Железные дураки и дороги

Иллюстрация: Илья Кутобой для ТД

Психиатр Александр Данилин — о том, как российское бездорожье связано с отношением каждого из нас к другим

Признавший сам себя глупцом,

Считаться вправе мудрецом,

А кто твердит, что он мудрец,

Тот именно и есть глупец.

Себастиан Брант, доктор обоих прав.  «Корабль дураков».

 

Никому не известно, кто первым произнес фразу: «В России две беды — дураки и дороги!» Ее приписывали Карамзину, Пушкину, Гоголю, Салтыкову-Щедрину, Николаю Первому, Хомякову, но никто из них ее не писал и не произносил. Это апокриф — отзвук идей русских мыслителей в народном сознании. Мы повторяем эту фразу около двухсот лет, и она никак не теряет своей актуальности.

Почему?

Мне думается, что слова «дураки» и «дороги» связывает не только созвучие. Они связаны общностью метафоры; их связывает лежащий в глубине смысл — «переносное значение». Я бы передал его так: дуракам не нужны дороги.

Хотите возразить?

дуракам не нужны дорогиТвитнуть эту цитату

Тогда задумайтесь — каждый водитель согласится с противоположным утверждением: дорогам не нужны дураки.

Остается только понять сами метафоры: кто такие «дураки», и что в переносном смысле означают «дороги».

С дорогами проще — это одна из самых устойчивых метафор смысла человеческой жизни — каждый должен найти свой путь к Истине.

Где мы ищем истину?

Мы разыскиваем ее с помощью связей. Разумеется, дороги — это связь, связь между населенными пунктами, государствами и людьми. Человек «ищет путь» к сердцу другого. Мы встречаемся и расходимся — нам становится «не по пути». Русские паломники, «калики перехожие», уходили из дома правду искать — «вставали на дорогу». Доходили они до Греции и Палестины, везде пели свои былины, включая в них древние мотивы сказок и притч Европы и Царства Израильского. На родине их былины находили путь к сердцам самых разных людей. Жили калики тем, что мы сегодня называем «благотворительностью», — подаянием Христа ради. Правда, подавали им за то, что в песнях их содержался свет Истины…

Сегодня в России за истину стихов или сказок не подают даже на паперти: «Если вы такие умные, то почему такие бедные?»

Остается только понять сами метафоры: кто такие «дураки», и что в переносном смысле означают «дороги»

Специалист по глубинной психологии может расставить смысловые акценты этой фразы примерно так: «Если ты ищешь Истину, то считаешь себя умнее меня, поскольку я ее давно нашел, и все оказалось просто!  Значит, я умнее всех, а ты дурак!»

«Дурак» — это ругательство («легкое» по нынешним временам), а любое ругательство — способ маргинализации другого человека или множества людей. Объявить другого дураком — значит убить смысл его существования в своей собственной душе.

Мы обычно так и поступаем, когда дороги двух партнеров расходятся в разные стороны. Оба или кто-то один объявляет другого «дураком»: «Какая разница, что он несет — дурак какой-то. На месте слова «дурак» могут находиться другие эпитеты: «лжец», «подлец», «тряпка».

При разрыве отношений  мы хотим чувствовать свою правоту, считать себя «мудрецом».  Для этого нужно «убить» былую значимость партнера — только вместе с ней можно убить то, что совсем недавно было любовью, — закрыть дорогу к своему сердцу.  Есть только один простой путь проделать эту психологическую операцию — маркировать партнера, дать ему окончательное  определение: «дурак», «шизофреник», «энергетический вампир».

Среди бесконечного множества современных маркеров «дурак» — самое древнее и универсальное. Никого и никогда не интересует, что при этом чувствуют сами дураки.

Только вот почему-то и Ветхий, и Новый заветы единогласно предупреждают: не судите, да  не судимы будете.

Но думать о том, что переживают дураки, трудно, очень трудно. Даже православная церковь этого не умеет.  Все неверующие (как и верующие по-другому) — «дураки», поскольку постоянно угрожают «оскорбить чувства верующих».

Именно дураки. «Дураки» пока еще не враги нашей мудрости, но по глупости своей могут в любой момент ими стать.

Среди бесконечного множества современных маркеров «дурак» — самое древнее и универсальное

Вам не становится страшно от того, сколько дураков вокруг нас?

«Дураки» захватили власть в США, в Украине, в Израиле и в Европе, «дураки какие-то» «понаехали» к нам с Кавказа и из Узбекистана. «Пятая колонна» строится из сплошных дураков; дураки обслуживают нас, продают нам товары в магазинах, возят нас за рулем такси…

Круг дураков стремительно захлопывается вокруг человека, по-прежнему чувствующего правым себя одного. Чем больше вокруг него «дураков», тем больше риск того, что они превратятся во врагов. «Дураки», не разделявшие «великих идей Ленина–Сталина», когда-то подлежали «трудовому перевоспитанию», но очень быстро стали «врагами народа». «Если враг не сдается — его уничтожают».

Иллюстрация: Илья Кутобой для ТД

Законы психологии действуют на любом уровне. Обратите внимание, как все это похоже на отношения ушедшей любви: звонок или письмо от бывшего партнера оскорбляет, заставляя усомниться в собственной правоте. На миг сам осуждающий перестает чувствовать себя мудрым, переставая ощущать собственную несгибаемую правоту.

Зато сохраняется дорога к сердцу другого.

Именно поэтому она и не нужна. Дороги не нужны на любом уровне: и в прямом физическом смысле этого слова (шоссе), и в переносном — как связи между разными истинами,  правдой разных людей, народов и стран.

Наш замечательный мыслитель — славянофил Алексей Хомяков в середине XIX века опубликовал статью «Письмо в Петербург по поводу железной дороги». Философ пытался  предупредить царя, что проникновение на территорию России железных дорог необратимо изменит русскую мысль:

«Иные начала Западной Европы — иные наши. Там все возникло из завоевания и вековой борьбы, незаметной, но беспрестанной между победителем и побежденным… из этого вечного колебания возникла жизнь вполне условная, жизнь контракта или договора, подчиненная законам логического расчета. Иное дело Россия — в ней не было ни борьбы, ни завоевания, ни вечной войны… она — произведение органического живого развития; она не построена, а выросла. Трудно и почти невозможно определить наперед перемены, которые должно произвести введение новой составной части в тело живое, и какие новые явления произойдут в целости организма. Железная дорога представляет две или четыре полосы, положенные от места до места; но человеческое изобретение не то, что простое создание природы. В этих полосах железа есть жизнь, мысль человеческая. Страна, придумавшая их употребление, положила на них печать своего развития, вложила в них часть своей жизни. Они созданы усиленною движимостью, они пробуждают потребность усиленной движимости. Всякое творение человека или народа передается другому человеку или другому народу не как простое механическое орудие, но как оболочка мысли, как мысль, вызывающая новую деятельность на пользу или вред, на добро или зло».

Вот так. Изменяя внешнее пространство  — дороги страны, мы неминуемо меняемся сами. Но меняться мы не хотим! Хомяков, конечно, не пользовался словом «дураки» по отношению к европейцам, но «вполне условная жизнь» — ничуть не менее обидно. Хомяков считал европейцев «людьми в футляре», но почему-то еще при Чехове ими оказались мы сами… Что ж, наверное, железные дороги виноваты…

Или дуракам не нужны дороги.

Так кто же тогда «дурак»?

Это всегда я сам.  

Изменяя внешнее пространство  — дороги страны, мы неминуемо меняемся сами

«Дурак», как и «враг», — вытесненная часть моей личности, то, что «скрывается в Тени»,  как сказал бы Карл Юнг. Его ближайшая ученица и последовательница Мария-Луиза фон Франц писала:

«Но если кто-то не приносит вам особого вреда, но вы все же чувствуете себя безумно раздраженным каждый раз, когда человек входит в комнату, настолько раздраженным, что могли бы запросто плюнуть в него, то можете быть уверены: это ваша тень. Лучшее решение состоит в том, чтобы сесть и выписать на листочке бумаги характеристики этого человека, а потом посмотреть на этот список и сказать: «Это я»».

Если вы примените прием фон Франц, то поймете:

Если человек называет партнера по общению «дураком» или «лжецом», то он сам совершил глупость, пытаясь обмануть свои собственные чувства, но не хочет себе в этом признаваться.

Если человек сталинских времен строчил доносы на «врагов народа», то он сам не верил ни в какой социализм, но только пытался обеспечить маленький «капитализм» для самого себя — получить ту самую личную выгоду, в которой обвинял «врага»

Все вещи, в которых нацисты обвиняли евреев, были их собственным порокомТвитнуть эту цитату

 Фон Франц: «Нацистская партия именно так и сделала. Проецировалась их тень, в основном, на евреев. Нацисты обвиняли евреев в том, что те жадны до денег, сексуально озабочены, оскорбляют своих женщин и стремятся к мировому господству, хотя на самом деле нацисты сами как раз и имели все эти влечения. Они явно стремились к власти над миром. И деньги были для них желанной целью (ради денег фашисты часто забывали все свои принципы). В нацизме не было признания женщины как человеческого существа: женщин низвели до статуса коров, которые должны были производить солдат. Так что можно смело сказать, что все вещи, в которых нацисты обвиняли евреев, были их собственным пороком».

Если верующий обвиняет неверующего в оскорблении своих чувств, то он чувствует неуверенность своей веры, вплоть до полного ее отсутствия.

Хомяков постоянно ощущал недостаток логики и структуры в возводимой им философии. Он был скорее поэтом и публицистом. Структуру его философии после его смерти построили другие мыслители. Поэтому его так раздражала «вполне условная» — более рациональная логика европейцев, их философские системы и… их железные дороги.

У меня получается примерно следующее: для того, чтобы у нас вместо проселочных дорог появились стрелы автобанов, нам нужно перестать считать дураками других и… начать с себя! 

 

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 476 037 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: