Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Больное изображение

Художница, переболевшая туберкулезом, рассказывает о своей болезни в рисунках

В XIX веке чахотка была романтической болезнью, а сегодня туберкулез считается уделом бомжей и уголовников. Когда меня на скорой забрали в больницу с температурой 40, мне поставили диагноз «пневмония». У врачей и мысли не мелькнуло о том, что обычная московская девушка «из хорошей семьи» может заболеть туберкулезом. Мне стали колоть антибиотики, которые абсолютно противопоказаны при туберкулезе. Были майские праздники, врачей в больнице не было, и в результате я чуть не умерла.

Полина СиняткинаФото: из личного архива

Когда попадаешь в туберкулезную больницу, то первое время постоянно задаешься вопросом: где я могла это подхватить? Я начала изучать проблему и выяснила, что подцепить болезнь может кто угодно и где угодно. К тому же у меня был ослабленный иммунитет: сказался и стресс после развода, и то, что мой новый молодой человек живет в Нидерландах и нам очень сложно встречаться. Так получилось, что туберкулез меня настиг пресловутым воздушно-капельным путем.

Эта болезнь у нас стигматизирована. Очень многие из моих соседей по больнице вообще боялись говорить родственникам, чем больны. Врали, что это затянувшееся воспаление легких с осложнениями. У нас в стране туберкулеза стыдятся почти как СПИДа. И, честно говоря, у меня самой были подобные стереотипы,— когда я в самый первый раз шла в свою палату, я очень боялась тех, с кем мне придется лежать. Воображение рисовало бомжих и бывших зэчек. Но мне удивительно повезло: моими соседками по палате оказалась 24-летняя Ксюша, закончившая философский факультет, и 23-летняя Айка, экономист из Дагестана.

 

Мой молодой человек был в шоке, когда узнал мой диагноз. В Европе туберкулеза уже давно нет, для них это болезнь третьего мира. Но он не побоялся и сразу же прилетел ко мне.

Родители были в ужасе, они очень за меня боялись, к тому же эта болезнь совершенно непредсказуема. И врачи никогда не говорят ничего определенного. Кто-то проводит в больнице несколько лет, а кто-то выздоравливает за пару месяцев, но от чего это зависит, никто не знает. Я провела в больнице шесть месяцев и 17 дней. Сейчас все хорошо. Врачи считают, что я совершенно здорова.

Выставка Полины Синяткиной «Вдохнуть и не дышать» открывается 24 марта — в международный день борьбы с туберкулезом — в Omelchenko Gallery (Москва).

Слева: Акварель №4. Бумага, акварель, ручка. 2015
Справа: Наташа, 32 года. Холст, темпера. 2015
Ксюша, 24 года. Бумага, акварель, ручка. 2015
Мага, 26 лет. Бумага, акварель, ручка. 2015
Джастина, 25 лет. Бумага, акварель, ручка. 2015
Акварель №3. Бумага, акварель, ручка. 2015
Слева: Вдохнуть и не дышать. Холст, темпера, 2015
Справа: Автопортрет № 2. Холст, темпера. 2015
Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Всего собрано
574 926 413 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: