Сергей и Галина Леликовы вместе уже 15 лет, но никогда не видели друг друга. Они рассказали «Таким делам» о первом свидании, прогулках по Москве и любви к кулинарии

Сергей:

— У Гали с рождения было плохое зрение, она видела только очертания предметов. Когда она заканчивала школу, ей сделали неудачную операцию, после этого она полностью ослепла.

Галина:

— А Сережа потерял зрение, когда ему было тридцать пять: уснул, а проснулся уже слепой. Открыл глаза и совсем ничего не увидел. Врачи ему сказали, что сетчатка разорвалась из-за высокого артериального давления и переутомления. Но он очень быстро адаптировался, лучше некоторых незрячих, которые с детства не видят. Правда, после того, как ослеп, он остался без общения: с первой женой на тот момент он уже развелся, а друзья, которые оказались совсем не друзьями, очень быстро отвалились.

Сергей:

— Мой незрячий приятель женился на девушке, с которой познакомился на предприятии, куда брали и незрячих, и слабослышащих — всех. Я его очень долго уговаривал, чтобы он меня тоже с кем-то познакомил, чтобы я завел шуры-муры, а потом, может быть, и семью создал.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Сергей
Фото: Анна Иванцова для ТД
Галина

Галина:

— А это было предприятие, где я работала. И наш общий знакомый решил нас свести. Только почему-то он не подошел ко мне напрямую, а подослал свою немного странную приятельницу. Она спросила, хочу ли я познакомиться с Сережей, но не знала о нем ровным счетом ничего: ни о том, какой у него рост, ни о том, чем он занимается, ни о том, выпивает он или нет.

Сергей:

— Это вообще-то бич нашего общества.

Галина:

— Девушка продиктовала мне телефон Сережи, и я ему почему-то позвонила.

Сергей:

— Первый наш разговор затянулся на четыре с половиной часа. Интересно было узнать друг о друге все. Нам ведь уже было по 36 лет. Я рассказал Гале и о своей первой семье. Хотелось быть честным, потому что иначе остались бы черные комки в душе. Я всегда действую согласно стратегии разведчиков: говори правду — никогда не запутаешься.

Галина:

— Было уже поздно, мне хотелось спать, потому что с утра нужно рано встать на работу, а Сережа все говорил и говорил.

Сережа потерял зрение, когда ему было тридцать пять: уснул, а проснулся уже слепой

Сергей:

— У нас завязалась дружба. Мысли пригласить Галю домой у меня были, но обычно все женщины в таких случаях говорят: «Я не такая». Но я знал, что рано или поздно Галя все равно приедет.

Галина:

— Я его опередила. Позвонила и спросила: «Чего мы все разговариваем и разговариваем, надо посмотреть друг на друга, в смысле, встретиться». Но сказала, что одна не приеду. Как-то неловко было. Приеду с сестрой, с мужем сестры и собакой-проводником.

Фото: Анна Иванцова для ТД

Сергей:

— Галя сказала: «Мы всей командой ввалимся к тебе». А я подумал: «Ну и пожалуйста». Меня команда особо не интересовала, меня интересовала Галя. Я тогда жил с родителями, и, когда сказал об этом маме, она, конечно, притухла.

Галина:

— Мы приехали к Сереже на троллейбусе, волновались, конечно. Потому что в первый раз.

Сергей:

— Мы с мамой пошли встречать их на остановку. Мама — главный адмирал, ей надо было посмотреть на Галю, она была категорически против, чтобы я знакомился с какой-то женщиной. Так и говорила: «Тебе, сынок, это не надо. Ты уже все». Это очень печально, когда родители ставят на тебе крест. И вот мы выходим к остановке, я стою с мамой, держу ее за руку. Приезжает троллейбус. И тут мама замерла, выдохнула и говорит медленно: «Вот они, приехали. Собака. Мужик. И две девки». Так их и назвала! И я начал маму расспрашивать, как они выглядят, а она в ступор впала. Сказала мне только, что у одной длинные волосы, а другая в шароварах. В шароварах была Галя.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Сергей
Фото: Анна Иванцова для ТД
Галина

Я тогда первый раз в жизни, будучи незрячим, порезал салат оливье. А еще у нас квартиры оказались похожи один в один. Гости так удивились! Нашему брату сложно, когда попадаешь в новые обстоятельства. А тут им и привыкать не пришлось.

Галина:

— В тот же день Сергей мне рассказал, что у него диабет, чтобы ничего не утаивать. Мы с ним начали встречаться в центре Москвы, так, чтобы проехать одинаковое расстояние. На первые встречи нас привозили родители, было немного странно, но потом мы сами запомнили дорогу.

Сергей:

— Яркого и цветущего признания в любви у нас не было. Как-то плавно мы пришли к тому, что начали жить вместе. У каждого свой характер, своя история. А я из числа тех, кто по ушам не ездит — делами и поступками доказывает любовь. Я могу приготовить ей завтрак, встать, убрать, постирать. Это для меня проявление любви.

Фото: Анна Иванцова для ТД

Галина:

— Меня в Сереже восхищает то, как он справляется с трудностями. Ладно я: привыкла к слепоте, а вот у Сережи есть чему поучиться. Он очень стойкий, неутомимый. «Жажда жизни» — это про него, ведь некоторые люди лишаются меньшего и опускают руки. Когда он ослеп, ему предлагали путевку в Волоколамск, в центральную школу восстановления трудоспособности: там незрячих учат ориентироваться в пространстве и держать трость. Он отказывался туда ехать и говорил: «Ты меня научишь». И я учила. Но одно дело идти под ручку с человеком, который видит, и совсем другое, когда тебя ведет незрячий. Я невольно концентрировалась, следила за тем, как он ставит трость, прислушивалась к шагам. Объясняла, как правильно ходить. А потом он так освоился, что стал ходить лучше меня. И мы стали учиться друг у друга.

Яркого признания в любви у нас не было. плавно мы пришли к тому, что начали жить вместе

Сергей:

— Галя для меня цветочек. Моя обязанность — сделать так, чтобы она цвела, и почва вокруг нее всегда была ухожена и облагорожена. Мы вместе, поэтому я несу за нее ответственность.

Галина:

— Конечно, мы иногда ссоримся, потому что накапливаются мелкие обиды. Раньше Сережа чаще обижался и сидел, как сыч. Сделать шаг навстречу ему казалось слабостью характера, а я ему вдолбила, что прийти и первым сказать, что ты не прав, — это показатель силы.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Фото: Анна Иванцова для ТД

Сергей:

— Я сейчас всегда иду у Гали просить прощения, если что. Бывает, как говорится, Остапа несет, я вспылю, наговорю лишнего.

Галина:

— У Сережи взрывной характер. Я его за это называю «бешеный огурец».

Сергей:

— Мы по темпераменту разные люди. Она спокойная, а я взрывной: могу броситься на амбразуру, первым запрыгнуть в море, спасти от пожара. Еще и лезгинку станцевать. Это, конечно, я в молодости такой был, а сейчас болезнь из меня силы вытягивает. После того как я вспылю, нужно найти смелость выдавить из себя одну фразу: «Ты меня прости, если сможешь». Это примерно как попросить кого-то о помощи, когда я один выхожу из автобуса. Я же знаю, что там высокие ступеньки, что без поддержки могу упасть, но случается, меня заклинивает, и мне просто страшно сказать: «Помогите пожалуйста», хоть тресни. Так и в отношениях.

Фото: Анна Иванцова для ТД

Галина:

— Еще бывает сложно признаться, что у тебя не осталось сил. Когда Сережа устает, у нас выдаются тяжелые дни. Я иногда не отхожу от него. Сначала он пытается держаться, а потом начинает срываться, ему становится тяжело ходить. Он злится, когда я хочу ему помочь, постоянно говорит: «Я сам», пока не рухнет. Я же не могу в него заглянуть, понять, насколько ему плохо. Так бывает, когда он начинает готовить что-нибудь, но не может рассчитать свои силы и быстро устает.

Сергей:

— Галя, конечно, в такие моменты подставляет плечо, но поругивает. Она не понимает главного: я же для нее стараюсь. Когда мы познакомились, Галя обмолвилась, что очень любит шоколадный торт «Прага». Я научился готовить этот торт. Потом перешел к другим рецептам.

Галина:

— Мы хоть и не путешествуем, постоянно пробуем новые блюда со всего света, потому что Сережа готовит по рецептам из Франции, Грузии, Германии, Австрии. Он находит видео, где кулинары подробно проговаривают свои действия, и так учится. Вот недавно к нам приходили друзья, мы готовили им торт Захер. Они сказали, что бывали в Зальцбурге, но там Захер не такой вкусный, как тот, что приготовили мы.

Галя обмолвилась, что очень любит шоколадный торт «Прага». Я научился готовить этот торт

Сергей:

— Я в последнее время из-за болезни стал готовить меньше. Отдаю рецепты Гале, а сам сажусь как царь и указываю, что ей делать. Мы безбожно ругаемся из-за этого.

Галина:

— Сереже кажется, что я все очень медленно делаю.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Фото: Анна Иванцова для ТД

Сергей:

— В такие моменты я напоминаю Гале о существовании Гордона Рамзи (британский шеф-повар, удостоившийся трех звезд Мишлен — ред.ТД), и она меня слушается.

Галя тоже устает, она же не робот, хотя она всегда выглядит очень хорошо, потому что за собой следит. Делает зарядку каждое утро, вот недавно покрасила волосы. Она вообще-то шатеночка, но сейчас у нее светлые волосы. Мне кажется, ей так лучше. Она у меня очень модная и статная.

Галина:

— А Сережа симпатичный блондин. Мне так его знакомые описывали. Такой подбородок у него мужской, волевой. Даже ямочка имеется. Носик аккуратненький. Очень мужские черты лица. А еще Сережа высокий, спортивный.

Фото: Анна Иванцова для ТД

Сергей:

— Мы иногда вспоминаем, как мы носились, когда нам было по двадцать лет. Сейчас уже этого нет. Думаем о том, что будет дальше. И я, и Галя знаем, что та ситуация, в которой я должен оказаться из-за болезни, очень непростая. И нам надо идти либо рука об руку, либо расставаться сейчас. Но мы для себя уже решили, что будем вместе до конца.

Сергей и Галина — постоянные читатели журнала «Ваш собеседник», единственного на территории бывшего СССР издания для слепоглухих. «Ваш собеседник» публикует информацию о реабилитации и социальной адаптации, о том, как устроена жизнь инвалидов в России и за рубежом, что делают органы государственной и местной власти для слепоглухих, какие есть льготы. А еще журнал — это площадка, где слепоглухие могут общаться друг с другом, знакомиться, обмениваться интересующей их информацией. «Ваш собеседник» выпускают в двух видах: с крупным шрифтом для тех, кто имеет остаточное зрение, и со шрифтом Брайля.

К сожалению, журнал выходит всего четыре раза в год, и его тиража не хватает на всех нуждающихся. Фонд «Нужна помощь» собирает деньги, чтобы увеличить тиражность журнала в следующие 12 месяцев до 1300 плоскопечатных экземпляров и до 90 экземпляров со шрифтом Брайля. Кроме того, необходимы средства на покупку новой оргтехники (в настоящий момент сотрудники редакции используют домашние компьютеры выпуска 2010 года, которые постоянно выходят из строя).