Андрей Бильжо о том, что благотворительность — это может быть весело

Благотворительность не должна ассоциироваться исключительно с болью и страданием. Помогать же можно весело, необязательно это делать со слезой. Вот в Англии, например, есть «День красного носа», когда все надевают клоунские носы, а деньги, вырученные от их продажи, идут на благотворительность. Несколько десятков миллионов фунтов собирают, между прочим.

Я как-то предлагал и у нас устроить такой день, чтобы все гаишники надели красные носы. Представляете, как было бы весело? Все газеты бы написали об этом. А уж если бы Путин и Медведев клоунские носы надели, представляете, сколько денег на благотворительность можно было бы собрать?! Но пока это только мечты.

Я помогаю прежде всего потому, что не могу отказать. Очень многие мои друзья занимаются благотворительностью, и для всех я что-нибудь придумываю.

Чего я только не делал! Рисовал сов, расписывал коров, слонов, лавочки, рисовал индивидуальные банковские карточки. Мне кажется, так я вношу гораздо больший вклад, чем просто отдавая деньги. Однажды я разрисовал корову — нарисовал на ней Пушкина, и она отправилась на аукцион в Лондон. Так на корове Александр Сергеевич попал за границу, где никогда не был при жизни. Ту корову продали за 650 фунтов, которые пошли в фонд «Линия жизни».

целый год я был представителем белого медведя в Москве

Куда только деньги от продажи моих коров и открыток не шли, в самые разные фонды и ассоциации, фонды спасения собак, кошек, больных детей. Как-то меня угораздило стать членом Фонда защиты дикой природы — целый год я был представителем белого медведя в Москве.

Под Новый год мы в «Петровиче» проводим акцию «Гуси спасают детей». Мы продавали гуся Лени Парфенова, Евгения Миронова, Сталика Ханкишиева, Сергея Цигаля, моего и так далее. Каких-то гусей готовят прямо в «Петровиче» по авторским рецептам, каких-то привозят сами авторы. Я их продаю на аукционе, и их съедают обычно прямо там. Кроме того, мы продаем сырых гусей, их растаскивают на Рождество посетители и участники этого аукциона. Собираем в районе 30-35 тысяч долларов.

Сейчас часто можно услышать, что, мол, не надо говорить о том, что делаешь добрые дела, добро должно быть безымянным, иначе гордыня все это. Мне кажется, говорить надо, в этом нет ничего постыдного. Наоборот, ты об этом говоришь, ты втягиваешь других людей в эту воронку благотворительности.

 

Открытка от Андрея БильжоИллюстрация: Андрей Бильжо

Но один человек не может помочь всем. Как это ни страшно звучит, приходится выбирать, потому что количество беды и горя вокруг слишком велико. У нас никогда не получится помочь всем. И тогда мы делегируем эту задачу фондам.

И тут мне впервые в жизни захотелось дать женщине подзатыльник или ударить ее по заднице

Фондов много, и, к сожалению, много мошеннических фондов, которые обманывают людей. Как с этим бороться, непонятно. Я бы хотел создать ассоциацию фондов, которая контролировала бы своих членов, делилась опытом, передавала бы друг другу подопечных. Но наши фонды слишком ревниво относятся к работе друг друга. Поэтому пока вопрос о мошенниках остается открытым. Однажды в Петербурге была такая акция — художники рисовали и продавали картины. И вот, когда все закончилось, я собрал свои вещи и пошел к выходу, а передо мной шли мама с дочкой, и дочка спросила: «Мам, а почему мы ничего не купили?» На что мама ей ответила: «Ты не понимаешь, это они только так говорят, что деньги пойдут на благотворительность, на помощь больным детям, а на самом деле они все положат себе в карман». И тут мне впервые в жизни захотелось дать женщине подзатыльник или ударить ее по заднице. Ее спасло только то, что рядом с ней была маленькая дочка.

Но, с другой стороны, это я знаю, что фонды, которые я поддерживаю, создали мои друзья, честнейшие люди, которые прекрасно разбираются в проблеме. Так, однажды мне позвонил Алексей Масчан, профессор и большой специалист по лейкозу. Он человек абсолютно бескорыстный, отдающий всю свою жизнь помощи другим. Он позвонил, попросил помочь. Для меня слова Леши — закон. Раз он говорит, что это надо и важно, значит это важно и нужно. Поэтому я нарисовал для Фонда борьбы с лейкемией эту открытку.

А еще Фонд борьбы с лейкемией собирает средства на аппарат для фотофереза. Это такой металлический ящик, котором облучают кровь, чтобы после трансплантации костного мозга человек не умер от реакции «трансплантат против хозяина», когда донорские и родные клетки, не распознав шанса на спасение, отторгают друг друга.

Читайте также Кровная вражда Людям, пережившим лейкоз, нужен аппарат для облучения крови

Я помню, на такой же аппарат для лечения больных детей Чулпан Хаматова собрала деньги чуть ли не за один аукцион. Но то больные дети. На больных детей люди охотно жертвуют деньги. Со взрослыми гораздо сложнее.

Да, мы платим налоги, но они все уходят куда-то не туда. А люди продолжают умирать. Ведь мы же им поможем, правда?

Подопечным Фонда борьбы с лейкемией помощь нужна каждый день. Поэтому подпишитесь на ежемесячное пожертвование в декабре, пока не наступило январское затишье в благотворительности, и спокойно живите себе весь следующий год, потому что благодаря вашему пожертвованию у проекта будут средства для постоянной работы.