Ар Джей Митт, звезда сериала «Во все тяжкие», рассказывает, как он стал актером

Специальным гостем закрывшегося вчера в Москве VIII международного фестиваля о жизни людей с инвалидностью «Кино без барьеров» был американский актер Ар Джей Митт (RJ Mitte). Он говорит, слегка запинаясь и растягивая слова, и у него бесконтрольно дергается левая рука — признаки ДЦП. Но это нисколько не мешает — после открытия девушки выстраивались в очередь, чтобы сфотографироваться с ним и получить автограф. Его обаянию не смог противиться и Винс Гиллиган, создатель сериала «Во все тяжкие» — вообще-то он искал актера с более серьезной формой ДЦП, но в итоге выбрал Ар Джея. ТД поговорили с ним о фестивале и об инклюзии в кино

***

— Вы успели уже что-то посмотреть?

— Мы приехали только вчера вечером, а сегодня утром уже сразу сюда. Успел посмотреть только несколько короткометражек, они потрясающие.

— Почему вы решили приехать на этот фестиваль?

— Во-первых, я давно хотел побывать в вашей стране, познакомиться с культурой и людьми. У меня еще несколько интервью, а потом я планирую пройтись по Москве, посмотреть Красную площадь, зайти в музеи, у меня тут есть несколько русских друзей, они обещали показать мне разные модные места. Поэтому, когда меня пригласили поучаствовать в российском фестивале, я с радостью ухватился за эту возможность. Хотя мне говорили, что обстановка сложная, ехать не стоит, на меня будут косо смотреть. Но здесь все очень приятные и открытые, и на фестивале собрались такие классные люди. И еще мне было интересно посмотреть, как обстоят  в России дела с жизнью людей с ограниченными возможностями.

— И какие ваши впечатления?

— Конечно, очень много не хватает, чтоб считать среду доступной. Но так не только в Москве, так по всему миру. И у вас я даже в метро видел людей с инвалидностью. И здесь на фестивале я общался со многими, и ведь они доехали сюда! Доступность для людей на коляске — это то, над чем должны работать все страны. И у всех впереди еще много работы: переделывать старые здания бывает очень сложно. В Москве ситуация такая же, как в любом историческом городе с богатой культурой.

 — Вы много путешествуете?

— Да, очень много. И по линии кино, и в рамках программы I AM PWD (Inclusion in the Arts and Media of People With Disabilities, «Привлечение в искусство и СМИ людей с ограниченными возможностями». — ТД).

— И где лучше всего относятся к людям с особенностями развития?

— Мне кажется, что Великобритания проделала потрясающую работу для людей с особенностями — в  инклюзии, в работе со СМИ. Они даже более продвинутые, чем США. Но весь мир не до конца понимает, что конкретно значит это «с особенностями», у нас есть представление, идея, но нет четкого, однозначного понимания.

у каждого человека — не важно, с особенностями или нет — есть свое определение «нормальности»

Ведь важно осознавать, что у каждого человека — не важно, с особенностями или нет — есть свое определение «нормальности». То, что нормально для тебя, не нормально для другого. И поэтому важно говорить о «разной нормальности» — и в жизни, и на экране. Мы хотим донести эти мысли до людей разных возрастов, которые ходят в кино, смотрят телевизор, как-то повлиять на их восприятие людей с инвалидностью.

— Часто ли вы сталкиваетесь со стереотипами о людях с ДЦП?

— Каждый день! Например, люди думают, что ДЦП делает человека менее умным и сообразительным, а это не так, даже наоборот. Многие считают, что это генетика. Но и это не так. ДЦП может быть у любого человека, существуют разные формы ДЦП. Но мне кажется важным ломать не только стереотипы, связанные с ДЦП, а вообще стереотипы, связанные с инвалидностью.

Ар Джей Митт, звезда сериала «Во все тяжкие»Фото: Геннадий Шингарев

— Как вы решили стать актером?

— Когда моя младшая сестра получила роль в рекламном ролике, мама решила, что нам надо переехать в Лос-Анджелес. А в этом городе невозможно не быть вовлеченным в киноиндустрию. Я пошел на актерские курсы, чтобы завести друзей и познакомиться с ровесниками. А потом я прошел кастинг в сериал «Во все тяжкие». У создателя сериала Винса Гиллигана был близкий друг с более тяжелой, чем у меня, формой ДЦП, который умер. Он решил в память о нем создать героя и искал актера именно с такой формой ДЦП на роль Уолтера Уайта-младшего. У меня было пять прослушиваний, и в конце концов Винс все-таки дал мне эту роль. Теперь-то он говорит, что ни за что не стал бы снимать другого актера.  

Читайте также Таня обнимает Лену в Квартале Луи Квартальный отчет Пензенский «Квартал Луи» — уникальная коммуна для инвалидов с типографией и собственным инклюзивным кафе. ТД познакомились с некоторыми ее обитателями

— Когда вышел сериал, вы были готовы к такому успеху?

— Нет, абсолютно нет. Я начал сниматься в этом сериале в 13-14 лет, честно говоря, я и представить себе не мог, что так бывает. Такой вдруг ажиотаж, который охватил весь мир. Это было невероятно. Нам очень повезло с этим проектом, что он до сих пор востребован, что люди его очень полюбили и смотрят. Моя карьера началась именно с него.

— А что было потом?

— Я участвовал в сериале «Их перепутали в роддоме», снялся в фильме «Требуется водитель», скоро выходит проект «Боги и тайны» — это такая пародия на «Лигу справедливости». Иногда участвую в модных показах, например, в дефиле у Вивьен Вествуд.

— Когда вы начали сниматься, не было каких-то неловкостей, ваши коллеги по съемочной площадке учились, как общаться с людьми с инвалидностью?

— Я очень открытый и прямолинейный и никогда не отказываюсь говорить о своей инвалидности. Если меня спрашивают, всегда рассказываю все о себе и о своей болезни. Но на съемочной площадке ко мне относились, как к любому другому актеру, не было какого-то особого пиетета, предрассудков, неловкостей. И именно так и должно быть. Если у тебя есть какая-то особенность, это не значит, что общение должно как-то идти по-другому, возникать неловкие моменты. И мы стремимся это донести.

— В детстве вы носили подтяжки-стяжки, а что вы делали, чтобы научиться ходить без них?

— Я действительно очень много занимался. Это были самые разные виды упражнений: физическая терапия, эрготерапия, речевая терапия. И эти все три вида дополняют друг друга, поэтому важно их совмещать. Если ты только слушаешь, но не говоришь, тебе сложно изъясняться и выражать мысли. Эрготерапия и физиотерапия помогают тогда, когда ты пытаешься и хочешь что-то сделать, но твое тело именно физически не позволяет, ты должен обучить его слушаться и делать. И я до сих пор занимаюсь: стретчинг и разные упражнения. В общем-то, даже если у вас нет инвалидности, любому человеку полезны упражнения.

— У нас была дискуссия, нужно ли терпеть боль и выполнять терапию, которая причиняет боль.

— Любая терапия — это больно. Просто у разных людей разный болевой порог, у меня вот очень высокий. Меня резали, кололи, назовите любую операцию — я через это прошел. Мне ломали ступни, чтобы потом собрать обратно — это все ужасно, но надо было через это пройти, чтобы стало лучше. Так устроено, если хочешь чего-то добиться, надо чем-то пожертвовать. Физиотерапия очень болезненна, у меня постоянно все болит.

назовите любую операцию — я через это прошел

Но нельзя же просто ныть, надо преодолевать эту боль. Проанализировать, что она тебе дает, понять, что она делает тебя сильнее и лучше. Даже когда человек занимается бегом, например, у него болят ноги после этого.

Читайте также Анна Семак - мать
Сергей Семак - отец
----Дети на фотографиях
Майя - 16 лет
Семён - 10 лет
Иван 8 лет
Таня - 10 лет (главная героиня)
Илария (3 года) «Она девочка-русалка, не такая, как все» В семье футболиста Сергея Семака до недавнего времени было шесть детей. Теперь их семь. Сергей и Анна недавно удочерили Таню, девочку с инвалидностью

Так и здесь. Чем больше занимаешься, тем меньше боль. Когда мне было тринадцать, я проходил все процедуры, чтобы научиться ходить. И это было очень больно, но, если бы я этого не сделал, я бы не ходил сейчас. 

— Какой-то совет, какой вы можете дать родителям с детьми с ДЦП?

— Нужно много заниматься. Терапией. И даже если нет возможности ездить к специалистам, нужно выучить упражнения и делать их дома. И да, детям будет больно, они не будут хотеть их делать, но надо их заставлять. Потому что если они хотят стать сильнее и лучше, нужно преодолевать себя и постоянно заниматься. Тогда  они смогут вырасти и делать все, что им хочется. Просто для этого нужно приложить усилия. И да, это займет больше времени, чем у среднестатистического человека, но можно достичь всего, чего захочешь.