Как магазин интимных товаров занимается просвещением и благотворительностью

В тринадцать лет я стала школьной знаменитостью. На летних каникулах нашла в родительских закромах старательно переписанную и переснятую на камеру «Технику секса». Вообще-то я искала конфеты, но «Техника секса» тоже оказалась ничего. И не то что бы секс меня, пионерку и тимуровца, сильно волновал, просто я читала все, до чего дотягивалась. Про подвиг Вали Котика, африканские племена, анатомию, мушкетеров, покорение Марса.

В школе я по секрету поделилась тайными знаниями с подругой, подруга сказала «Фу», но на следующей перемене привела еще двоих. Через день в раздевалке перед физрой я уже читала лекцию девичьей половине класса. Через неделю старшеклассницы, красивые и недосягаемо взрослые, отлавливали меня между уроками, делились бутербродами и просили рассказать, как там что. При словах «оргазм» и «эрогенные зоны» старшеклассницы краснели, но что-то записывали в свои тетрадки.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Товары в ритейл-зоне Центра сексуального образования Secrets
Фото: Анна Иванцова для ТД
Товары в ритейл-зоне Центра сексуального образования Secrets

И вот в момент триумфа, когда я на скелете из кабинета биологии показывала, где именно находятся эрогенные зоны, оказалось, что рядом стоит моя классная, историчка. Мне она казалась глубоко пожилой, скучной и страшной. Вообще-то, тогда она была на пять лет моложе, чем я сейчас.

 Я замерла, понимая, что сейчас грянет буря. Возможно, меня даже исключат из пионеров и тимуровцев, выгонят из школы, позвонят маме.

«Продолжай, Лещенко, — сказала историчка, — я тоже послушаю. Никогда не поздно узнать что-то новое».

***

 Я иду мимо магазина «Точка любви», из дверей, смущенно оглядываясь, выходят две женщины.

— Ну, спасибо тебе, — говорит одна. — У меня вон до сих пор уши красные, стыдобище какое.

— Да ладно тебе, — отвечает вторая. — Хоть раз в жизни надо посмотреть, интересно же.

— Тебе до пенсии десять лет, скоро внуков будешь нянчить, ты что, серьезно там что-то купить хотела?

— Может, и хотела, — вздыхает женщина, — только раньше надо было, а теперь и правда уже поздно.

Они идут рядом — почти мои ровесницы, красивые, никакие не старые и ничего еще не поздно. И мне ужасно обидно за них — и за себя тоже.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Елена Галецкая
Фото: Анна Иванцова для ТД
Елена Галецкая

Я выросла при роддоме и до сих пор помню истории, которые рассказывали врачи — про женщин, приходивших на аборты, потому что были уверены, что презервативы — это разврат, про девочек-подростков, которые не верили, что беременны, потому что «ну мы же в губы не целовались», про девушку, которая на вопрос гинеколога, живет ли она половой жизнью, ответила, что конечно, они все спят на полу, потому что семья большая.

Фраза «В Советском Союзе секса не было» набила оскомину. Секс, конечно, был, но где-то там, под одеялом, старательно спрятанный, стыдный и запретный. Потом, в 90-ые, о сексе не писал только ленивый, и газету «Спид-инфо» сметали в киосках, а в ларьках рядом со «Сникерсами» и спиртом «Рояль» жизнерадостно стояли резиновые пенисы. Все стало можно. Но секс и все с ним связанное так и осталось неловкой темой.

В Центре сексуального образования «Secrets»прошли обучение более 30 ТЫСЯЧ человек

В Центре сексуального образования «Secrets», афилированном с магазином «Точка любви», работают люди, которые пытаются это изменить.

«Мы учим не просто сексуальной технике и мастерству, мы говорим о физиологии, анатомии, психологии в комплексе, — рассказывает пресс-секретарь Центра Елена Галецкая. — На бесплатные тренинги приходят самые разные люди, с разными запросами, они могут понять, интересно ли им, выбрать, присмотреться. И часто случается так, что потом они приводят своих партнеров».

В Центре прошли обучение более 30 тысяч человек. Даже для Москвы это достаточно большая цифра. По статистике в России секс-шопы посещают от 5% до 7% населения, и основная масса приходится на Москву и Питер. Кто-то заходит из интереса, посмотреть на «игрушки», кто-то «приколоться и поржать», но есть «постоянники», те, кто приходят регулярно, и это основная целевая аудитория.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Центр сексуального образования Secrets
Фото: Анна Иванцова для ТД
Тренер Центра сексуального образования Secrets Оксана

«В наших магазинах “Точка любви” раз в месяц проводятся мастер-классы с консультантом, помогающим сделать выбор. И если задавать вопросы продавцам многие стесняются, то с консультантом общаются более свободно, — говорит Елена. — Мы хотим, чтобы люди узнавали себя, свое тело и не боялись его».

Несмотря на годы свободы и доступности информации уровень сексуального образования у нас по-прежнему примерно детсадовский. Доступных и профессионально сделанных обучающих программ мало. В Центре сексуального образования тренеры сталкиваются иногда с ситуациями, когда люди не знают элементарных вещей о собственном теле.

Жильцы домов, в которых открывались магазины «ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ», возмущались и требовали их закрыть

«Наш сегмент 18+ очень хрупкий. Официально мы легальны, но не легитимны, — огорчается Елена. — Я знаю случаи, когда наши коллеги сталкивались с тем, что жильцы домов, в которых открывались магазины, возмущались и требовали их закрыть. Для многих все, что связано с сексом, до сих пор табу. Мы бы хотели, чтобы к нам относились по-другому, чтобы воспринимали нас как любой другой бизнес, встроенный в социальную жизнь».

Год назад, когда Центр только начинал работу, Елена предложила руководству участие в благотворительных проектах и была очень рада, когда ее идею поддержали. Много времени ушло на поиски фонда — как оказалось, никто не был готов сотрудничать с таким «несерьезным» бизнесом.

Фото: Анна Иванцова для ТД
Магазин «Точка любви» в Нижнем Сусальном переулке
Фото: Анна Иванцова для ТД
Товары в ритейл-зоне Центра сексуального образования Secrets

«У меня уже опускались руки, когда я познакомилась с Викторией Агаджановой, директором фонда “Живой”, — вспоминает Елена. — Мы долго разговаривали, выстраивали концепцию. И я очень благодарна Виктории за ее желание сотрудничать. И за понимание. Да, мы не тот сектор, который принесет сразу много денег. Но мы хотим участвовать в социальной жизни и помогать людям. Фонд “Живой” — один из немногих в России, занимающийся сбором средств для помощи взрослым людям. Деньги на лечение тех, кто старше 18, собираются трудно. На детей и животных люди жертвуют охотнее, слабым легче сочувствовать, чем такому же взрослому человеку, как ты сам. Взрослых почему-то не очень жалко. Я часто встречаю в комментариях под объявлениями для сбора средств для взрослых слова о том, что взрослый и сам о себе и своем здоровье может позаботиться — продать квартиру, машину, взять кредит, занять у знакомых».

Многие благотворительные фонды не были готовы сотрудничать с таким «несерьезным» бизнесом

Летом в магазинах «Точка любви» и в Центре установили ящики для сбора средств, в конце октября в Центре пройдет открытая конференция о сексуальных отношениях в современной России, все средства, собранные там, буду перечислены в фонд «Живой».

«Я очень переживаю, — говорит Елена. — Денег мы пока собираем не очень много. Для людей это все-таки непривычно, это разрыв шаблона — секс-шоп и вдруг сбор пожертвований. Но это только начало. И я верю, что, когда наши посетители привыкнут, денег будет больше.

Читайте также к колонке "Пока Живой" Митя Алешковский: Пока живой Проведите над собой социальный эксперимент: прочитайте этот текст и подтвердите или опровергните статистику

Да, мы первые в нашем секторе, кто начал участвовать в благотворительных сборах — быть первым всегда сложно. Я считаю, если ты можешь что-то сделать для других — делай это. И рада, что мои коллеги по работе меня поддерживают. Мы растем, развиваемся, взрослеем. Для меня взросление — это социальная ответственность. Мы взрослые. Взрослые должны помогать взрослым».

Фонд «Живой» оказывает помощь только людям трудоспособного возраста. Он помогает тем, кому отказало государство или же другие фонды. Но сегодня самому «Живому» необходима наша помощь: проблемы с финансированием поставили его на грань выживания. Фонд «Нужна помощь» собирает средства на административные расходы фонда «Живой»: зарплату сотрудников, аренду офиса, почтовые расходы и прочие платежи. Ведь если «Живой» закроется, к кому мы сможем обратиться в случае беды?