Виктория Тарасенко совместно с правозащитниками социальной сети «Так-так-так» и «Институтом развития прессы-Сибирь» проверила, как на практике исполняется закон о социальной поддержке детей-сирот

По закону сироты и лица, оставшиеся без попечения родителей, у которых нет собственного дома, имеют право на получение жилья. В действительности же свое законное право реализовать может далеко не каждый.

34-летний Николай Стариков только полтора года назад узнал, что ему как социальному сироте положено жилье. По его словам, на очередь его теперь не ставят.

Николай Стариков: «О том, что я как сирота имею право на получение жилья, мне никто не сказал. А теперь на очередь не ставят, ссылаясь на возраст»Фото: Виктория Тарасенко

«Воспитывался я в детдоме в Павловске, — рассказывает он. — Мать лишили родительских прав, когда мне было пять лет. В детдоме было сложно, периодически меня надолго отправляли в психиатрическую больницу за плохое поведение. Я обозлился на весь мир, наломал дров и в 15 лет попал в колонию для несовершеннолетних. Оттуда вышел в 18 лет. Встретил меня директор детдома, отдал мои документы и сказал, чтобы я возвращался в Бийск к матери. Приезжаю — мать пьет, прописывать в квартире не хочет. Пробовал устроиться учиться, но меня из-за судимости не взяли. На работе тоже отнеслись с подозрением, пришлось уйти. В итоге походил голодным пару дней… и снова начал чудить, сел в тюрьму. О том, что я имею право на получение жилья, мне никто не сказал. Теперь же на очередь не ставят, ссылаясь на возраст. Я обратился к юристу, но, думаю, ничего у меня не выйдет…»

В Алтайском крае с 2013 года ведение единой краевой очереди и распределение жилья между сиротами входит в обязанности Главного управления строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства.

Как выяснилось, на очередь отказываются ставить нуждающихся старше 23 лет. Ссылаясь на Федеральный закон № 159, чиновники говорят, что в этом возрасте человек утрачивает статус сироты. Юристы и правозащитники считают, что это незаконно.

Наталья Кудашева о своей проблеме написала на сайте «Вопрос Президенту»: «Здравствуйте, В.В. Путин! У меня вопрос такой: почему я до сих пор не могу получить квартиру? Я сирота… что мне делать, если не к кому обратиться? Мне уже 36 лет… Как быть, если местные власти никакого внимания на меня не обращают?»

Наталья КудашеваФото: Виктория Тарасенко

Наталья оставила Путину  номер своего телефона. Вместо Путина позвонила я. Наталья согласилась со мной встретиться и показала ворох писем из разных инстанций — сплошные отказы в постановке на очередь.

«Началось все с того, что моя мать, которую почему-то не лишили родительских прав, вернулась из тюрьмы и забрала меня, 15-летнюю, из детдома. В то время я уже получала профессию, и все складывалось относительно хорошо. Но мама посчитала, что с ней мне будет лучше, — вспоминает Наташа. — Вместе со мной она ходила по базарам Барнаула и воровала все, что плохо лежит. А я была прикрытием. Возможно, она готовила меня для своей «профессии». Прямо у меня на глазах маму арестовали, скрутили руки и увели. Про меня никто и не вспомнилТвитнуть эту цитатуИ вот однажды прямо у меня на глазах ее арестовали, скрутили руки и увели. Я же осталась стоять на улице. Про меня никто и не вспомнил. Так началась моя самостоятельная жизнь».

После такого неудачного старта девушка никак не могла наладить жизнь: для учебы и работы требовалась прописка, которой не было, пришлось идти на низкооплачиваемую неофициальную работу, торговать на улице, работать на подмене. И все повторялось: нет прописки — нет полноценной работы.

О том, что Наталья имеет право на получение жилья, она узнала в 36 лет:

«Мне позвонила знакомая, которая тоже воспитывалась в детдоме: “Вышел закон, теперь сироте претендовать на жилье можно в любом возрасте. Хоть тебе 150 лет, закон на твоей стороне! Действуй, собирай справки!”»

Наталья Кудашева собрала документы и подала иск, чтобы решением суда ее поставили на очередь. Но 2 сентября в Барнауле в удовлетворении иска Наталье было отказано.

«Судья мотивировал это тем, что мне уже больше 23-х, и что моя мать не лишена родительских прав, хотя я с ней почти не жила. И это несмотря на закон, в котором сказано, что граждане, чьи родители отбывали наказание, считаются детьми, оставшимися без попечения родителей. Теперь, чтобы получить жилье, мне надо оплатить судебные издержки и работу юристов. И все равно шансов очень мало… Почему мне приходится через суд доказывать то, что положено по закону?» — говорит она.

То, что в России немало сирот, которые не получили поддержку государства и оказались на улице или в тюрьме, подтверждает руководитель Центра семейного образования и воспитания «Семья и дети» Надежда Артемова из Новосибирска.

«По статистике нашего центра адаптироваться к самостоятельной жизни получается лишь у 10% выпускников детских домов. И одна из основных причин: 40% сирот не имеют собственного жилья, — говорит Надежда Артемова. — Социальное сиротство опасно тем, что оно воспроизводит само себяТвитнуть эту цитатуСоциальное сиротство опасно тем, что оно воспроизводит само себя. Получается замкнутый круг: нет жилья — нет регистрации, нет регистрации — нет работы. Попадает в асоциальную компанию: наркотики, ранняя беременность. Рождается новый человек, его отдают в детдом, и все повторяется заново».

Кто же должен контролировать, чтобы сирота был вовремя поставлен на очередь? Проблема должна быть решена на уровне региона. В рамках постановления администрации Алтайского края включение в список по достижении 14-летнего возраста контролируют законные представители и органы опеки. Эту инициативу можно закрепить на федеральном уровне.

Неслучайно ФЗ № 159 в первой редакции от 1996 года начинался с описания: «Закон определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет».

По-видимому, чиновники хорошо усвоили этот принцип. К ожидаемым переменам не привели даже изменения в законе, а именно добавление пункта 9 в статье 8 в 2012 году

«В пункте 9 статьи 8 ФЗ № 159 “О дополнительных гарантиях” четко говорится: “право на обеспечение жилыми помещениями сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями”. В моей практике есть прецеденты, на учет теперь принимают и после 23 лет, — говорит Наталья Кудрявцева, эксперт правозащитной сети “Так-Так-Так”».

Тем не менее в ответ на официальный запрос по поводу отказа в жилье 36-летней выпускнице детдома Наталье Кудашевой заместитель начальника Главного управления строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Алтайского края Николай Бренев пишет: «Одним из оснований для отказа во включении в Список является возраст, который на момент подачи заявления превышает 23 года».

Краевые чиновники аргументируют это тем, что взрослый человек не является сиротой, и ссылаются на тот же ФЗ № 159. Пункт 9 статьи 8 чиновники трактуют по-своему: гражданин может после 23 года претендовать на получение жилья, но только в том случае, если он успел встать на очередь вовремя.

«Мы неоднократно готовили исковые заявление в суд и доказывали, что выпускник детдома вовремя не был поставлен на очередь органами, на которые государство возложило право опеки и попечительства, — говорит руководитель центра “Семья и дети” Надежда Артемова. — Нам удалось доказать, что не исполненное жилищное право является ответственностью тех лиц, которые должны защищать интересы сирот. Были случаи, когда по решению суда на очередь ставили лиц из числа сирот в 30 и даже после 40 лет».

Общественники считают, что чиновники сознательно «забывают» о взрослых сиротах.

«Представляете, какое число людей придется обеспечить жилплощадью, если включить в очередь всех бездомных выпускников детдомов за последние 20-30 лет? — добавляет Надежда Сергеевна. — Было время, когда дети пачками выпускались “в никуда”. Даже после принятия ФЗ № 159 в 1990-е сироты не обеспечивались ни жильем, ни какой-либо поддержкой. Если разбираться, может всплыть множество нарушений: кто-то вполне мог оставить “сиротское” жилье себе».

Еще одна проблема — долгое ожидание своей очереди на получение жилья. Как отмечает юрист Анна Гулевич, до 2013 года в статье 8 закона № 159 говорилось, что бывшим детдомовцам, у которых нет жилья, оно предоставляется вне очереди. В обновленном же ФЗ № 159 не обозначены сроки, в течение которых сироте обязаны дать квартиру.

При этом сироте рекомендуется самому быть активным и периодически «давать о себе знать». Иначе ожидание может растянуться на годы, а иногда и десятилетия.

«То, что с 2013 года убрали внеочередной порядок предоставления жилья, ущемляет права сирот. Фактически после окончания детдома мы выгоняем детей на улицу, — добавляет Анна Гулевич. — Поэтому, если государство не может обеспечить всех нуждающихся сразу, будет справедливо выплачивать компенсацию за аренду, пока не дадут жилье согласно очереди. Такая программа действует в Новосибирской области. В Алтайском крае программы я не нашла».

Евгений Дорофеев, инвалид I группы, сумел получить квартиру через суд, но прожить в ней успел всего несколько месяцевФото: Виктория Тарасенко

29-летней Марине Бурыкиной из Бийска пришлось ждать квартиры более 10 лет. 23-летняя бийчанка Любовь Барсукова стоит на очереди с 19 лет и недавно числилась в списке под № 818. Люба – мать-одиночка, у нее трое детей.

«За 2014 год продвинулась в очереди на 100 позиций, при этом мой номер очереди то уменьшается, то снова увеличивается, — рассказывает девушка. — Говорят, мне еще года три стоять. При этом я уже выиграла два суда, и мне по суду обязаны предоставить жилье, но его по-прежнему не дают, ссылаясь на то, что не хватает средств, чтобы обеспечить жильем всех и сразу».

25-летнему Евгению Дорофееву, инвалиду I группы, удалось отстоять свои права. Он сирота, воспитывался в детдоме, потом жил в общежитии для сирот, где ему из-за болезни было крайне некомфортно. Состояние здоровья не стало достаточной причиной, чтобы сразу обеспечить инвалида жилплощадью. Перед ним в очереди находились более тысячи человек. Женя обратился в прокуратуру. Пройдя несколько судов, инвалид I группы получил долгожданные ключи от квартиры в бийской новостройке по ул. Ломоносова.

Я была у Жени на новоселье. Он стоял посреди комнаты, своей комнаты, и делился эмоциями: «Я очень рад. Здесь замечательно! Косметический ремонт, пластиковые окна, санузел, электроплита… Просто бери свои вещи и въезжай. Здесь другая аура»…

Но летом 2015 года Женя скончался. В своей квартире он успел прожить всего несколько месяцев.

***

В Алтайском крае строительство и приобретение жилья для сирот осуществляется за счет средств краевого бюджета и федеральных субсидий, сообщили в Главном управлении строительства Алтайского края.

В 2013 году в краевую собственность посредством электронного аукциона были приобретены 172 квартир, в 2014 году — 230, в 2015 году — 174.  При этом число нуждающихся растет. На 1 января 2013 года в краевом списке числились 1710 человек, на 1 января 2015 года — 4983 человека (2927 человек в возрасте от 18 лет и старше). В настоящее время в списке 5514 человек (включая лиц от 14 до 18 лет). Многие «сироты за 23» в эту официальную статистику не попали.

Очевидно, что обновленный закон ФЗ № 159 не исполняется в полной мере. Во-первых, не учитываются интересы тех, кто не был поставлен на очередь до 23-летнего возраста по вине чиновников. Во-вторых, отменено внеочередное предоставление жилья сиротам и не оговорен срок, в течение которого его обязаны предоставить. В-третьих, система учета нуждающихся непрозрачна. Участники расследования рекомендуют внедрить в регионах практику электронных очередей, пусть и закрытых во избежание нарушения закона о персональных данных, а также общественный контроль.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!