Аленушка

Собрано
1 416 567 r
Нужно
1 351 750 r

Сбор средств окончен

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Однажды утром на остановке я встретила героиню сказки из моего детства

Осень. Любимое время года. Прохладно и солнечно. Липовая аллея на Косыгина по утрам засыпана желтыми листьями. Их уберут, но не сразу. В восемь утра они еще будут лежать на асфальте. Я хожу по аллее до «Воробьевых гор», хотя живу рядом с другой станцией метро — красиво: черные стволы, яркая листва, в синем утреннем небе шпиль МГУ. Воздух пахнет влагой и горечью. Еще тихо, шум машин начнется чуть позже. Я люблю до мурашек сонный, осенний, утренний город. Полчаса до метро — настроение на весь день. Сегодня вместо того, чтобы шуршать ногами по сухим листьям, бегу рысцой в сторону «Ленинского проспекта» — проспала. Вылетаю на «Коломенской» из метро, лечу пулей, у офиса клиента меня уже ждет коллега.

— Вы можете мне помочь?

Ко мне поворачивается невысокая, худенькая девушка с белой тростью. Странный, высокий голос с непривычными интонациями. Упс… Как же не вовремя! Лететь пулей не получится. Отказывать неудобно. Как неприятно она произносит слова. Девушка убирает прядь за ухо, в ухе слуховой аппарат.

— Могу, только не знаю как.

Девушка уверенно обходит меня справа и берет под руку:

— Мне нужен автобус номер 219, чтобы доехать до больницы семьдесят девять. Вы знаете, где остановка?

— Нет, но как-нибудь найдем.

У ее голоса, несмотря на странное произношение, есть своя мелодика

Идем на удивление быстро, девушка, постукивая перед собой тросточкой, шагает уверенно. Быстро находится указатель с номером автобуса, нам по пути. Девушка очень высоким голосом рассказывает, что она умеет доезжать до больницы, главное найти остановку, когда выходишь из метро. У ее голоса, несмотря на странное произношение, есть своя мелодика. Вспоминаю приятельницу с таким же детским тембром.

— Вы очень похожи на мою подругу, —  они действительно похожи, большеглазые и хрупкие до прозрачности, красивые женщины-дети.

— А какая она?

Я забываю, что девушка не видит:

— Она как Аленушка из «Морозко», видели сказку?

— Нет, я почему-то не знаю этот фильм.

— Потому, что это сказка из моего детства, не из вашего, — обе смеемся. Мое детство закончилось намного раньше, чем началось ее.

— А какая там Аленушка?

— Маленькая, глазастая, с тоненьким голосом. Красивая.

Девушка останавливается посреди перехода и разворачивает меня к себе:

— Скажите, а у меня разве не маленькие глаза? — поднимает ко мне открытое лицо. Радужка удивительно ясная, чудесного серовато-синего цвета.

— Нет. У вас большие глаза.

— Правда? — детское восхищение, сомнение, надежда, что это действительно так.

— Правда.

— А вы можете сказать, какого они цвета?

— Серо-синие.

— А это красивый цвет?

— Очень! — и это правда, цвет глаз насыщенный, чистый, необычный.

— Вы не знали, какого цвета ваши глаза?

— Нет, мне никто этого не говорил, — восторг ребенка, нашедшего под елкой игрушку. Восторг штука заразная, радуемся обе. Одна узнала, какого цвета у нее глаза, другая — как радостно бывает это знать.

Шагаем к остановке, болтаем о том, что она умеет путешествовать по городу одна. Солнце. Тепло и тихо. Много ли нужно для хорошего настроения?

Она не хочет ждать автобус, я подвожу ее к маршрутке. Молоденький горский мальчик, увидев белую трость, выскакивает с переднего сиденья и помогает ей забраться на свое место. Мы прощаемся, и я опять лечу пулей. Она кричит мне в спину:

— Я обязательно посмотрю «Морозко».

Параллельный мир темной тишины живет рядом с нами

Не Аленушка, Настенька. Через неделю мне скажут, что героиню «Морозко» звали Настенька. Я забыла сказку из детства и не спросила имени попутчицы.

Маленькая, хрупкая, сильная духом, большеглазая слепая со странными интонациями. Стойкий оловянный солдатик, научившийся жить свою жизнь в тех условиях, которые эта жизнь жестоко отмерила.

Когда я училась в институте, нам говорили, что люди мыслят словами. На мой вопрос, как тогда мыслят слепоглухие от рождения люди, преподаватель ничего не смогла ответить. Я так и не нашла ответа, каков мир людей, живущих в темноте и тишине.

Моя осень — синее небо, черные стволы, шпиль МГУ, шорох желтых листьев, тихий сонный город, опята в лесу, пылающая рябина, звонкая синица на балконе соседа, осыпающаяся лиственница во дворе.

Их осень — прохлада, запах сухой листвы, горячий чай и теплый кот? Параллельный мир темной тишины живет рядом с нами. Расширьте границы этих темных, беззвучных миров. Да, в нем не появятся шпиль МГУ и желтая лиственница, но будут прикосновения теплых пальцев к руке, высшее образование и, если совсем повезет, голоса.

Читайте также «Человечность — это азартный спорт» Слепоглухой профессор психологии — о проблеме достоинства у инвалидов и о том, как решиться жить

Фонд «Нужна помощь» помогает собрать деньги на оборудование «Дома слепоглухих» — это учебно-реабилитационный центр, в котором учатся азбуке Брайля, работе на компьютере, навыкам самообслуживания, ориентации в пространстве. «Дом», помимо обучения прикладным навыкам, проводит для подопечных психологическую реабилитацию и тренинги, чтобы все полученные навыки имели смысл, чтобы слепоглухие хотели жить, работать, знакомиться и общаться с людьми, становиться все более полноценными в той жизни, которую они могут вести. За год проект рассчитывает помочь 150 слепоглухим инвалидам. Помогите и вы проекту! Для этого надо всего лишь оформить регулярное пожертвование.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 8 387 715 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 640 448 r Нужно 2 988 672 r
Живой Собрано 7 712 067 r Нужно 10 026 109 r
Всего собрано
405 690 225 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: