Леша успешно сдал ЕГЭ и поступил в институт, о котором мечтал. В этом не было бы ничего удивительного, если бы не тот факт, что Леша — «детдомовский», и школьную программу за несколько последних лет он одолел буквально за полгода, когда к его обучению подключились учителя из программы «Дистанционное образование воспитанников детских домов»

У Леши Ксенофонтова три сестры и четыре брата. Мама в розыске, папа в деревне, пропивает пенсию. Леша никогда не видел родителей и вообще мало что видел, кроме стен вольского детдома. Но теперь он уезжает в Саратов, в новую, самостоятельную жизнь. Единственный из всего детского дома, Леша поступил в вуз — в Аграрный университет имени Вавилова — хватило баллов ЕГЭ.

***

На таких, как Леша, учителя в школах обычно машут рукой и закрывают глаза на неуспеваемость: «Детдомовец, что с него взять». Никто не следит за тем, чтобы ребята делали уроки, никто не наймет им репетитора, никто не будет натаскивать их к ЕГЭ. Поэтому лучшее, что их ждет, — техникум. И скорее всего по очень простой и скучной специальности.

Чтобы переломить эту ситуацию, фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» разработал проект «Дистанционное образование воспитанников детских домов». В рамках проекта учителя занимаются по Skype с воспитанниками детских домов в разных городах, готовят их к поступлению в ВУЗы и колледжи.

***

Детский дом Вольска находится в центре города. Обстановка простая, домашняя. Каждая группа, в которой живут ребята определенного возраста, называется семьей. В каждой семье — своя кухня, спальни, гостиная. Руководство детдома старается, чтобы воспитанники росли самостоятельными — сами готовили, сами стирали одежду. И еще они очень хотят для ребят лучшего будущего.

Алексей говорит, что у него нет зависти к «домашним» ребятам: «Просто мне объяснили, что так получилось. Ну, судьба такая. И я принял это все»Фото: Кристина Сырчикова для ТД

«У нас есть дети, которых нельзя упускать, — говорит замдиректора по социальной работе и куратор проекта «Дистанционное образование» Елена Шикунова. — Они талантливые, любознательные, могут хорошо учиться. Если с ними заниматься, у них есть все шансы поступить в ВУЗ. Вот Ильдар, например, только что закончил школу. С детства мечтал стать полицейским. Он очень старался, совсем немного не дотянул. Но еще не все потеряно. А еще у нас есть Леша, очень талантливый мальчик, хочет быть экологом. Парень и по учебе старается, и в духовом оркестре играет… В общем, мы понимали, что ребятам нужен кто-то, кто поможет им сдать ЕГЭ, и сразу ухватились за этот проект. Правда, не понимали, как его реализовывать: компьютеров-то у нас нет. И что делать?»

Но авторы проекта придумали выход — предложили найти для ребят учителей из других школ Вольска, чтобы те несколько раз в неделю приходили бы в детский дом подтягивать их по разным предметам. Елена Шикунова начала искать учителей и столкнулась с тем, что учить «детдомовских» никто не горел желанием.

«Учителя как услышат, что заниматься надо будет с детьми из детского дома, отказываются. Боятся»

«Учителя как услышат, что заниматься надо будет с детьми из детского дома, отказываются. Боятся. Плюс до ЕГЭ и ГИА оставалось меньше полугода. В общем, мы нашли только одну учительницу по обществознанию для Ильдара и Леши. А математику у девятых классов взялась вести я, потому что в прошлом ее преподавала в школе».

Для начала Елена Шикунова дала ребятам контрольную за пятый класс — посмотреть, как справятся. И когда увидела результат, ее затрясло. «Пробелы всплыли колоссальные! Когда человек в девятом классе не может сложить дроби с одинаковыми знаменателями, это страшно. Но делать было нечего — стали заниматься. Потихоньку, медленно, восполняла эти пробелы».

Елена ШикуноваФото: Кристина Сырчикова для ТД

Через какое-то время Елена пошла в школу, где учатся ее ребята, чтобы расспросить учителей, какие изменения с ними произошли. «Ой, вы знаете, она без стеснения выходит к доске!» «Он научился раскрывать скобки», — рассказывали ей. «Вы представляете? Девятый класс, они скобки раскрыть не могли! Так постепенно тройки, которые раньше им ставили, закрыв глаза, стали заслуженными. И дети приободрились, начали верить, что смогут сдать экзамены».

***

Учитель обществознания Татьяна Мартынова улыбается как Кэмерон Диаз. Неудивительно, что, когда после окончания университета она пришла работать воспитателем в интернат для детей-сирот, они влюбились в нее по уши.

«Они за мной, как за мамкой ходили, — вспоминает учительница. — Мне домой идти, а они вцепятся и не отпускают. Приду — пальто снимут, на вешалку повесят. Помню, ищу как-то сапоги свои — нет сапог. А они их вымыли и поставили сушиться! Такие дети… С каждой своей зарплаты я им игру какую-нибудь в игровую комнату покупала — у нас такая негласная договоренность была. Они даже ко мне домой убегали. Посидим, чай попьем, потом я их веду обратно.

Там был один мальчик, у него волосы такие ершистые, ежиком стояли. Он свою голову мне все время подставлял, чтобы я гладила. А потом его родители забрали на каникулы, и он погиб, попал под автобус. Я не могла смотреть на его пустую кровать, стоящие рядом ботиночки. Все сжималось внутри. Я потом ушла в декрет и не вернулась туда…»

С тех пор прошло много лет. Татьяна работала в разных школах с самыми обычными, «домашними» детьми. Сегодня она преподает историю и обществознание в вольской гимназии. И когда ей позвонили из детского дома и предложили заняться репетиторством, она, как и все, оторопела.

«Я засомневалась. Страшно: что за дети, какой характер, справлюсь ли? Но решила сходить и посмотреть на них. Отказаться всегда успею. И когда меня познакомили с мальчишками, Ильдаром и Лешей, я увидела в них изюминку, которой нет в домашних детях. Они открытые очень, откликаются на доброту. Сразу отвели меня к себе в “семью”, напоили чаем. Я в первые минуты поняла, что зря боялась».

Татьяна МартыноваФото: Кристина Сырчикова для ТД

Татьяна пришла в восторг от первого же урока. Пацаны слушали ее, раскрыв рты, все 45 минут. А потом завалили вопросами.

«Домашние дети требовательные, своенравные, а там меня встречали на пороге и весь урок смотрели в рот. Домашние избалованные, а эти боятся, что о них плохо подумают, и очень стараются. И мне хотелось выкладываться для них на всю катушку. Единственное, о чем я жалею, — у нас было мало времени на занятия».

Так же как и Елена Шикунова, Татьяна Мартынова подивилась пробелам в знаниях парней. «Какую тему ни возьми — везде беда. Правоведение, экономика, социология, общество… Я не знала, за что хвататься».

«Домашние дети требовательные, своенравные, а детдомовские меня встречали на пороге и весь урок смотрели в рот»

 

Систему подготовки к ЕГЭ пришлось выстраивать по-другому — объяснять простые понятия, приводить много примеров и, поскольку нет компьютеров, задавать очень много эссе на дом.

«ЕГЭ сдавать сложно, потому что в заданиях очень много иностранных слов. Дети из-за этого вопросы не понимают. Вот вы знаете, что такое “нуклеарная семья”? Дети от таких слов в ступор впадают. Так что я объясняла все эти слова и задавала им эссе с примерами из жизни и истории. Потом мы их читали, разбирали ошибки… Я боялась, что они не справятся, ночь перед ЕГЭ спать не могла. А они справились. Можно было бы и больше баллов набрать, просто у нас не хватило времени».

Татьяна говорит, что в следующем году, если проект «Дистанционное образование» продолжится, с удовольствием будет работать с ребятами из вольского детского дома. На этот раз они постараются начать раньше.

***

Из детства у Леши сохранилось одно воспоминание. Ему три годика, из дома малютки его везут в детский дом. Он идет через двор, заходит внутрь. И начинает плакать. Чьи-то руки подхватывают его, потом протягивают ему игрушки. Он успокаивается, садится на пол и играет.

«Так я и живу здесь всю жизнь, — говорит Леша. — Есть такие выражения — «детдомовец» и «домашний». Я к клейму «детдомовец» отношусь нормально. Ну, судьба у меня такая, ну так получилось, что поделаешь? Нужно уметь принимать все».

Общаться в стенах детдома неинтересно — Леша ведет нас с фотографом по узким улочкам города, в котором провел всю жизнь. В масштабах Саратовской области Вольск — очень маленький. Деревянные домики соседствуют с невзрачными пятиэтажками. Побитые жизнью дороги, нервно газуя, бороздят такси: двери без ручек, пробитые бамперы, пыльные сиденья. Пешеходная улица красива, но коротка. И куда ни глянь — холмы, с которых видно весь город.

По дороге наверх, на холмы, парень рассказывает о себе: «Я все время тянулся за старшими — были у нас тут двое братьев, мы дружили. Один с золотой медалью даже школу закончил. Вот я всякого набирался от них, тоже хотел, как они, быть умным. Хотя учился я средне. Отвлекался много. Но в школе есть дети и похуже нас, детдомовских, по отношению к учителям и учебе. Так что я себя не таким, как все, никогда не чувствовал. В одиннадцатый класс вот идти не хотел — смотрел на других. Они уходят после девятого, а мне зачем оставаться? Не было своего мнения. Спасибо психологам, они меня убедили идти дальше, я задумался о будущем».

11 класс Леша закончил без троек. Говорит, это все «Дистанционное образование». И очень хорошо, что занимались с учителем, а не по Skype: будь у них компьютеры, считает Леша, вместо учебы они бы играли в игры.

«Все, что я пропустил в школе, учитель мне спокойно объяснила. А сколько мы сочинений писали! Я за всю жизнь столько не написал. Бывало, конечно, лениво, но у нас с Ильдаром была конкуренция: если он сделал домашку, то я не могу не сделать. Так мы друг друга делали сильнее».

Леше нравится вид с холма на Вольск и Волгу. Говорит, что раньше здесь было царское кладбище. И однажды они нашли здесь шкатулку с бусамиФото: Кристина Сырчикова для ТД

Ильдару не хватило нескольких баллов для поступления, но сдаваться он не собирается: говорит, сходит в армию, потом снова будет пытаться поступать в институт МВД. А Леша в Саратове будет учиться в аграрном университете имени Вавилова на экологическом факультете. Куда потом пойдет работать, точно не знает. Говорит, планы строить нельзя, примета плохая.

Мы добрались до вершины холма, уселись прямо на землю. Леша жмурится на солнце и говорит: «Вот я теперь буду учиться, будет стипендия. Хорошая, говорят. Я хотел бы помочь отцу, сделать для него что-то. Он же где-то в деревне пьет, жизнь свою гробит. Я к нему съезжу, поговорю. Если убедить не получится, отдам его в дом престарелых, чтобы его там кормили, одевали. Чтобы он не пропивал пенсию, а жил на нее нормально».

Деньги на зарплату Татьяне, Елене и другим преподавателям, которые занимаются с воспитанниками детских домов по всей России, собирает фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Если вы оформите пожертвование на 100, 200 или 500 рублей, то еще у одного Леши в этом учебном году появится шанс сдать экзамены и поступить в институт. Этим ребятам важна любая наша поддержка, им очень нужно поверить в себя и заняться интересным делом, а не пропивать всю зарплату или пенсию.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!