Не выходи из комнаты

Иллюстрация: Анна Саруханова для ТД

Что толкает российскую молодежь на путь японских затворников

Хикикомори в переводе с японского означает «пребывание в уединении», и Страна восходящего солнца считается родиной этого социального феномена. Молодые люди, в основном мужского пола, обрывают все контакты с внешним миром и месяцами, а то и годами, сидят в своих комнатах один на один с компьютером. По данным правительства Японии, в стране насчитывается более полумиллиона хикикомори (средний срок пребывания в изоляции — четыре года). В последнее время все чаще говорят о распространении феномена и в других странах, в том числе, и в России.

***

Убегу от реальности

В социальной сети «ВКонтакте» около сотни групп, посвященных феномену хикки в России. Самая многочисленная  — Hikikomori — была создана в 2011 году и имеет на сегодняшний день более полумиллиона подписчиков.

Администратор группы позиционирует себя как хикикомори. Его имя, возраст и аккаунт в соцсети засекречены, пообщаться с ним можно только через электронную почту. Раз в месяц админ выходит из дома за продуктами, живет с родителями, не работает. О причинах, побудивших его к затворничеству, предпочитает не распространяться.

Изначально паблик состоял из ссылок на японские мультики и песни с депрессивными текстами («Завтра никогда не наступит. И это идеальный день») и коротких высказываний администратора.

«Наверняка у каждого есть близкий друг, а у меня никого». «В игре можно быть кем угодно, здесь же ты только один — урод, которого ты видишь в зеркале». «Настоящий гений — человек, живущий в том мире, который он сам придумал и построил». «Бегу от людей. Бегу от проблем. Бегу от реальности». «Важнейший вопрос жизни — как жить среди людей». «Такое хорошее настроение с утра, что хочется выбежать на улицу, поливать всех бензином и поджигать». «Как полюбить себя таким, какой ты есть, когда все вокруг такие красивые?»


Затем администратор стал публиковать «жизненные истории» подписчиков. При этом непонятно, реальны они или нет. В целях безопасности посты публикуются анонимно, а в памятке к историям указано, что они могут быть отредактированы админом «на свой лад». Одно из требований автора паблика к постам звучит так: «Не надо писать текст, который как-либо относится к социуму, например, про ваши половые отношения или отношения с друзяшками». Позже он объясняет, что истории социально активных людей подписчикам паблика неинтересны: «Если ты живешь обычной, простой жизнью, то зачем об этом рассказывать нам?»

«Если ты живешь обычной, простой жизнью, то зачем об этом рассказывать нам?»

Посты, как правило, начинаются с приветствия, обращенного к Анону (анониму). Для историй о ненависти к какому-либо аспекту жизни или событию имеется отдельный тег #пекло. Комментарии под постами подписчиков закрыты, потому что администратор паблика не хочет «видеть обидные слова, оскорбления и массовые конфликты».

Периодически администратор открывает «Книжный чат», чтобы подписчики могли в течение нескольких часов обсудить друг с другом любимые книги. Как правило, это социально-психологические драмы, в которых обязательно присутствует неприязнь к современному обществу и его ценностям. Например: «Американская Трагедия» Теодора Драйзера или «Да здравствует Фикус» Джорджа Оруэлла.

Единственный постоянный способ коммуникации для подписчиков — фотоальбомы. В «Менялках» подписчики публикуют фотографии разнообразных предметов (книга «Властелин колец», набор цветных карандашей, туфли-балетки, фигурки пони, фиолетовые линзы, комиксы аниме), которые готовы обменять на что-либо конкретное. Под фотографиями развивается ветка обсуждений.

В альбоме «Ваши комнаты» около пяти тысяч снимков, сделанных с помощью телефона. На этих фотографиях не встретишь беспорядка и захламленности, как на снимках обиталищ японских хикки. Зато на стенах российских затворников красуются постеры с изображениями аниме-героев, на письменном столе лежит свежая порция суши, а с потолка свисают 670 бумажных журавликов. Нигде не видно лиц адептов хикикомори, в профилях многих из них — персонажи аниме на аватарках и вымышленные имена.

Успех паблика монетизируется. За размещение рекламных постов администратор взимает плату через КИВИ-терминалы. Один час в ТОПе и 23 часа на стене стоят 400 рублей. За рекламу магазина и дополнительные комментарии (фразы типа «годно, заходи, вступай и т.д.») взимается еще 50 рублей.

Опухоль планеты

«Я выхожу на улицу раз в месяц, чтобы дойти до магазина, а потом — обратно, — пишет в сообществе Hikikomori один из подписчиков. — И за этот промежуток времени на мне останавливается столько глаз… Каждый раз мне кажется, что люди испытывают ко мне ненависть, хотя даже меня не знают. Я буквально физически чувствую, как меня прожигает взглядом случайный прохожий. Они словно видят мою убогость, и от этого им становится весело, мой вид пробуждает у них аппетит для новых размышлений, что в мире есть кто-то хуже их, и это вселяет в них радость».

О сообществе хикикомори во «ВКонтакте» социолог фонда «Твоя территория» Юлия Августис написала исследовательскую работу и получила награду ВЦИОМ. Она изучила контент группы и выяснила, что наиболее часто упоминаемой категорией в постах является «семья». Это одна из причин психологических проблем и комплексов российских хикки.

семья — одна из причин психологических проблем и комплексов российских хикки

«Подписчики сообщества, — отмечает Августис, — жалуются на унижения, упреки, издевательства, оскорбления и непонимание. «Как жаль, скоро придет мать и начнет орать по поводу и без». Еще одной часто упоминаемой темой является отсутствие поддержки и внимания со стороны родителей. «Наверное, мне всегда не хватало этого, банальных фраз от родителей о том, что я красивый или хороший, не хватало каких-то поддерживающих фраз вроде «все будет хорошо»». Также упоминаются избиения и алкоголизм. «Мать и я ходим с огромными синяками и гематомами. Отчим начал пить каждый вечер». Подписчики часто пишут о давлении со стороны родителей и о неспособности отстоять свое мнение перед ними. «Мать уже решила, в какой я институт поступлю и в какой город поеду. Она ведь лучше знает, что мне нужно, правда? Ведь если я сама выберу что-то, то это будет неверным решением, не подходящим моей натуре“. Многие жалуются на отсутствие личного пространства».

Большая часть подписчиков — безработные или фрилансеры. Для них выход из дома оказывается серьезной проблемой или неприятным опытом. От образования хикикомори тоже часто отказываются, потому что не могут находиться в компании одногруппников или изучать специальность, которая навязана им родителями.

«О людях в целом подписчики высказываются в большинстве случаев негативно, называя их «опухолью планеты», «бессмысленными и жестокими эгоистами», «лицемерами без принципов», — говорит Августис. — Они также не принимают современных ценностей — получить образование, реализовать себя в профессии, создать крепкую семью. Не переходят от самоопределения к самореализации, а если и переходят, то делают это в виртуальной реальности, в частности, в пространстве компьютерной игры. Одна из девочек говорила мне, что в сообществе во «ВКонтакте» хочет найти кого-нибудь с такими же «ущербными» интересами, как у нее — аниме и компьютерные игры».

В альбомах с фотографиями комнат подписчиков часто можно увидеть графический планшет на рабочем столе, а в альбоме с обменом вещей люди постоянно предлагают художественные принадлежности. Это не только говорит о большой доле творческих людей в сообществе, но и позволяет назвать часть подписчиков просьюмерами, то есть не только потребителями, но и производителями контента. По словам Августис, создание собственных артов по вселенным медиапроектов (например, компьютерных игр и аниме) позволяет человеку погрузиться в вымышленный мир еще больше.

российские хикки не только потребители, но и производители контента: создают арты к компьютерным играм и анимэ

«Многие подписчики пишут, что виртуальная реальность заменяет им реальность повседневности, — отмечает Августис. — Они утверждают, что компьютерные игры намного лучше реальности, что страницы в социальных сетях являются историями их жизни, а персонажи из аниме предпочтительнее реальных людей. Они рассказывают, как представляют себя героями любимых книг и фильмов, как начинают верить в их реальное существование. День без интернета для них становится настоящей пыткой. А массовые многопользовательские компьютерные игры — убежищем. Там они могут быть героями и находить друзей с похожими интересами».

Вот что пишет про компьютерную игру автор одной истории:

«Это был новый мир для меня, в котором я мог говорить все, что хотел, где меня слушали. Где я был полезен, где нашлось место моей верности, моему чувству справедливости. Я нашел клан (точнее, лидер клана нашел меня), у меня появились верные друзья в игре, я следовал указаниям лидера клана, мы сражались с другими кланами, в перерывах между сражениями я отдыхал в городах, общался с другими игроками, помогал новичкам советами, иногда давал немного денег тем, кому не хватало на телепорт в другой город».

Пока ты Питер Пэн

Доцент кафедры психологии и педагогики СЗГМУ имени Мечникова Дмитрий Ковпак считает, что в России «хикикомори» как социальное явление не достигло японских масштабов, но проблема нарастает. По его мнению, первый хикки в русской литературе — Илья Муромец — после тридцати трех лет встал с печи и стал эпическим героем. Еще один эталон домоседства — Обломов из одноименного романа Гончарова: «Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. Когда он был дома — а он был почти всегда дома, — он все лежал и все постоянно в одной комнате, служившей ему спальней, кабинетом и приемной».

К. Н. Чичагов. Обломов и Захар — иллюстрация к роману «Обломов», 1885 г.Фото: Wikimedia Commons

Зарождение феномена в Японии Ковпак объясняет особым стилем воспитания японских детей.

«В 70-х годах в Японии было популярно не наказывать детей, не давить на них, — объясняет эксперт. — Родители считали, что таким образом смогут их более качественно воспитать и не травмировать. Но поскольку это перерастало в экстремальную форму — детям дошкольного возраста разрешалось все, а уже в школе и тем более по ее окончании вводились жесткие запреты — они вырастали социофобами и не чувствовали границ. Впоследствии такие дети начинали избегать проблем, используя этот метод психологической защиты как стиль жизни, что только способствовало нарастанию самоизоляции. Они не привыкли трудиться, проявлять себя, накапливать некий опыт, в том числе, травматический. Из-за того, что они жили в ограниченных контактах и находились под гиперопекой родителей, у них не сформировались коммуникативные психологические навыки. Хикки в запущенной форме может вообще не выходить на улицу. Не потому что ему страшно, как в случаях, когда людей одолевают панические атаки или агорафобия, а потому что за порогом дома неинтересно и некомфортно. Он живет в мире иллюзий — определенных фильмов, сообществ в интернете, виртуальных друзей, которых порой никогда не видел в реальности. Это форма социально приемлемой социофобии. Ведь хикки может не только сидеть на шее у родителей, но и быть фрилансером, заниматься любой удаленной работой».

Ковпак считает, что из полумиллиона подписчиков сообщества во «ВКонтакте» не более 50 тысяч настоящие хикки, остальные — сочувствующие, разделяющие интерес к японской культуре или просто те, кто хочет быть в тренде.

Кадр из документального фильма “Хикикомори” Франческо Джодиса, 2004Фото: Francesco Jodice/Wikimedia Commons

«Это люди, которые любят предаваться мечтам, — говорит Ковпак. — Они живут отдельно от социума, потому что он им совершенно неинтересен. Иногда это действительно прокачанные интеллектуалы, даже в каком-то смысле философы, а иногда просто бездельники. Они эмигрируют не в другую страну, а в свой внутренний космос.

В России распространена негласная традиция тащить до пенсии своих детей, а вот называть себя лоботрясами и тунеядцами — не принято. Поэтому интеллектуализированные хикки оправдывают свой замкнутый образ жизни модными фишками, социальными трендами, философскими теориями — они выступают против общества потребления, насилия, не хотят быть винтиками в социальном механизме. Но сути это не меняет. Хикки не хотят взрослеть, они пребывают в инфантильных иллюзиях. Мультики, которые они смотрят дни и ночи напролет — яркое тому доказательство. Для хикикомори это еще и способ избежать страха смерти. Пока ты Питер Пэн — смерти не будет».

Хикки не хотят взрослеть, они пребывают в инфантильных иллюзиях. Это еще и способ избежать страха смерти

По мнению Ковпака, замкнутый образ жизни в юности чреват депрессиями и суицидальными настроениями в зрелости.

«Со временем хикки понимают, что жизнь не стоит на месте. Они все время пребывали во сне, который сами же и подкармливали. Иллюзии, как защитный механизм, помогали им: они рассказывали себе сказки и отвлекались от переживаний, прятались от жизни. Вместе с тем они упустили момент построить карьеру или создать качественные отношения, семью. Осознание этого факта чревато тяжелым разочарованием, которое может перейти в клиническую форму — депрессии, тревожные расстройства и даже суицидальные наклонности», — заключает эксперт.

Поиграть и бросить

Кандидат философских наук Джинна Литинская, напротив, уверена, что в России нет подлинных хикикомори. По ее мнению, среди подписчиков паблика во «ВКонтакте» может быть, всего несколько десятков затворников, остальные — желают быть частью, на их взгляд, модного культурного течения и «играют в хикки».

«Считается, что среди японских хикки нет выходцев из финансово неблагополучных семей, — объясняет она. — Япония — это страна, которая может себе позволить содержать неработающих людей: как пенсионеров, так и хикки. Часть из них признаны психически нездоровыми людьми и получают пособия. Кроме того, их родители принадлежат к среднему классу и могут содержать своих взрослых детей. У нас любой учитель причисляется к среднему классу, но, понятное дело, не может содержать взрослого сына. Тем более невозможно содержать взрослого человека на пенсию. Кроме того, в Японии прекрасная инфраструктура. В России даже в мегаполисе невозможно заказать пиццу так, чтобы ее просто оставили под дверью квартиры. Заказчику все равно придется несколько раз перезванивать в службу доставки, а потом созваниваться с курьером, который потерял его подъезд. Подобная коммуникация немыслима для настоящих хикки».

Возникновение затворничества в Японии Джинна Литинская связывает с социокультурной и социоэкономической ситуацией: смешением восточной и европейской систем ценностей и деловых отношений.

Токия, Япония. Реабилитация хикикомори при помощи интенсивной трудовой терапии.Фото: Stuart Isett/Polaris/East News

«После катастрофы Второй мировой войны Япония в попытке восстановить общество и догнать развитые страны взяла на вооружение ценности, характерные для Европы и США, но при этом сохранила культуру восточного послушания. А это практически несовместимые понятия. Японец должен делать успешную карьеру, с детства доказывать, что он лучше других, но при этом не идти наперекор старшим, проявляя максимальное послушание. Создается культурный разрыв», — поясняет эксперт.

По мнению Литинской, российскую молодежь подталкивает к подобному эскапизму «беспросветная экономическая депрессия в большинстве регионов России».

Они решают не выходить из дома, потому что не находят сообщества, к которому можно примкнуть

«Куда они пойдут работать после техникума? Заводы закрыты, одноклассники пьют пиво или алкоэнергетики. Они решают не выходить из дома, потому что за порогом не находят сообщества, к которому можно примкнуть. Российский подросток ищет поддержки в школе, но сталкивается с травлей или физическим насилием, потому что «аниме смотрят девочки или геи». Наши хикки ходят в школу, но периодически ее прогуливают и остаются дома. Все потому, что они сталкиваются с серьезным субкультурным буллингом, когда начинают слушать нестандартную музыку, носить нестандартную одежду, придерживаться нестандартной эстетики. Единственный шанс — замкнуться в квартире, погрузиться в мир манга и компьютерных игр. Но при этом подростку хочется общаться. Он попадает на форум, где обсуждает просмотренное аниме, где нет родителей, которые его не понимают, и уродливых одноклассников. Эти подростки не хикки, они нуждаются в виртуальном пространстве, как альтернативе реального общения», — говорит Литинская.

Затворники были всегда

Читайте также Александр Данилин: Нашествие хикикомори Психиатр Александр Данилин — о социальной апатии и о том, почему людям удобнее называть ее психической болезнью

Директор Центра системной семейной терапии Инна Хамитова разделяет хикикомори на тех, кому трудно находиться в обществе из-за психических нарушений, и тех, кто выбирает затворничество в качестве стиля жизни из-за того, что их не устраивают «свинцовые мерзости бытия».

«Люди с расстройствами аутистического спектра, люди, страдающие шизофренией или определенным формами неврозов, социофобы существовали всегда. Как и те, кто выбирают затворничество как стиль жизни. И если для первых изоляция — это симптом заболевания, то для вторых — определенный эскапизм. Все они испытывают перед внешней реальностью страх или отвращение. Не считают этот мир безопасным и чудесным местом обитания. Любое столкновение с миром приносит им лишь страдание. Вот они и стараются избегать дискомфорта, запираясь дома. И там могут чувствовать себя вполне счастливо», — говорит она.

Эксперт отмечает, что существование затворников в современной жизни не связано с возникновением интернета. Современные технологии просто-напросто облегчают им жизнь.

существование затворников в современной жизни не связано с возникновением интернета

«Люди, которые общались с трудом, были всегда, просто они были разрозненны, не состояли в одном сообществе, — объясняет Хамитова. — С изобретением интернета у них появилась возможность объединиться и не чувствовать себя изгоями. Надо понимать, что потребность быть принятым, необходимость в сообществе — одна из базовых человеческих потребностей. Особенно это важно подросткам. Сообщество во «ВКонтакте» создает ощущение сопричастности и принятия: «Ты — хороший, я — хороший: мы не изгои, а достойные люди, которые интересны друг другу».

Один из участников группы уже десять лет ограничивает свои контакты с обществом и чувствует себя вполне комфортно.

«Это началось в 15 лет, я перешел на домашнее обучение, школу закончил дома, затем колледж, затем вуз, — пишет он. — Пока я учился дома, у меня было больше свободного времени, и я мог осваивать другие скиллы, которые помогли бы мне не в социальной жизни, а в затворнической. И это не вид бунта, это не субкультура. Это не делает меня хуже или лучше, но это мой выбор, мне так удобнее, лучше. Я никогда к ним не лезу со своими правилами жизни, я никогда не говорю, как надо жить, я не прихожу просто так к социально равному и не начинаю втирать: «Ну вот, в 40 лет ты пожалеешь, я просто о тебе беспокоюсь». А может быть, вы пытаетесь помочь самим себе? Может, пытаетесь себе сказать: «У него все хуже, чем у меня. Я живу правильно». Так может, это вы занимаетесь самообманом? Может, вы сами не знаете, чего хотите? Когда социализированный человек вас достает, это похоже на то, как мясоед достает вегана: он просто офигевает, как можно не жрать мясо. Бывает эдакое быдло, которое говорит, что мы ленивые свиньи, что мы биомусор. Они думают так: «Я страдаю и пашу — все должны страдать и пахать. Как эти мрази смеют отсиживать свои яйца в теплых домах?»

Иксы в церкви Чувака

Люди, разделяющие идею комфортного существования в ограниченном мире, придуманы не в Японии, убежден доцент Школы философии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Александр Павлов.

«У Чувака — главного героя культового фильма братьев Коэнов «Большой Лебовски» — огромное количество фанатов по всему миру. Люди собирают конференции, устраивают конкурсы двойников и даже придумали религию в честь героя картины — «Церковь Чувака последних дней» или «Чувачизм“. Чувак привлекает фанатов именно тем, что не делает ничего. Большей частью он сидит дома, довольствуется малым — пьет белый русский, лежит на ковре. Едва ли не единственная социальная практика в его жизни — игра с друзьями в боулинг. Если для многих жизненные ценности — это что-то активное — карьера, семья, заработок, власть, деньги, секс, то для Чувака и людей, которые чувствуют с ним психологическую и, можно сказать, духовную близость, — ничегонеделание. Любая проблема, вмешательство из внешнего мира в его личную вселенную становится для него трагедией.

Кадр из фильма братьев Коэнов «Большой Лебовски»Фото: Capital Pictures/East News

Чуть раньше фильма братьев Коэнов в США о себе заявило целое поколение — «Поколение X», которое прозвали «бездельниками“: вместо того, чтобы делать карьеру и обустраивать личную жизнь, они занимались каким-нибудь совершенно необязательным хобби, жили в свое удовольствие и опять же ничего не делали. И многие были рады разделить ценности «Поколения Х“.

Ничегонеделание — это не протест, это выбор

Сегодня в мессенджере Telegram можно найти популярные стикеры с изображением ленивца «Свободен от забот». Этот ленивец ничего не хочет делать вообще, и свобода для него — это фактически не быть обремененным какими-либо делами или обязательствами. Надо ли говорить, что его придумали какие-то гениальные люди, которые знали, что делали?

Люди с подобным жизненным выбором существовали всегда. Ничегонеделание — это не протест, это выбор. Некоторые называют замкнутый образ жизни инфантилизмом и уходом от ответственности, но тем самым лишь описывают свою позицию и навязывают свой набор жизненных ценностей. У каждого есть право на выбор, а ничегонеделание может делать человека счастливым».

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 123 448 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: