Защитный механизм

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Павел Никулин вспоминает, как защищал своего друга в одном из московских судов

Собрано
1 515 420 r
Нужно
2 807 400 r

Нас схватили у «Охотного ряда». Меня, Олега, Лешу и Ваню. Мы участвовали в каком-то политическом флешмобе в марте лет восемь назад. Была весна, мы гуляли у строящейся гостиницы «Москва» с полиэтиленовыми пакетами, на которых было написано, что выборы — это фарс. Мы хвастались перед журналистами, что не голосовали на выборах, и махали пустыми бюллетенями. Потом журналисты ушли, а нас схватил ОМОН.

Милиционеров (тогда это  были еще милиционеры) было намного больше, чем нас, и все, видимо, были ответственными и хотели лично участвовать в задержании. Поэтому на каждого из нас приходилось по четыре милиционера. Они схватили нас за руки и за ноги и понесли в сторону ПАЗиков с зарешеченными окнами. Задержанием командовал, кажется, какой-то майор, который держал меня за левую ногу.

Наступив на весенний хрупкий лед, майор поскользнулся, отпустил мою ногу и упал лицом в слякоть. За это в автобусе я лбом сосчитал висевшие под потолком омоновские шлемы. Потом на меня посадили Олега, на Олега — Лешу, на Лешу — Ваню. Мотор завелся, ПАЗик уехал в ОВД.

Дальше все стандартно — три часа нелепых расспросов, протоколы и требование явиться в суд по первому звонку. Звонок раздался через неделю. Первое заседание назначили на апрель.

Мы готовились к нему очень ответственно. Изучили сайты правозащитных движений, Конституцию, блоги знакомых правозащитников и даже выяснили, что можно защищать человека в суде, не будучи адвокатом. Мы нашли готовые бланки ходатайств и подробные инструкции, как их подавать. Дело было за малым — распределить роли. Решили, что я буду защищать Олега, Олег — Ваню, Ваня — Лешу, а Леша — меня. Ударив по рукам, мы пошли делать доверенности.

И вот начался суд. И заседания были организованы так, что мы не могли защищать друг друга — нас развели по времени, а дисциплины и организованности не хватило. В итоге общественный защитник (так называется человек, который защищает человека в суде, не имея статуса адвоката) был только у Олега. И это был я.

 

Времена тогда были вегетарианские, но судебная система уже стала частью репрессивной машины  

С самого начала я набросился на судью — женщину средних лет, среднего роста, с волосами средней длины — с кипой ходатайств. Я грозно требовал перенести суд по месту жительства Олега. Судья отказывалась, я тут же заявлял ей отвод. Она отказывалась отводиться — я гордо заявлял новый. Она отказывалась вести протокол — снова отвод. Отказывалась вызывать наших свидетелей — опять отвод. Процесс был похож на агрессивный боксерский поединок. Мне даже стало казаться, что я побеждаю.

Но внезапно что-то пошло не так. То ли бланки для ходатайств кончились, то ли нам с Олегом надоело бодаться с судьей. В суд пришли омоновцы, один из них (кажется, тот самый майор) рассказал, как злостно Олег нарушил закон. Судья выслушала, закрыла заседание и через полчаса оштрафовала Олега на 500 рублей.

Повод для радости, на самом деле. Меня, Лешу и Ваню позже оштрафовали на тысячу. Времена тогда были вегетарианские, но судебная система уже стала частью репрессивной машины. Не знаю, учили ли тогда активистов на общественных защитников, но мне бы тогда эти знания очень помогли. Возможно, я бы сэкономил тысячу рублей, а Олег — 500. Кто знает?

Сейчас научиться отстаивать права своих друзей в суде можно в Школе общественного защитника. Причем эти знания пригодятся не только на пустяковом процессе по административному правонарушению, но и во время уголовного разбирательства. В статусе общественного защитника человек имеет доступ к обвиняемому в местах лишения свободы, обладает теми же процессуальными правами, что и адвокат. Знания, которые необходимы для эффективной работы, общественный защитник может получить совершенно бесплатно. А вот специалистам, которые могут эти знания дать, нужно платить зарплату. Школа общественного защитника существует исключительно на пожертвования. Помочь проекту бесплатного юридического образования можно, переведя сто, двести или пятьсот рублей по форме ниже. Деньги пойдут на работу школы и обучение юридической грамотности любого, кто захочет помочь себе или своим близким отстоять правду в суде.

 

Сделать пожертвование

Помочь

Вы оформляете ежемесячное пожертвование «Школе общественного защитника». Такое пожертвование раз в месяц списывается с банковской карты или PayPal. Вы в любой момент сможете отключить его.

VISA MasterCard world PayPal Яндекс.Деньги Alfa bank GPay

Перевести для проекта «Школа общественного защитника»

изменить

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения «SOS 69 200», где 69 — идентификатор пожертвования проекта «Школа общественного защитника», а 200 — сумма в рублях.
Текст сообщения:

SOS 69 200

Короткий номер:

3443

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Создать напоминание

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 144 415 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 498 962 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 024 959 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 708 293 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 221 175 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 425 946 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 228 486 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 370 569 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
604 403 576 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: