Однажды утром на остановке я встретила героиню сказки из моего детства

Осень. Любимое время года. Прохладно и солнечно. Липовая аллея на Косыгина по утрам засыпана желтыми листьями. Их уберут, но не сразу. В восемь утра они еще будут лежать на асфальте. Я хожу по аллее до «Воробьевых гор», хотя живу рядом с другой станцией метро — красиво: черные стволы, яркая листва, в синем утреннем небе шпиль МГУ. Воздух пахнет влагой и горечью. Еще тихо, шум машин начнется чуть позже. Я люблю до мурашек сонный, осенний, утренний город. Полчаса до метро — настроение на весь день. Сегодня вместо того, чтобы шуршать ногами по сухим листьям, бегу рысцой в сторону «Ленинского проспекта» — проспала. Вылетаю на «Коломенской» из метро, лечу пулей, у офиса клиента меня уже ждет коллега.

— Вы можете мне помочь?

Ко мне поворачивается невысокая, худенькая девушка с белой тростью. Странный, высокий голос с непривычными интонациями. Упс… Как же не вовремя! Лететь пулей не получится. Отказывать неудобно. Как неприятно она произносит слова. Девушка убирает прядь за ухо, в ухе слуховой аппарат.

— Могу, только не знаю как.

Девушка уверенно обходит меня справа и берет под руку:

— Мне нужен автобус номер 219, чтобы доехать до больницы семьдесят девять. Вы знаете, где остановка?

— Нет, но как-нибудь найдем.

У ее голоса, несмотря на странное произношение, есть своя мелодика

Идем на удивление быстро, девушка, постукивая перед собой тросточкой, шагает уверенно. Быстро находится указатель с номером автобуса, нам по пути. Девушка очень высоким голосом рассказывает, что она умеет доезжать до больницы, главное найти остановку, когда выходишь из метро. У ее голоса, несмотря на странное произношение, есть своя мелодика. Вспоминаю приятельницу с таким же детским тембром.

— Вы очень похожи на мою подругу, —  они действительно похожи, большеглазые и хрупкие до прозрачности, красивые женщины-дети.

— А какая она?

Я забываю, что девушка не видит:

— Она как Аленушка из «Морозко», видели сказку?

— Нет, я почему-то не знаю этот фильм.

— Потому, что это сказка из моего детства, не из вашего, — обе смеемся. Мое детство закончилось намного раньше, чем началось ее.

— А какая там Аленушка?

— Маленькая, глазастая, с тоненьким голосом. Красивая.

Девушка останавливается посреди перехода и разворачивает меня к себе:

— Скажите, а у меня разве не маленькие глаза? — поднимает ко мне открытое лицо. Радужка удивительно ясная, чудесного серовато-синего цвета.

— Нет. У вас большие глаза.

— Правда? — детское восхищение, сомнение, надежда, что это действительно так.

— Правда.

— А вы можете сказать, какого они цвета?

— Серо-синие.

— А это красивый цвет?

— Очень! — и это правда, цвет глаз насыщенный, чистый, необычный.

— Вы не знали, какого цвета ваши глаза?

— Нет, мне никто этого не говорил, — восторг ребенка, нашедшего под елкой игрушку. Восторг штука заразная, радуемся обе. Одна узнала, какого цвета у нее глаза, другая — как радостно бывает это знать.

Шагаем к остановке, болтаем о том, что она умеет путешествовать по городу одна. Солнце. Тепло и тихо. Много ли нужно для хорошего настроения?

Она не хочет ждать автобус, я подвожу ее к маршрутке. Молоденький горский мальчик, увидев белую трость, выскакивает с переднего сиденья и помогает ей забраться на свое место. Мы прощаемся, и я опять лечу пулей. Она кричит мне в спину:

— Я обязательно посмотрю «Морозко».

Параллельный мир темной тишины живет рядом с нами

Не Аленушка, Настенька. Через неделю мне скажут, что героиню «Морозко» звали Настенька. Я забыла сказку из детства и не спросила имени попутчицы.

Маленькая, хрупкая, сильная духом, большеглазая слепая со странными интонациями. Стойкий оловянный солдатик, научившийся жить свою жизнь в тех условиях, которые эта жизнь жестоко отмерила.

Когда я училась в институте, нам говорили, что люди мыслят словами. На мой вопрос, как тогда мыслят слепоглухие от рождения люди, преподаватель ничего не смогла ответить. Я так и не нашла ответа, каков мир людей, живущих в темноте и тишине.

Моя осень — синее небо, черные стволы, шпиль МГУ, шорох желтых листьев, тихий сонный город, опята в лесу, пылающая рябина, звонкая синица на балконе соседа, осыпающаяся лиственница во дворе.

Их осень — прохлада, запах сухой листвы, горячий чай и теплый кот? Параллельный мир темной тишины живет рядом с нами. Расширьте границы этих темных, беззвучных миров. Да, в нем не появятся шпиль МГУ и желтая лиственница, но будут прикосновения теплых пальцев к руке, высшее образование и, если совсем повезет, голоса.

Читайте также IMG_2034 «Человечность — это азартный спорт» Слепоглухой профессор психологии — о проблеме достоинства у инвалидов и о том, как решиться жить

Фонд «Нужна помощь» помогает собрать деньги на оборудование «Дома слепоглухих» — это учебно-реабилитационный центр, в котором учатся азбуке Брайля, работе на компьютере, навыкам самообслуживания, ориентации в пространстве. «Дом», помимо обучения прикладным навыкам, проводит для подопечных психологическую реабилитацию и тренинги, чтобы все полученные навыки имели смысл, чтобы слепоглухие хотели жить, работать, знакомиться и общаться с людьми, становиться все более полноценными в той жизни, которую они могут вести. За год проект рассчитывает помочь 150 слепоглухим инвалидам. Помогите и вы проекту! Для этого надо всего лишь оформить регулярное пожертвование.