Ты можешь быть монстром любой величины, главное — соблюдай порядок, чтобы был шанс выйти на свободу как можно раньше

В 1943 году Чуковский написал Сталину письмо о жизни детей в условиях военного времени. Поведение детей внушало ему «большую тревогу». По  мнению писателя, за время войны дети совершенно озверели и вышли из-под контроля. Они избивали родителей, наслаждаясь собственной жестокостью, воровали и разлагали других детей, все эти случаи казались автору вопиющими. Чуковский, стихи и сказки которого украшали жизнь каждого советского ребенка, называл их «опасной заразой» и «социально опасными элементами».

После проведения «чистки школ» он предлагал занять детей сельскохозяйственным трудом в колониях (не гулаговских, конечно, а тех, которые создавал Антон Макаренко). Такая манера изложения может ужаснуть, но нужно понимать, что в нашей стране на тот момент не было большого опыта социализации «трудных» подростков.

И сегодня его не много: в России действует всего одно специализированное негосударственное учреждение, которое дает детям 14-18 лет шанс вернуться к нормальной жизни после совершения преступления. «Центр социальной адаптации святителя Василия Великого» с 2004 года ведет работу с несовершеннолетними преступниками и с этого момента является единственной альтернативой воспитательным колониям.

«Совершивший преступление ребенок» и «плохой человек» — это не одно и то же. Детские правонарушения можно объяснить желанием подростков как можно скорее самоутвердиться. При их недостаточной социальной зрелости и отсутствии жизненного опыта эта цель оказывается недостижимой.

В Центре считают, что с первых же дней реабилитации необходимо обсуждать с подростком его дальнейшую жизнь — важно помочь ему понять, как в будущем применить полученные здесь знания и навыки. Специалисты Центра в течение трех лет отслеживают судьбу всех, кто прошел реабилитацию. За 10 лет работы Центра из 206 подростков, участвовавших в программе реабилитации, только 28 человек совершили повторные преступления. В этом и заключается уникальность программы, которая была разработана совместно с судебным сообществом Санкт-Петербурга: важно не только то, кем ты являешься здесь и сейчас, важно, что ошибки прошлого ты не заберешь в свое будущее. 

«Организовывать, брать на себя ответственность, ставить перед собой цели, смотреть, как их можно достигать, проявлять инициативу и быть самостоятельным — это вещи, которые абсолютно не важны в колонии. Ты можешь быть монстром любой величины, главное — соблюдай порядок, чтобы был шанс выйти на свободу как можно раньше. Но как только дети покидают колонию, правила перестают действовать. Наша работа строится иначе. Мы стремимся, чтобы ребята осознали ответственность за собственную жизнь, пытаемся понять их интересы», — рассказывает психолог Центра социальной реабилитации Елена Галактионова.

Ты можешь быть монстром любой величины, главное – соблюдай порядок, чтобы был шанс выйти на свободу как можно раньше

Нельзя сказать, что с теми ребятами, кто совершил менее тяжкое правонарушение, работать проще. Специалисты Центра заметили иную закономерность: ответственность за прохождение реабилитации лучше осознают те, кто попал в Центр по решению суда, потому что их пребывание здесь обязательное.

«Работать очень трудно с теми, кого направила сюда комиссия по делам несовершеннолетних, привезли родители или кто пришел сам — бывают у нас и такие дети. Их мотивация очень быстро снижается, жить в Центре им сложно, потому что здесь все устроено не так, как они привыкли. Ведь до того, как попасть к нам, они не знали никаких ограничений и требований», — говорит Галактионова.

Несмотря на то, что родители подростков не проживают вместе с ними в Центре, их общение не прекращается, и они могут повысить эффективность реабилитации, если хотя бы перестанут думать, что «ребенок во всем виноват». Родителям тоже необходимо работать над своим поведением. Многим из них тяжело понять, что дети уже выросли, что отношения со взрослыми детьми строятся по-особенному, не так, как с маленькими. Второй момент — это страх. Родители идут на поводу у детей, дают им деньги — боятся не выполнить их требований. Поддаваясь манипуляциям, они только усугубляют ситуацию. И, конечно, они очень переживают из-за негативной реакции общества. В полиции или комиссии по делам несовершеннолетних на них могут только вылить ушат грязи, а не помочь. Благодаря психологической службе Центра они осознают эти проблемы и справляются с ними.

Сейчас в Центре проходят реабилитацию 11 подростков. Все они попали сюда по постановлению суда или по направлению уголовно-исполнительной инспекции и вместе с условным сроком получили шанс исправиться — не просто перестать драться, материться, пить и курить. Отучиться от всего этого они могут и в воспитательной колонии. Исправиться — это значит грамотно распоряжаться собственной свободой. Никого не убить и не обворовать в будущей взрослой жизни.

Исправиться – это значит грамотно распоряжаться собственной свободой. Никого не убить и не обворовать в будущей взрослой жизни

Вернемся к Чуковскому. Аппарат ЦК ВКП(б) после рассмотрения его письма провел множество проверок в московских школах. Выяснилось, что пионерская организация, по сути, перестала существовать, а вся работа свелась к проведению пионерских линеек. А масштаб тимуровского движения оказался сильно преувеличен. И, самое главное, в Политбюро убедились, что школы не справляются с малолетними правонарушителями. Чуковский оказался прав.

Сегодня мы можем решить проблему, которая напоминает о себе из прошлого века. Петербургский фонд не получает финансирования с сентября 2014 года. Четыре воспитателя, два социальных работника, руководитель реабилитационного курса и руководитель социальной службы — это те, кто дал «трудным» подросткам шанс исправить свою жизнь, проявить активность в любой другой, но не криминальной сфере. Чтобы они получали зарплату, нужно не так много: вспомните, сколько вам давали родители на карманные расходы, когда вам еще не исполнилось 18? Наверняка это были совсем небольшие деньги. 11 подросткам они сейчас не так уж и нужны, а вот специалистам, которые с ними работают — жизненно необходимы. Им поможет любая сумма.