Враг общей практики

Фото: кадр из видео Youtube

В России существует несколько крупных сообществ, отрицающих ВИЧ и СПИД. Их деятельность приводит к тому, что инфицированные люди умирают сами и медленно убивают своих детей. Репортаж «Таких дел»

ТД благодарят Дмитрия Сидорова за соавторство и участие в создании этого материала.

«Разборки с Системой»

«Можно точно сказать, что я спас от лечения 200-300 человек. Это по всей России. Из Курска, может быть, двух или трех. Еще я перекупил домен областного СПИД-центра и поставил переадресацию на сайт своего фонда «Выздоровление»».

Алексей Старостенко, президент самопровозглашенного фонда, говорит о своей деятельности легко и невозмутимо. По его словам, недавно одна женщина звонила в надежде пообщаться с врачами, но услышала от него совет не продолжать лечение. Помимо этого Старостенко ведет активную пропаганду своих взглядов во всех крупных соцсетях и на канале в Youtube. Только во «ВКонтакте» в его группе отрицателей ВИЧ числится две тысячи подписчиков.

Со Старостенко мы разговариваем по телефону.

«У меня долгий путь к этой проблеме, — говорит он, — и богатый опыт разборок с Системой. Я постоянно ощущал, что в Системе что-то происходит не так. Но я разобрался, кто есть кто».

Алексей СтаростенкоФото: кадр из видео Youtube

Сложно поверить, что в 2016 году жители области с населением более миллиона человек не могут попасть на сайт важнейшего медицинского учреждения. Но и Google, и Yandex по запросу «областной курский СПИД-центр» выдают ресурс www.aidskursk.ru. При переходе на нее происходит переадресация на вичспиданет.рф — «общественного благотворительного фонда» с эмблемой, напоминающей стилизованную свастику.

«Внесите свой вклад в борьбу с лженаукой и геноцидом — вступайте в наши группы, — заклинает главная страница «Выздоровления». — Расскажите своими словами и отправьте ссылки на этот сайт своим друзьям и знакомым. Скажите им, что вируса ВИЧ в природе не существует, и вирусного происхождения у СПИДа нет. Без вашей помощи остановить этот геноцид почти невозможно!» Красным выделены слова: «Не тестируйтесь на ВИЧ!», «Не делайте прививок!»

«Давным-давно я был в больнице, и мне попался бюллетень «Как диагностировать ВИЧ», — говорит Старостенко. — Исходя из того, что там было написано, у меня сразу вкрались какие-то сомнения. До этого я достаточно долго изучал герпес, прочитал о нем пару статей и тут заметил подозрительно похожие симптомы: они просто взяли все из герпеса и поменяли герпес на ВИЧ».

«Ребенка советуют лечить рыбьим жиром»

«Я давно интересуюсь этой темой — медицинским диссидентством в целом, — рассказывает биолог Анар Гасанов из Оренбурга. — Где-то год назад я наткнулся на группу «ВИЧ-диссиденты и их дети». Там врач следит за разными сетевыми ВИЧ-диссидентами и их судьбами. Он показывает, к чему приводит это отрицание: все эти люди в итоге плохо кончают — либо смерть, либо инвалидность. А иногда они понимают, что ошибались, и начинают с большим опозданием лечиться».

Вместе со своей женой Екатериной Гасанов создал сообщество, противостоящее отрицателям ВИЧ. В него вошли несколько человек из Оренбурга, Москвы, Самары и других городов.

Анар Гасанов и его жена ЕкатеринаФото: из личного архива

«Классическая ситуация: девушка узнает во время беременности, что у нее ВИЧ-инфекция. Или у ее ребенка, если он уже вырос. Она заходит в Интернет и попадает к ВИЧ-диссидентам. Что в Google, что в Yandex они всегда на верхних позициях. Девушку начинают убеждать, что не надо ничего принимать; говорят, что ребенка хотят отравить, — рассказывает Гасанов. — Как это происходит? «С вашим ребенком сейчас все в порядке,— говорят они. — Значит, все нормально, не слушайте врачей этих». А когда ребенку становится хуже, они советуют полечить его рыбьим жиром или медом».

Старостенко действует по схожей логике. По его мнению, в ухудшении здоровья оказываются виноваты «врачи-убийцы» и химические препараты. «Если человек не пьет эти лекарства, — утверждает Старостенко, — с ним ничего не происходит. Однако если ВИЧ диагностирован у детей, они становятся государственной собственностью и подвергаются принудительному лечению. То есть они официально подлежат уничтожению, — ведь решение родителей на этих детей уже не распространяется. Ими завладевают эти врачи-травачи, которые зарплату получают за это дело».

Среди ВИЧ-инфицированных такую точку зрения разделяют отнюдь не единицы, и это уже стало причиной целого ряда трагедий, побудив неравнодушных людей к самостоятельной борьбе с отрицателями. Первое, что пытаются сделать активисты, — переубедить ВИЧ-инфицированных, которые отказались от своего лечения и терапии своих детей. Общение проходит непросто: в девяти случаях из десяти подвергшиеся влиянию ВИЧ-диссидентов отказываются от помощи добровольцев.

В Самаре 31-летняя отрицательница Эльмира Л. упорно не соглашается на лечение своего шестилетнего сына. «У ребенка уже масса вторичных инфекций, — печально говорит Гасанов. — Он практически не ходит, начались неврологические проблемы, заметно поражение головного мозга — токсоплазмоз или вирус герпеса. Скорее всего, это закончится трагедией». Гасанов подробно рассказывает об усилиях, прикладываемых для спасения мальчика, но подчеркивает: мать имеет право отказаться от любого медицинского вмешательства в отношении ребенка, поэтому активисты могут только пытаться переубедить женщину. Они уже обращались во все возможные инстанции от органов опеки до Минздрава, но получили лишь формальные отписки.

Данила, пасынок еще одного отрицателя Максима М., мучительно умирал на протяжении нескольких месяцев. Максим, член движения ВИЧ-диссидентов, подробно писал о том, что происходит с Данилой, и как он борется с врачами, препятствуя лечению ребенка. Когда мальчик умер, ВИЧ-диссиденты удалили все сообщения Максима из своей группы, опасаясь, что такая смерть станет плохой рекламой для их сообщества.

В Курске отрицательница Оксана Б., ныне являющаяся «личной помощницей» Старостенко, от агитации перешла к более активным мерам и усыновила двух ВИЧ-положительных детей. С помощью Старостенко она подала в СПИД-центр официальный отказ от антиретровирусной терапии для теперь уже собственных детей. «Органы опеки хорошо знают об этой проблеме, но они ничего не могут сделать, кроме как прийти и поговорить с матерью, больше никаких полномочий у них нет», — объясняет Гасанов.

В крупнейшей «ВИЧ-диссидентской» группе «ВКонтакте» состоит почти 15 тысяч человек. С 2014 года умерло 34 участника этой группы, в том числе как минимум два ребенка. Но речь идет только о случаях, которые известны активистам, наблюдающим за сообществом.

«ВИЧ — это бред»

Недавно на всю страну прогремела история новосибирского «ВИЧ-террориста». 25-летний рэпер Дмитрий М. в одном из онлайн-обсуждений признался, что переспал с десятками девушек, вскользь сообщая им о своей ВИЧ-инфекции.

«За последние полгода после развода у меня было почти 37 девушек, девять из них проверялись на ВИЧ — ни у кого из них анализ не был положительным, хотя я-то с плюсом. Так вот, даже если вы в плюсе, занимайтесь сексом спокойно и наслаждайтесь. ВИЧ — это бред», — написал музыкант на одной из страниц «ВКонтакте».

Вскоре после этого молодой человек был задержан силовиками — правда, не за распространение ВИЧ (инфицированный, знающий о своем состоянии, несет ответственность за передачу болезни половым путем. — ТД), а за связь с несовершеннолетней. 20 февраля он был арестован по запросу областного Следственного комитета. На ВИЧ его тоже проверят, и, если заболевание действительно обнаружится, это станет отягчающим обстоятельством.

Внимание к Дмитрию привлекли активисты, которые борются с отрицателями ВИЧ. «На его пост нам указала 14-летняя девочка, и мы его направили Левченко, помощнице Павла Астахова, а она уже раскрутила историю. Мы с этим Дмитрием очень много общались, он любил рассказывать, что раскрыл заговор, — еще чуть-чуть и разоблачит всех «сволочей». Похоже, что его ВИЧ-диссидентство — не человеконенавистничество, а просто глупость. Он просто недалекий человек», — подчеркивает Гасанов.

ВИЧ-диссидентство — не человеконенавистничество, а просто глупость

Неизвестно, самостоятельно пришел Дмитрий к своим идеям, или ему помогли, но, судя по его странице «ВКонтакте», рэпер состоял в ряде ВИЧ-диссидентских групп, в том числе — в сообществе фонда «Выздоровление», который возглавляет Старостенко. А среди его друзей числится и сам одиозный ВИЧ-диссидент.

«С новосибирским рэпером я общался, — признается Старостенко. — Парень, не разобравшись, решил с головой погрузиться во всю эту Систему и прочувствовать ее изнутри. Он хочет на себе показать, как работает машина по уничтожению людей».

«Жду лицензию на убийство из прокуратуры»

«С ВИЧ моя семья столкнулась в 2009 году, — рассказывает Старостенко о формировании своих взглядов. — В 2009 моя жена позвонила и сказала, что ей поставили этот диагноз. Перед этим, за год-полтора, я узнал, что ВИЧ — это мистификация, лохотрон. Когда жена мне это сообщила, я испугался, а потом потихонечку стал вникать».

Встречу с врачами областного СПИД-центра по поводу здоровья жены Старостенко записал на камеру. На записи видно, как медики (в описании к видео они названы зомбаками) безуспешно пытаются объяснить всю тяжесть ситуации.

Затем, как рассказал Старостенко в телефонном разговоре с ТД, он уговорил жену не пить никаких лекарств. Разговор с ТД — как и разговор с врачами — он также записал и выложил на свой youtube-канал. «Старостенко записывает все телефонные разговоры, — поясняет Гасанов. — Он считает, что собирает компромат на творцов «ВИЧ-геноцида». Считает, что когда афера вскроется, у него будут доказательства, что и его чуть не убили».

Общаясь с журналистами, Старостенко говорит спокойным и даже вкрадчивым тоном, но его вроде бы осмысленная речь местами становятся бессвязной, а потом, наконец, он подходит к главному, — кто же стоит за «ВИЧ-геноцидом».

«Все средства массовой дезинформации контролируются одним и тем же этносом», — внезапно выдает Старостенко, имея в виду евреев. Этот вывод он сделал, изучив фамилии ведущих медиков по ВИЧ-проблематике. Он тут же добавляет, что даже медсестры в СПИД-центрах «все знают и идут туда за деньгами; одни люди убивают других за зарплату».

Обвинения в убийствах звучат из уст Старостенко иронично — он сам любит угрожать смертью. «Выкладывая фотографии с ружьем в руках, он пишет, что скоро пойдет убивать творцов ВИЧ-геноцида, — говорит Гасанов. — Он открыто писал: скоро придет время, мы будем сжигать СПИД-центры».

Старостенко снаряжает магазин дробовикаФото: кадр из видео Youtube

«Жду лицензию на убийство из прокуратуры, — пишет Старостенко жене Анара Гасанова Екатерине в публичном обсуждении. — Может, успеешь, вирусолог-микробиолог хренов. Понимаешь ли, 25 граммов свинца и калибр 12 миллиметров взбодрят мозг и ускорят процесс усвоения диссидентских материалов». Или: «На твоем месте я бы купил себе оружие самообороны, уверяю — должно пригодиться… У меня крыша серьезная, от которой ты отказалась».

Письма с призывом «остановить геноцид» рассылаются от его имени во все инстанции, от Генпрокуратуры и ФСБ до Владимира Путина. В одном из них говорится, что бездействие может спровоцировать «суд Линча над теми или иными творцами геноцида». Задолго до Рамзана Кадырова Старостенко опубликовал фотографии Вадима Покровского и Алексея Мазуса — ведущих российских специалистов в области ВИЧ — на которых они взяты на прицел.

С точки зрения Старостенко, в конечном счете за геноцидом стоят не только ученые и врачи, занимающиеся ВИЧ-проблематикой, и даже не ранее упомянутый этнос.

в последнее время у меня появилось подозрение, что этот кто-то — не человек, а сущность

«Евреями тоже кто-то управляет, это инструмент. У них есть определенные таланты, и эти таланты кто-то использует. В последнее время у меня появилось подозрение, что этот кто-то — не человек, а сущность. Та самая сущность, которую порождает коллективный разум. Назовем это Эгрегором».

«Своим указом отменил СПИД»

Когда кажется, что ничего более безумного услышать уже невозможно, выясняется, что Старостенко — верховный главнокомандующий вооруженными силами и глава Курской области. С одной поправкой — эти посты он занимает не в российском государстве, а в советском.

На встрече со своими сторонниками Старостенко поясняет свою картину мира: Советский Союз продолжает свое существование, а Российская Федерация и другие страны, возникшие после его развала, — это американские или еврейские корпорации, созданные для геноцида советских граждан. Выводов из этого следует масса. Например, Старостенко предлагает брать по российскому паспорту банковские кредиты и не отдавать, ведь «это не паспорт, а аусвайс».

ВИЧ и СПИД в СССР образца 2016 года просто отменили. «У них ведь есть и президент, — поясняет Гасанов. — Старостенко объявил себя всего лишь главой Курской области. Он издает разные законы: например, запретил верить в существование ВИЧ». Президент же всего СССР — это некий Сергей Тараскин, по совместительству ВРИО Гаранта Конституции СССР, ВРИО Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР, ВРИО Верховного Законодателя СССР и ВРИО Верховного Судьи СССР.

«Это не входит в мой функционал»

— Статистика у нас, как и в любом регионе — 5-7% отказников, — раздраженно отвечает по телефону Виктория Барышникова. Она — врач высшей квалификационной категории и заведующая областным Центром по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями. — Иногда все нормально, иногда идет волна — несколько человек отказываются от лечения прямо друг за другом. Потом кто-то вернется, кто-то опять откажется.

— Что вы можете сказать о Старостенко? Он настолько опасен, насколько может показаться?

— Если он даже одного человека убедит бросить лечение, человек умрет через два-три года, а не через 25-30 лет, как сейчас позволяет медицина. Как оценить, сильный вред он нанес или нет? У меня есть пациентка, которая отказалась от лечения, рассуждая словами с сайта Старостенко. Может, она с ним разговаривала, может, его сайт прочитала, а может, сама такая умная.

— Что вы делаете для борьбы с отрицателями ВИЧ-инфекции?

— Я не считаю себя обязанной бороться с такими сайтами, это не входит в мой функционал. Мне что, выйти в Интернет и написать ему, что он плохой человек? Я считаю, что с ним вообще разговаривать на эту тему смешно. ВИЧ-инфекция существует однозначно. Отрицать ее — это как отказываться от того, что солнце восходит.

ВИЧ-инфекция существует однозначно, это все равно что отказываться от того, что солнце восходит

На вопросы о подмене сайта СПИД-центра и угрозах со стороны Старостенко врач отвечать отказалась и повесила трубку.

Но в словах Барышниковой нет ни слова лжи — функционал работников СПИД-центров и правда не включает «идеологическую борьбу». Тем не менее, во многих случаях именно от такой борьбы зависят жизни: психологическое состояние человека, впервые узнавшего о своем диагнозе, становится первым шагом в ловушку отрицания собственной болезни.

«Жить с ВИЧ можно»

Бывшая ВИЧ-диссидентка Юлия Верещагина о своем диагнозе узнала от родителей. Из родного Санкт-Петербурга она переехала в село в Красноярском крае — ухаживать за больной матерью. Там, после операции по удалению аппендицита, сельский фельдшер, нарушив врачебную тайну, пришла к ее семье и рассказала о подозрении на СПИД.

Юлия Верещагина и ее муж АртемФото: из личного архива

«Так и сказала: «СПИД». Шок? Слабо сказано! Истерика, слезы, отрицание, — рассказывает Юлия. — Больше всего переживала за маму и проклинала врачиху. Про вирус этот я ничегошеньки не знала, кроме того, что это клеймо, чума XXI века и смертельная болезнь. Начала рыть информацию в сети и наткнулась на ВИЧ-диссидентов. Убедила себя, что ВИЧ не существует, а во всем виноват гнойный аппендицит, смена климата, дрянной образ жизни, стресс от переезда. Убедив в этом родителей и своего парня, о диагнозе я благополучно забыла».

Масла в огонь подлила врач-инфекционист, которая обращалась с девушкой, как со «шлюхой-наркоманкой» и отбила всякое желание появляться в больнице. Вскоре Юлия вернулась в Петербург. Через некоторое время у нее стало ухудшаться здоровье, с каждой очередной болячкой отрицать реальность становилось все сложнее. Наконец, она вновь решилась на тест, на этот раз анонимный. Его результаты оказались однозначны — ВИЧ+.

Юлии удалось перебороть страх, и она посетила группу взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ. «Готовилась ко всему, что угодно, но страх ушел, когда я пообщалась с теми, кто по 10-15 лет живет с ВИЧ и умирать не собирается. Увидела мамочек счастливых со здоровыми детками, рожденными на антиретровирусной терапии. Так я поняла, что жить с ВИЧ можно и нужно».

Недавно Юлии исполнилось 30 лет. Она преподавала информатику и математику в школе, а сейчас работает в компании, занимающейся комплексным снабжением офисов. Для души она занимается фотографией, а в свободное время ведет группу взаимопомощи для ВИЧ-инфицированных, стараясь помочь жертвам отрицателей. Одна из них, беременная Мария Р. из Нижнего Новгорода, была настолько убеждена в отсутствии угрозы для здоровья, что не стала принимать профилактические препараты, позволившие бы ей родить здорового ребенка.

Читайте также Жизнь с «плюсом» Дарья Рыжкова поговорила с усыновителями детей с ВИЧ о том, как изменить отношение общества к этой болезни

«Ей поставили диагноз во время беременности, — рассказывает Юлия. — Ребенок был долгожданный. Когда она узнала, что у нее ВИЧ, началась паника. Она полезла в Интернет и сразу попала в группу ВИЧ — МИФ (самая большая диссидентская группа. — ТД). Там я увидела ее комментарии. Она писала, что ребенку все хуже и хуже, что он при смерти. Когда она все-таки согласилась отвести ребенка на обследование, там был уже глубокий СПИД. Последствия для ребенка оказались необратимыми: в два года девочка не может самостоятельно сидеть, говорить, и у нее поврежден мозг. Терапию нужно было начинать в первый же день жизни!»

История самой Юлии имеет счастливое продолжение, — в группе взаимопомощи она познакомилась с будущим мужем, на тот момент 13 лет знавшем о своем диагнозе.

«Сейчас все мои страхи перед терапией ушли окончательно. Мужу, кстати, тоже схему дважды меняли, пока не подобрали ту, что не дает побочек. Знание убирает страх, а опыт других помогает убрать шаблоны и стереотипы».

«Логово дьявола»

Читайте также «У нас не как в Африке — у нас хуже» Во Всемирный день борьбы со СПИДом на вопросы ТД ответил один из ведущих специалистов по теме ВИЧ Денис Годлевский

«Не тестируйтесь на ВИЧ. Это ловушка, а СПИД-центры — это логово дьявола, в котором вас обязательно убьют», — этот комментарий, подписанный «Алексей Старостенко», может увидеть любой желающий. За такими словами легко увидеть отчаяние одинокого безумца, но это не так. Старостенко — человек семейный, а жена Наталья родила ему двоих детей; одного уже после того, как у нее нашли ВИЧ.

«Когда врачи сказали, что у меня ВИЧ, я поверила им, потому что была не осведомлена, — делится Наталья. — Но очень скоро я поняла, что это сомнительное заболевание, и перестала в него верить. На здоровье не жалуюсь, замечательно себя чувствую. У меня двое детей, последний был рожден уже с диагнозом. В СПИД-центр мы их не водили».

На вопрос о ребенке Наталья отвечает, что он совершенно здоров, и лечить его она не даст.

«Ему сейчас пять лет. Они тоже хотели его протестировать, но мы не дали этого сделать. Они мне угрожали, что в прокуратуру пойдут, лишат меня ребенка и материнских прав и будут творить с ним, что хотят. На меня это не подействовало, я просто не дала им этот эксперимент сделать».

Вместе с мужем Наталья записывает видео, на которых называет антиретровирусные препараты ядами и призывает остановить «тридцать лет антинаучного террора». Вслед за супругом она призывает ни в коем случае не тестироваться.

— Вы сами проверялись на ВИЧ? — Это последний вопрос, который ТД задают Старостенко.

— После 2009 года я проверялся. У меня выскочила бородавка на указательном пальце. Холодом бы ее заморозить, а врач мне говорит: чтобы мы вами занимались, вам надо тест на ВИЧ сдать. Я спросил: «Вы что, прикалываетесь надо мной? Какой ВИЧ, его же в природе не существует». Сдал я все и спросил: «Как вы можете мою бородавку с ВИЧ связать?» А она ответила, что если эта инфекция проявляется, то значит, у организма упал иммунитет. Ну а я вышел, вылил на себя два ведра ледяной воды, и через два месяца все у меня пропало. Но даже если бы показало ВИЧ, я бы никаких волнений не испытывал.

«Не дали поссать сходить, за следующие полчаса я бы многое успел рассказать», — сокрушается у себя на странице Алексей Старостенко по поводу интервью ТД. Его единомышленники подбадривают оптимистичным прогнозом: «Ничего, этот материал будет хорошим гвоздем в крышку гроба спидобратии». «Я сомневаюсь, что материал вообще увидит свет», — отвечает Старостенко.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 557 411 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: