мы будем теми людьми из этой страны, которые проведут этот праздник вместе с тобой, и ты поймёшь, что не все так плохо в этой большой стране, что есть местные люди, которые готовы с тобой общаться.

Идея проводить новогоднюю ночь с подопечными возникла после того, как несколько лет назад центр для зависимых людей, организованный сёстрами Матери Терезы, пригласил меня помочь им сделать спектакль на Рождество вместе с этими мужчинами. Я согласился и до того мы с ними сплотились, до того нам понравилось общаться друг с другом, что они меня пригласили на Новый год. Я согласился. И с тех пор пошла традиция: в 00.00 я с ними. Я тащу компьютер, видеопроектор (у самих сестёр очень скромный быт, никакой техники), под бой курантов мы поздравляем друг друга, запускаем фейерверки, устраиваем разные конкурсы. А потом в 1.00 я уезжаю к детям мигрантов.

«Каритас» (Новосибирск)Фото: архив "Каритас"

Как правило, это малообеспеченные семьи, в которых родители выполняют неквалифицированную низкооплачиваемую работу. Поэтому уже третий год мы идем в семьи, где, скорее всего, не будет стоять ёлка, где на столе не окажется фруктов и сладостей, потому что их просто не на что купить.

В том году мы приезжаем в один дом: сидят у затопленной печки пятеро плачущих детей и их мама. Папа всю ночь на работе: сбрасывал снег с крыши гипермаркета. Ёлки нет. Мы от них поехали в офис, забрали ёлку, по дороге обзванивали знакомых, заезжали к ним, они отдавали нам гирлянды и игрушки. Так что вернулись мы в тот дом с ёлкой и полным багажником украшений. Утром в слезах звонил и благодарил их отец. Такие бывают в новогоднюю ночь истории.

Домой мы идём уже под утро. Потом мы еще пару дней обсуждаем, как это всё было классно, как реагировали дети на Деду Мороза, какие счастливые были взрослые. К слову, мигранты потом часто зовут нас на свои мусульманские праздники, мы приходим, отмечаем с ними Курбан-Байрам, Навруз, вместе едим плов.

София Лагутинская,
директор благотворительного детского центра «Верю в чудо»,  Калининград

Из девяти лет существования «Верю в чудо» это будет восьмой Новый год, который мы встретим вместе с подопечными. Конечно, тех ребят, которые лежат в реанимационном отделении, мы поздравляем днём. А в 20.00 наши волонтёры перевоплощаются в дедов Морозов и Снегурочек, делятся на команды и параллельно идут по отделениям. Сначала вся команда вместе слушает обращение президента, потом — нашего губернатора. Мы стараемся, чтобы детки были нарядно одеты, тем, у кого праздничной одежды нет, мы стараемся что-то найти. Детям в больнице много чего нельзя есть, но из того, что можно, мы накрываем праздничный стол. Накануне приносим продукты, вместе с детьми и родителями готовим тот же «Оливье». Под бой курантов обязательно пьём все вместе детское шампанское (но тоже немного).

Участвует в новогоднем празднике 35-50 человек — в зависимости от количества оставшихся в больнице детей. Это наши постоянные волонтёры, свои люди, которые регулярно приходят к детям, к своему кругу подопечных, с которыми они и мы очень близки, семьям которых мы помогаем решать адресные вопросы (правозащитные, получение квот, медикаментов и многие другие). И специально для проведения праздника мы никого не набираем: присутствие случайных людей с улицы, которые просто решили сделать доброе дело в новогоднюю ночь, было бы неуместным и вызвало бы недоверие. А так у нас получается создать атмосферу семьи и дома, где все свои.

«Верю в чудо»(Калининград)Фото: архив "Верю в чудо"

И эту атмосферу праздника мы стараемся поддерживать и после новогодней ночи, потому что она мотивирует на выздоровление. Так что мы приходим к ребятам и 1 января, и после. Мы постоянно стараемся их отвлекать, чтобы они забыли, что находятся в стенах, например, онкологического отделения. Вот вчера был Андрей Чернышов, актёр театра и кино из Москвы. Сегодня будет Рождественский сочельник, потому что у нас есть детки-католики.

Конечно, это всё находит огромный отклик у наших подопечных и их родителей. Есть медики, которые специально приходят в свой выходной, чтобы отметить праздник вместе с ребятами. Это удивительно. И раз есть такой отклик со всех сторон, значит, это нужно.

Подготовка к новогодним праздникам начинается задолго. Ребята пишут пожелания верювчудовскому деду Морозу, и 1 ноября у нас на сайте стартует акция «Чудо-ёлка», где все эти желания указаны. И люди из разных городов (в основном из Калининграда, но не только) выбирают и бронируют подарок. Если этот ребёнок встречает Новый год в семье, то с 25 декабря до 9 января наши волонтёры поедут в любой уголок Калининградской области и вручат подарок. Если в больнице, то подарок будет вручен в новогоднюю ночь.
Многие не понимают, почему бы нам не пойти на центральную ёлку, не поплясать и не повеселиться вместе со всеми.
Чиновники практически прямым текстом сказали, что «вы совсем одурели встречать праздники с умирающими детьми»Твитнуть эту цитату

Чиновники практически прямым текстом сказали, что «вы совсем одурели встречать праздники с умирающими детьми». Но мы из-за такой позиции особо не расстраиваемся: мы как встречали Новый год с нашими детьми, так и будем встречать. Родные знают, что мне важно отметить его со своими подопечными.

В первую новогоднюю ночь я была дедом Морозом, потому что мужчин не хватало. А сейчас я уже Снегурочка, и мне это очень нравится, я «детский» человек, мне было бы сложнее со взрослыми, а с детьми мне абсолютно комфортно. Для меня это радость. Единственное что, для нас это в любом случае большая ответственность, и полностью расслабиться мы не можем: мы отвечаем за организационно-координационный процесс, за безопасность. Мы получаем положительные эмоции, но это все равно волонтёрский труд, а это значит, что нам надо быть начеку.

Александр Федотов, новогодний волонтёр движения «Курский вокзал. Бездомные, дети», Москва

«Лет пять назад меня пригласили поучаствовать в новогоднем празднике движение «Курский вокзал. Бездомные, дети» в качестве деда Мороза. Я согласился. С тех пор езжу каждый год.

Праздник для бездомных устраивается в ночь с 31-го на 1-е, как и у всех остальных людей. Бездомные — такие же люди, которые тоже хотят вовремя встретить Новый год, которые хотят, чтобы Новый год был лучше предыдущего, на что-то надеются. Для них это так же важно, как для любого другого человека. Ровно в двенадцать мы все вместе зажигаем бенгальские огни, фейерверки, хлопушки.

После этого мы в костюмах деда Мороза и Снегурочки едем на вокзалы и раздаём бездомным подарки. Если пожертвований много, они пощедрее, если мало, то поскромнее. Обычно это тёплые вещи и вкусняшки: печенье, шоколад. После того, как подарки розданы, я просто хожу и болтаю с бездомными. Разговоры обычно о надеждах и чаяниях. Причём у меня такое впечатление, чтоБездомные верят в новогодние чудеса гораздо сильнее остальных людейТвитнуть эту цитату бездомные верят в новогодние чудеса гораздо сильнее остальных людей. Возможно, потому что у них тяжёлая ситуация, и их только чудо и может спасти. И они надеются, что новый год им это чудо принесёт.

Для меня это абсолютно полноценный праздник: все друг друга поздравляют, все радуются, я радуюсь, атмосфера по-настоящему новогодняя. Фейерверки, хлопушки, радость — всё как у всех. С остальными горожанами наши пути редко пересекаются, потому что мы празднуем в стороне от жилых кварталов.

Народное Движение «Курский вокзал. Бездомные дети»Фото: Анна Федотова

На то, что мы с женой (координатором движения) встречаем Новый год на вокзалах, домочадцы реагируют нормально. Обычно часа в три-четыре мы уже дома, так что успеваем отметить праздник и вместе с ними тоже.

Если говорить о сложностях в организации Нового года для бездомных, то я вижу только вершину айсберга. Будучи просто дедом Морозом, я прихожу на всё готовенькое и просто «собираю сливки». А на самом деле за праздником стоит серьёзная подготовка, вложено очень много труда: собрать пожертвования, купить подарки, привезти подарки, приготовить еду, договориться с водителями, найти машины… Я сталкиваюсь с трудностями уже на месте: бездомные — не самый дисциплинированный контингент на Новый год, они не могут самоорганизоваться и создать очередь. Мы пытаемся навести порядок, чтобы было так: одного поздравили — он отошёл в сторонку, чтобы не мешать другим. Но обычно они просто налетают всей толпой — от 50 до 200 человек в зависимости от вокзала».


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!