Двадцать подростков из детских домов целый год стояли у плиты в самой настоящей кулинарной академии. И теперь называют друг друга «шефами»

— Что вы можете пожелать своим ребятам, шеф Сергей? — протягивает невидимый микрофон веселый брюнет в поварской куртке.

— Сегодня я пожелаю им быстрее убирать за собой, потому что через час здесь должно быть чисто, шеф Руслан, — говорит настоящий шеф-повар Сергей Синицын.

Кондитер Алена Сориогло по совместительству координатор проекта «Вкусная Профессия». Поэтому все так внимательно ее слушают, включая ведущего Сергея СиницынаФото: из личного архива

Мимо дефилируют шеф Анастасия с кусочком торта и шеф Артем с кофе, а остальные шефы непрерывно смеются, делают селфи, разговаривают с гостями и убирать не торопятся. Потому что у них профессиональный праздник — проекту «Вкусная профессия» ровно год.

Эти два десятка человек очень разные, но после совершеннолетия у них примерно одинаковая программа: куда-то поступить после школы, получить ключи от квартиры, поставить в телефон приложение «Гид по жизни», не забыть справку для получения льгот. А дальше? Дальше как повезет, весело отвечают мне сразу несколько человек, протягивая только что сделанные тарталетки и канапе.

— А мы за то, чтобы было не как повезет, а как сам выберешь, — говорит Михаил Пименов, директор фонда «Семья», один из соучредителей проекта. — Ребят не нужно жалеть, их нужно сделать самостоятельными. Большая часть выпускников детских домов и интернатов в первый же год самостоятельной жизни совершает непоправимые ошибки. А настоящее дело дает им шанс.

О, Джейми!

Однажды великий шеф-повар Джейми Оливер решил, что его благотворительность будет адресной и кулинарной. Проект Fifteen за четырнадцать лет существования дал шанс на лучшее будущее не только первым набранным в него подросткам (бывшие бездомные, завязавшие наркоманы, условные сроки, агрессивные татуировки), но и нескольким сотням других. Возникли целые рестораны, в которых все — от официантов до команды поваров — бывшие неблагополучные стажеры, у половины из которых не было образования, дома и будущего.

Проект «Вкусная профессия» был задуман как российская версия Fifteen, и за год через него прошли примерно двести человек от 14-ти до 18-ти лет.

Возникли целые рестораны, в которых все — от официантов до поваров — бывшие неблагополучные стажеры

Сергей Синицын (главный шеф-повар проекта):

«Все началось с идеи создать кулинарную школу в детском доме. То есть организовать не только школу, но и действующий ресторан, дать возможность ребятам учиться и зарабатывать кейтерингом, например. Никто не предполагал, конечно, что в процессе изменится абсолютно все: задачи, формат, масштаб и количество вовлеченных в эту программу людей».

Вместо небольшого помещения в «Каховских ромашках» (один из четырех центров содействия семейному воспитанию, которые участвуют в проекте) ученики получили готовую кухню кулинарной академии Kenwood от компании DeLonghi Group, профессиональную технику и еженедельные занятия с разными шеф-поварами. Пятьдесят две недели подряд занятые и успешные взрослые находили время, чтобы учить тех, у кого не просто хорошо получается держать нож, а у кого есть страсть.

Красивая история ничего не стоит без результата. Результат для тех, кто этот год прошел — это не только навык в профессии, но и ощущение себя взрослым, ответственность за свои поступки, умение признавать ошибки и помогать своей команде.

Сергей Синицын:

Воспитанники детских домов, участники проекта «Вкусная профессия»Фото: из личного архива

«Работать может только долгосрочный проект. В этом мы все убедились. Мастер-класс — это развлекательная история, где все легко, красиво, и после которой приглашенные уборщицы отмывают все, что ты испачкал и разбросал. А постоянная учеба — совсем другое. Когда ребята видят, как шеф-повар и президент кулинарной академии Kenwood сами моют полы после занятий — они понимают какие-то главные правила совместной работы».

Устают ли взрослые? Еще как. К ним приходят очень непростые, совсем не тихие и не домашние дети, многие из которых всю жизнь провели в закрытой системе детских домов и интернатов.
Устают ли дети? Мальчики говорят, что девочки устают больше, потому что «это же физически очень тяжелая работа, поэтому все крутые шефы — мужчины». Девочки, конечно, не согласны.

— Да ничего не тяжелее девчонкам, — говорит кто-то ломким подростковым голосом, — они просто влюбляются чаще. Ну и пошло-поехало — сразу не до учебы. А потом, конечно, возьмите нас обратно.

— И как не взять, конечно, возьмем, — Синицын с улыбкой смотрит на «возвращенцев». — Главное, чтобы глаза горели.

У кого еда лучше

Про глаза в этот вечер говорили почти все. Что это и есть самое главное, ради чего стоило затевать такой долгоиграющий и сложный проект. Правда, горящие глаза не всегда помогают, если директор центра или детского дома не хочет отпускать кого-то на занятия. Причины разные: от «зачем тебе это надо, ты точно никогда не будешь поваром» до «пока не исправишься, никуда не пойдешь». В каждом таком случае приходится уговаривать, убеждать и доказывать, что польза есть, ее просто не может не быть. В таких случаях на помощь приходят фонд «Семья» и Михаил Пименов, который тоже уговаривает, доказывает, ручается, что это все не игра.

На вопрос, что самое крутое случилось с ними за этот год, двадцать выпускников изо всех сил стараются дать серьезные, взрослые ответы. Но после огромного торта все окончательно расслабляются:

— Мы тут такие, какие есть по жизни!

— В детдомах и центрах-то кто работает? Женщины. Ну и смотрят на нас как на детей. А мы уже взрослые, и тут с нами как со взрослыми. Убираться вот заставляют, сами видите.

— Конечно, никто сначала не в курсе, что это реально тяжело. Я как-то все себе по-другому представляла. Как в телеке.

А сколько мы продуктов попортили тут!

 

— А сколько мы продуктов попортили тут!

— До этого со многими ребятами уже были знакомы: летние лагеря, курсы, развлекалово всякое. Но тут другие отношения между собой… ну, типа взрослые что-ли. Видишь человека в деле, и все про него понятно.

— Новеньких уже никто особо не воспитывает даже. Они просто смотрят, что у нас нет никаких исключений, все одинаково стараются.

— Мы тут очень серьезные, вы не смотрите, что все хохочут и бегают!

— Шеф-то на работе должен быть строгим. Но когда все веселые — еда лучше получается.

Помните, что дальше вас ждет тяжелый ежедневный труд, ненормированный рабочий день, поиски и сомнения — все поздравления взрослых шефов были про дело. Модная профессия? Личное телешоу? Про это никто и не вспоминал, зато много рассказывали о взаимной поддержке, дружбе и команде единомышленников, без которых никакого проекта не случилось бы. Не каждый загруженный ежедневной работой шеф возьмет стажера на практику не как дешевую рабочую силу, а чтобы продолжать учить. Те, кто делают «Вкусную профессию» — учить будут. Потому что у них самих горят глаза.

Глаза шефа Толяна

Мимо как раз проходит шеф Толян, который до этого года больше интересовался словами: 3D, GIF, Flash, протокол, вектор и алгоритм удаления невидимых поверхностей. А потом, говорит, решил, что слишком много сидит за компом и мало двигается, встал и пошел. Так шеф Толян пришел в проект — и остался. Хотя сначала никто не понял, зачем человек, который все свободное время изучает компьютерную графику, оказался на кухне.

Но у шефа Толяна есть обстоятельные ответы на все вопросы.

«Шеф Толян» больше всего любит программирование и вкусно поесть. А теперь еще и готовитьФото: из личного архива

«Из интерната вообще не отпускали, относились к этому как к баловству. Неважно, что мне тогда было семнадцать, и прав особых не имел — я свою точку зрения все равно отстоял и пришел учиться. И больше никто меня в несерьезности не упрекнет, потому что ради этих занятий я все остальное отменяю: поездки там, личные дела, встречи.

А уходят из такого места только слабые духом. Есть те, кто пришел поразвлекаться, а на него один раз голос повысили, он обиделся и убежал. А вот мне интересно — куда он побежит в настоящей жизни?»

О настоящей жизни шеф Толян думает каждый день, потому что больше за него это делать некому. Недавно шефу Толяну исполнилось 18, а значит, скоро он будет жить отдельно и самостоятельно. Пока же у него есть олдскульный бумажный блокнот, в который он каждую субботу записывает все, что трудно запомнить человеку, который готовил только на уроках домоводства.

«Вот у меня скоро будет своя квартира. И там на кухне, конечно, будет поварской нож и все, что надо. Это я прямо точно могу сказать. И точно скажу про то, что продолжу здесь учиться, потому что здесь я такой… раскрепощенный, да. И делом занят.

уходят из такого места, из кухни, только слабые духом

Когда всю жизнь провел в интернатских стенах, то, знаете, успокаивает, что я узнал здесь и других людей. У меня нет семьи, но зато будет что-то, что я умею хорошо делать. И еще я голодным никогда теперь не останусь. А поесть-то я люблю».

Поесть, как выяснилось в конце вечера, любят все. И убирать тоже умеют — быстро и профессионально. Новым участникам (а с 2017 года проект начнется и в Санкт-Петербурге) будет чему учиться у первого выпуска. Тем более, команда «Вкусной профессии» уже говорит о профессиональных конкурсах, расширении географии, международных стажировках.

Посторонись, Джейми, наши идут.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!