Когда Ирина удочерила четырех девочек ангельской внешности, она не представляла, с чем ей придется столкнуться. Оказалось, что они не знают, что такое туалет и зачем надо чистить зубы. Зато умеют стоять на шухере и многое другое, о чем думать просто не хочется

Катю, Машу и Дашу Ирина увидела на фотографии и сразу почувствовала: мои. Вообще-то они с мужем хотели одного, максимум двух детей, но что делать, если полюбились именно эти трое? Думали, говорили, смотрели другие снимки. Другие снимки трогали, но не так… Ира с мужем собрались с духом и поехали из Оренбурга в Уфу в детский дом — знакомиться. Кате было восемь, Маше 10, Даше 13. В жизни, как и на фото. Но оказалось, это не все. Есть еще сестра Лена, она в доме ребенка, ей три.

Ира не спала ночь. Как взять сразу четверых? К утру приняла решение: берем — и будь что будет. К тому же воспитатели уверяли: девочки хорошие, умницы. А уж какие красавицы!

Ирина не знала, что прежде, чем четыре красавицы попали в детский дом, они пережили много ужасов. И что эти ужасы прочно в них укоренились. И что ей придется с ними бороться, и будет не сладко.

Катя, Маша, Даша и Лена росли в семье наркоманов. В одной комнате дедушка, в другой — мама, папа и они четверо. На полу тряпки — на них спали, на них ели, по ним ходили в обуви, с них стряхивали на пол клопов.

Каждое утро девочка просыпалась с мыслью о том, что надо что-то украсть и принести. Не принесет – отец изобьет

Иногда к родителям приходили друзья и меняли девочек на дозу — хотелось развлечься. Родители не отказывали. Но чаще всего на дозу зарабатывали воровством. Ответственной за добычу была старшая Даша. Каждое утро девочка просыпалась с мыслью о том, что надо что-то украсть и принести. Не принесет — отец изобьет, он это делает больно, без жалости. Однажды, например, так сильно ударил Дашу головой об стол, что она попала в реанимацию.

Воровала у дедушки из соседней комнаты, у знакомых и родных, у людей на улице. А по ночам папа будил Дашу и заставлял стоять на шухере, пока они с друзьями вскрывали погреба и гаражи. Как-то Даша заснула стоя прямо в момент вскрытия какого-то замка. Отец сильно избил.

Где были органы опеки, почему так долго не изымали детей из семьи, не понятно. Но, когда от передоза умерла мама, от отца сестер все-таки забрали. В детском доме тоже были наркотики и физическое насилие — Даша вспоминает, как часто приезжали «Скорая» или полиция. А потом их на фотографии увидела Ирина. И забрала с собой в Оренбург.

Сложно было научить их чистить зубы, умываться, мыться – они просто не умели ничего этого делать

Четырехлетняя Лена не говорила. Вообще. Иногда только выкрикивала буквы «к» и «д». Даша была забитая и тоже молчаливая. Девочки не называли друг друга по имени, только обзывались. Разбрасывали мусор по всему дому — просто кидали его под ноги. По утрам Ира находила возле кроватей девочек лужи — ночью они ходили в туалет прямо на пол. Приучить их к унитазу было сложно, но еще сложнее — научить чистить зубы, умываться, мыться — они просто не умели ничего этого делать. А ведь еще была школа.  

Для детей, переживших самые разные ужасы, и родителей, пытавшихся с ними справиться, фонд организовал лагерь. Там с детьми работала психолог: игры, арт-терапия, общениеФото: Оксана Санфирова

Знаний у девочек не было почти никаких, зато было много страхов. Они не отвечали у доски, просто молча стояли перед классом, глядя в пол. Учителя вскидывали брови и спрашивали, откуда Ирина таких взяла. Она объясняла, откуда, и очень старалась не впасть в отчаяние. Сегодня она признается: может, и впала бы, и вернула девочек обратно в детский дом, но вовремя подхватил фонд «Сохраняя жизнь». Для детей, переживших самые разные ужасы, и родителей, пытавшихся с ними справиться, фонд организовал лагерь. Там с детьми работала психолог: игры, арт-терапия, общение. Там впервые заговорила Лена. Там впервые с чужими людьми начали без страха общаться Катя и Маша. Там начала улыбаться Даша. Там семья сплотилась, и Ирина начала верить в то, что все будет хорошо.

И да, сейчас все почти хорошо. Лагерей было уже два. А бесед с психологом много, не сосчитать. Лена знает все буквы и нормально общается. И не прячется, когда к ним приходят гости. Даша старается забыть все, что с ней было в детстве. Раньше, когда Ирина расспрашивала ее о прошлом, девочка плакала и замыкалась в себе. И сейчас мама не теребит раны. Маша и Катя поют и танцуют. Маша на сцене закатывает глаза от удовольствия, мечтает быть артисткой. И все четверо учатся, как самые обычные дети.

Проблемы, конечно, остались. То, что пережили девочки — это слишком страшно, чтобы навсегда забыть. Но Ирина старается. И фонд «Сохраняя жизнь» старается. И хуже уже никогда не будет, а будет только лучше.

Оренбургский фонд «Сохраняя жизнь» — единственный в области, который помогает детям, жертвам насилия, и их приемным родителям справляться с травмами и забывать страшное.

Фонд проводит обучающие семинары для родителей, психологов, специалистов из органов опеки и попечительства. Чем больше денег мы соберем, тем больше будет реабилитационных лагерей, таких, в которых переменились Катя, Маша, Даша и Лена. Тем меньше детей вернутся в детский дом, и тем больше будет счастливых семей.

Если вы подпишетесь на регулярные, пусть даже небольшие пожертвования, мы все вместе сможем собрать 1 900 040 рублей для работы фонда на год.