Тамбовские власти предложили ребенку-инвалиду ждать гарантированное законом жилье 79 лет

«Патронус», детский правозащитный проект фонда «Сделай шаг» и портала «Такие дела» занимается бесплатной юридической помощью детям, чьи права нарушены. Ваш ребенок имеет право на льготное получение жилья, лекарств, санаторного лечения? Обращайтесь в «Патронус». Вашего ребенка отказываются взять в школу или детский сад? Обращайтесь в «Патронус». Вашему ребенку-инвалиду отказывают в инвалидности? Юристы «Патронуса» ждут вас — patronus@nuzhnapomosh.ru.

Юрист проекта «Патронус» Светлана Викторова занимается делами о предоставлении жилья детям сиротам и инвалидам уже больше пяти лет. В Туле приходилось судиться с местной властью, которая отказывалась признать сгоревший дотла дом девочки-сироты непригодным для жизни. В Красноярске пришлось отменить губернаторский указ, который предписывал давать детям жилье не по месту жительства, а по месту потери родительского попечения, то есть, например, в заброшенной деревне, где жилья никогда не построят. В Ступине довелось доказывать в суде, что ребенку-инвалиду нельзя жить в полуразрушенном бараке.

Новое дело пришло из Тамбова. Максим И. (как правило, «Патронус» не разглашает фамилий тех детей, за чьи права судится), 15 лет, детский церебральный паралич, эпилепсия.

Максим прописан в квартире отца, но жить там невозможно. Кроме Максима и его папы в квартире площадью 22 квадратных метра проживает еще и сестра отца с семьей. В доме нет канализации и воды.

Максим с мамой и папой с 2004 года стоят в очереди на получение социального жилья. В 2013 году временное жилье семье предоставили, но оно никуда не годится — 18 квадратных метров в доме для временных переселенцев. Это не соответствует никаким нормам Жилищного кодекса. Мальчик, который с трудом ходит, не может развернуться ни в крохотной кухне, ни в ванной, больше похожей на пенал. Ни о какой лечебной физкультуре, ни о какой активности дома не может быть и речи. Максим все чаще проводит целые дни сидя и из инвалидного кресла почти не встает, просто потому что негде встать.

Семья МаксимаФото: из личного архива

В ответ на запрос Светланы Викторовой управление социальной защиты города Тамбова ответило, что семья И. стоит в очереди на жилье на 398-м месте, что каждый год город выдает нуждающимся пять жилищных сертификатов, так что ждать своей очереди Максиму придется 79 лет. И обещает местная власть не квартиру, а именно сертификат на получение денег, за которые можно купить квартиру, если вдруг найдешь очень дешевый вариант.

Между тем по закону социальное жилье Максиму полагается безусловно и немедленно. Он инвалид, заболевание которого входит в определяемый Жилищным кодексом перечень, его семья не имеет отдельного жилья, он стоит на очереди двенадцать лет. Основываясь на этом, Светлана Викторова составила иск в суд и одержала в суде победу.

Максим все чаще проводит целые дни сидя и из инвалидного кресла почти не встает, просто потому что негде встать

Только эта победа была частичная. Суд признал почему-то, что право на социальное жилье имеет не семья Максима, а только один Максим. Практически это значило, что вместо 60-метровой квартиры, полагающейся на семью из трех человек, суд присудил Максиму квартиру 30-метровую.

Тогда Викторова подала апелляцию. В апелляции значилось, что Максиму 15 лет, то есть по закону он — ребенок, к тому же неспособный жить самостоятельно даже после совершеннолетия. Конвенция о правах ребенка и Семейный кодекс РФ закрепляют за каждым ребенком право жить в семье. Нельзя, следовательно, давать квартиру ребенку и не давать родителям.

Тамбовский областной суд отменил решение районного суда и обязал городские власти предоставить семье Максима жилье площадью 64 квадратных метра.

Тамбовские судебные приставы, получив исполнительный лист, сообщили Викторовой, что сейчас выделяют жилье тем, кто судился в 2012 году. Срок ожидания для Максима сократился с 79 лет до четырех.

Но и это Викторову не удовлетворило. Она пишет жалобу и требует, чтобы решение суда было исполнено немедленно.

Дел, подобных этому, у «Патронуса» около двухсот в год. Для юристов нашего правозащитного проекта это ежедневная работа на полный рабочий день. Ни завтра, ни через год обращений не станет меньше. Мы просим вас подписываться на регулярные пожертвования, чтобы юристы проекта могли работать. Государство редко выполняет свои обязательства по собственной воле. Надо заставлять государство выполнять его собственные законы.