Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД

Как люди с ВИЧ помогают друг другу выжить

Помогаем
ЕВА

Ярославе 40 лет, она работает в НП Е.В.А и защищает права ВИЧ-инфицированных. Пять лет назад она едва не умерла в больнице из-за того, что врачи отказывались ее лечить. Все обошлось, но не забылось. И вернулось. Через несколько лет ее клиентка Катя попала в ту же больницу, к тому же врачу, и ее так же отказывались лечить. В этот раз Ярослава не растерялась.

***

Ярослава принимала наркотики с 13 лет. Долго, до 30. У нее была хорошая семья: мама — инженер, папа — водитель троллейбуса. Родители хотели, чтобы Яся и ее сестра ни в чем не нуждались, и пропадали на работе. А девочки гуляли. Сначала курили, потом стали колоться. Были аккуратны: когда родители приходили домой, они уже спали.

Несмотря на наркотики, Ярослава закончила школу и даже поступила в университет на вечернее отделение. Но не удержалась: для того, чтобы прожить день, нужна была доза. А чтобы ее найти — время. Но большая его часть уходила на учебу, и Яся бросила это дело.

Яся понимала, что наркотики делают с ее жизнью, и пыталась соскочить. Один раз на восемь месяцев уехала в деревню, подальше ото всех. Все это время Ярослава беспробудно пила и еле-еле нашла в себе силы, чтобы вернуться в Петербург. Как только приехала, сразу укололась.

Ярослава
Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД

«Кололись мы вместе с сестрой. Дошло до того, что стали принимать еще и транквилизаторы, — рассказывает Яся. — Однажды мы очнулись днем, а у нас на кухне стоят пакеты с вещами, а внизу ждет машина из нарколожки. Все это устроили родители. В больнице нас начали лечить, и пришли как-то психологи, молоденькие ребята. Меня, взрослую тетю, стали учить жизни. Мне это не понравилось, и я им рассказала свою версию того, как они будут жить дальше. И меня “выписали” — отдали родителям со словами: “Вряд ли ей чем-то можно помочь. Пусть докалывается, а вы ей не мешайте”. Я это услышала и, когда вернулась домой, сказала, что так, как они пророчат, не будет».

«Вряд ли ей чем-то можно помочь. Пусть докалывается, а вы ей не мешайте»

Ярослава просила родителей запирать ее в комнате — они это делали несколько месяцев. Потом она уехала на реабилитацию в наркологическую больницу. Прошла все необходимые процедуры и с 34 лет — «чистая».

Выписавшись, Яся решила заняться своим здоровьем. Про гепатит С знала давно, но выяснилось, что у нее еще и ВИЧ. Она встала на учет, а чуть позже попала в гинекологическое отделение с кровотечением.

«Когда меня везли в больницу, из меня кровь вываливалась кусками, мне было плохо почти до обморока. Положили в отделение, прислали медсестру — взять кровь. Она, зная, что у меня ВИЧ, брать кровь отказалась и позвала другую медсестру, постарше. Та надо мной склонилась, а у меня ж вен не видно почти. И говорит: “А что это у нас вен-то нет?” — Я: “У меня было бурное прошлое”. — “Знаем мы твое прошлое! Вот бери и коли себе сама, у тебя лучше получится”».

Поскольку Ярослава принимала препараты от гепатита, перед операцией важно было понимать, сочетаются ли они с препаратами для наркоза. Она пыталась добиться встречи с анестезиологом, но получила лишь ответ врача: «Да коли ты свою терапию!»

Ее прооперировали, и стало хуже. Добиваться встречи с врачом взялась мама Ярославы. Только после ее вмешательства гепатитную терапию Ярославе отменили, и она пошла на поправку.

Ярослава рассказывает, что после операции все, чего ей хотелось — поскорее сбежать из больницы. 

Ярослава вместе со своими коллегами за работой в центре Е.В.А
Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД

«Я до сих пор помню эту медсестричку в процедурном, которая боялась взять у меня кровь. Помню, какое у нее было лицо при перевязке. В обычных больницах такое отношение к пациентам с ВИЧ встречается часто, и большинству нужна психологическая и правовая помощь, чтобы это пережить и не прервать лечение».

«Знаем мы твое прошлое! Вот бери и коли себе сама, у тебя лучше получится»

Когда Яся поправилась, она устроилась консультантом в НП Е.В.А — некоммерческую организацию, которая оказывает поддержку женщинам с ВИЧ и другими заболеваниями. Консультантами тут работают те, кто сам уже пережил что-то подобное и на собственном опыте научился бороться с системой.

Когда к ней пришла Катя, Ярослава испытала дежавю — Катя легла в наркологическую больницу на реабилитацию, и там обнаружились проблемы с гинекологией. Ее выписали и отправили в больницу общего профиля. Она пролежала там два дня, а потом ей сказали, что для операции она должна съездить в свой район за справками. Катя едва могла ходить, волочила ногу, но поехала за справками. Собрала, вернулась. А ее не приняли.

«Она мне позвонила и разревелась, — говорит Ярослава. — Рассказала, что в больнице ей сообщили, что операция не экстренная. И я поняла, что одна она не справится. На следующий день мы поехали в больницу вместе. Катя зашла в кабинет к врачу, я осталась сидеть снаружи. Слышала, как она рассказывает, как ей плохо, где у нее болит. И как врач отвечает: “Да что ты врешь! Не может у тебя так болеть! И вообще, у вас, “вичовых наркоманов”, есть своя больница, иди туда!” Я зашла в кабинет и стала требовать у врача письменный отказ от лечения. Он мне его, конечно, не дал. И тогда мы с Катей пошли к заведующей».

Заведующей Ярослава рассказала, как они будут действовать. Если не получат бумагу с отказом, обратятся к главному врачу и направят обращение в прокуратуру. Объяснила, что в больнице нарушают права человека. И процитировала законы. В результате Катю все-таки прооперировали.

Ярослава говорит, что если бы ее не оказалось рядом с Катей, могло бы произойти страшное. Потому что, когда ты падаешь от боли, у тебя нет сил бороться с докторами. Нет сил доказывать, что ты человек и имеешь право на медицинскую помощь.

Ярослава со своим племянником Гошей. «Для меня семья — это моя безусловная любовь. Моя жизнь и моя радость», — говорит Ярослава
Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД

«Врачи — это люди, от которых зависит твоя жизнь, здоровье. Они не имеют права себя так вести, — говорит Яся. — Но, увы, иногда ведут. Поэтому подключаемся мы».

Сегодня Ярослава — студентка третьего курса Института психологии и социальной работы. И координатор проекта, в котором когда-то работала равным консультантом. А еще она занимается бегом и собирается пробежать полумарафон. На странице Яси во «ВКонтакте» висит визитка с номером телефона. Все, кто столкнулся с дискриминацией на работе или в больнице, могут позвонить и попросить помощи. Консультанты помогают советами, инструкциями и, если требуется, как в случае с Катей, вместе ходят по инстанциям и врачам.

«Обращаются с разным. Кому-то не дают терапию, кому-то копии результатов анализов. Бывает и жесткач. Например, как-то позвонил мужчина и рассказал, что у него умирает знакомый, а его не забирает “Скорая”. Несколько раз врачи не приезжали по вызову, а когда все-таки приехали, отвезли больного за два квартала и выбросили на углу. Я объяснила, что надо говорить, чтобы “Скорая” приехала. Что важно поехать в больницу вместе с врачами в машине — так можно. Потом я научила, как перевести больного в профильную больницу. Ему пролечили гепатит, назначили АРВ терапию. В общем, они остались довольны».

Проект «Равный защищает равного» очень важен и нуждается в нашей с вами поддержке. Потому что, кроме Ярославы и других консультантов проекта, у людей, доведенных до отчаяния и боли, больше никого нет. И потому что все мы люди, а значит, и права у нас должны быть одинаковые.

На зарплату шестерых «равных» консультантов, юриста и административные расходы проекту необходимо чуть меньше трех миллионов рублей. Давайте поможем их собрать!

Сделать пожертвование

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помочь
Пожертвование
без комиссии
?

Сбор средств для проекта «Равный защищает равного» завершен. Поддержите постоянную работу ассоциации «Е.В.А», оформите ежемесячное пожертвование:

VISA MasterCard world PayPal Яндекс.Деньги Alfa bank GPay

Перевести для проекта «ЕВА»

изменить

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер 3443 с текстом сообщения «SOS 129 200», где 129 — идентификатор пожертвования «ассоциации «Е.В.А»», а 200 — сумма в рублях.
Текст сообщения:

SOS 129 200

Короткий номер:

3443

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях публичной оферты

Создать напоминание

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 394 340 r Нужно 1 898 320 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 727 561 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 211 785 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 2 459 619 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 342 256 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
795 283 348 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

IKV_18012017_Eva_Yaroslava Ярослава в своей детской комнате. После решения отказаться от употребления наркотиков, Ярослава попросила родителей запереть ее в этой комнате на 3 месяца.

Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Ярослава

Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Ярослава вместе со своими коллегами за работой в центре Е.В.А

Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Ярослава со своим племянником Гошей. «Для меня семья — это моя безусловная любовь. Моя жизнь и моя радость», — говорит Ярослава

Фото: Ксения Иванова/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите ассоциации «Е.В.А» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: