Какую благотворительную программу поддерживал бы пес

Я взрослый человек и привыкла к стрессу. Но в тот единственный раз, когда мне пришлось побывать в первом московском хосписе, меня спасла собака.

Отчаяние было моим собственным, очень трудно справиться с собой, когда осознаешь, что не можешь спасти никого из тех, кого видишь. Вдруг лицо пациента расплылось в улыбке, глаза загорелись, движения стали чуть более осмысленными. Кто-то из персонала принес ему собаку. Радостно виляя хвостом, собака суетилась на одеяле. Ничего более странного и одновременно понятного, ничего более наглядного я в своей жизни не видела. Как будто от кровати к кровати переносили какой-то цветок жизни, и пространство зажигалось.  Эта собака меня спасла. Я смогла посмотреть в глаза людям, которые умирали.

«Не просто собаки» — это не просто фонд. Это идея милосердия ко всем. Стратегия вин-вин-вин в действии.

В первую очередь, это попытка исправить чужие ошибки. Ошибки людей. И спасти бездомных, беспородных псов с улицы. Вы ни за что не узнаете на фотографиях на сайте фонда тех собак, которых видели брошенными, грязными и пугливыми. Это ухоженные, счастливые псы, которые улыбаются в камеру.

Во-вторых, это попытка исправить другую несправедливость. И подарить хотя бы минуту счастья тем, у кого эта минута вообще может оказаться последней.

Фото: Евгений Иванов для ТД
Фадей в лифте

И в-третьих, это большой шаг, который благодаря маленькому фонду мы с вами делаем в цивилизацию.

Когда я спрашиваю руководителя фонда Наталью Быстрову, как можно решить проблему бездомных животных, я рассчитываю услышать что-то о городских концепциях, бюджетах и так далее. На деле оказывается, что самая большая проблема — это убедить хозяев домашних питомцев стерилизовать их. В европейских странах с этим строго, на нестерилизованных собак выше налоги. Наши сограждане пока склонны решать проблемы с животными жестокостью.  А меж тем бездомные собаки — это очень часто щенки, которые появились как раз от домашнего животного.

Фонд «Не просто собаки» — это не приют, у организации вообще нет своего помещения в Москве. Они сотрудничают с самыми разными приютами, а еще сняли квартиру, куда отправляют псов для адаптации и дальнейшего устройства в семью. Там с собаками занимаются, учат их не бояться лифта, взаимодействовать с человеком.

Уже несколько часов я борюсь с желанием предложить своей семье взять одного из псов

Объяснить людям, что из приюта брать собаку не страшно, что взрослого пса брать так же прекрасно, как и щенка — не просто. И уж тем более трудно объяснить, зачем брать собаку неопределенной породы. Дворнягу.

Но кажется, фонд «Не просто собаки» изобрел новый вид псов.

Животных совершенно особой породы.  Породы собака-терапевт.

«Талантливые выпускники» — такое можно услышать про детей. Но еще и про собак. Талантливые выпускники приютов — это собаки, которые могут стать терапевтами.

Елена Мартьянова из фонда «Вера» говорит о собаках-терапевтах голосом, в котором слышна улыбка. Они приходят довольно часто. В хосписы к подопечным фонда. Идея о том, что в хосписах нужны животные, появилась и осуществилась давно. Но все же каждое посещение волонтеров с собаками-терапевтами для хосписа радость. «Если бы сейчас к нам в офис пришла собака-терапевт, я была бы рада за саму себя», — говорит Мартьянова.

Бездомная собака, беспородная, брошенная, подобранная с улицы. А затем обученная, проверенная, отданная в хорошие, любящие руки.  

Уже несколько часов я борюсь с желанием предложить своей семье взять одного из псов, которые указаны в анкетах на сайте. Например, вот Федя. Новенький.

Фадей смотрит немного исподлобья, как будто оценивая, стоишь ли ты его внимания

«О ком мечтает красавец Фадей? Посудите сами: он молод, красив, воспитан. Более того! Он умеет найти подход к абсолютно любому человеку и животному, он никогда не идет на конфликт, чувствует настроения и желания тех, кто с ним рядом, он старается быть для всех другом и, чуть что, — расплывается в обаятельнейшей улыбке. Невероятно харизматичный бородач!»

Фадей, кстати, и правда красавец. Смотрит немного исподлобья, как будто оценивая, стоишь ли ты его внимания. Фадей или Федя — пока не собака-терапевт, он совсем недавно появился в фонде. Его нашли на заправке около автомобильной трассы. Я влюблена в Фадея.

В «Не просто собаки» терапевтами работают только дворняги. Когда фонд только начинал работать, рассказывает Наталья Быстрова, идея была именно в том, что даже беспородная собака может стать собакой-терапевтом. А потом начали приходить заявки от хозяев лабрадоров и колли (породы, традиционно считающиеся спасателями), и в фонде поняли, что не будут брать породистых собак.

Фото: Евгений Иванов для ТД
Клюква появилась в семье Комаровых незадолго до Нового Года. Как рассказывает мама Настя, это было новогоднее чудо, она редко заходит в соцсети, но в тот раз читала комментарии и наткнулась на историю Клюквы. Настя сразу поняла, что это их будущая собака. Муж Роман сначала не соглашался, но дети провели с ним воспитательную работу, и уже через неделю Клюква переехала к ним в квартиру. В семье Комаровых три девочки, и Клюква стала четвертой. Младшей Алисе четыре года, Тане восемь лет, Ульяне 17

Конечно, терапевтом может стать не каждый пес. Это целый процесс проверки, отбора, тренировок и снова проверок, отбора, тренировок. Причем не только для собак. Далеко не каждый человек способен стать волонтером, ездить со своей собакой по хосписам, домам престарелых и детским учреждениям.

Сообщение о том, что планируется занятие с детьми, есть на сайте префектуры южного округа Москвы. «Специально обученные собаки-терапевты под наблюдением хозяев помогут детям преодолеть стеснение и замкнутость. Детям предстоит почитать вслух любимые книги в обществе животных, которые всегда готовы выслушать даже самого робкого оратора». Дети читают собаке книжки, гладят собаку, а та заглядывает в глаза, как бы подбадривая читать еще. Ну же, что там дальше?

Когда собака-терапевт приходит к подопечным самых разных фондов и организаций, у всех участников таких встреч абсолютно одинаковые лица. Детские. Восторженные. Такое увидишь однажды и запомнишь навсегда.

А еще есть Клюква. Уверена, ее заберут быстрее, чем выйдет этот текст

Помощь фонду нужна постоянно. Очень разная — не только материальная. Кроме денег постоянно нужны профессиональные фотографы, нужны водители, нужны кинологи…  Хотелось бы брать на адаптацию и пристройку больше собак, мечтает Наталья Быстрова. Но это все деньги. Снять квартиру, платить тому, кто работает с собаками… Бездомный пес в руках волонтеров это уже не серый, грустный, грязный собакен, живущий под забором в вашем дворе. Это счастливая собака, которая, возможно, ждет только своего человека.

А еще есть Клюква. Уверена, ее заберут быстрее, чем выйдет этот текст (Клюкву действительно забрали — ТД). У Клюквы такие уши, что мне пришлось себя за уши оттаскивать от ее фотографий. Ее нашли в Подмосковье. Скорее всего хозяева просто уехали в город зимовать, а ее бросили. Но она не растерялась, разглядела на улице волонтера фонда и приняла решение, что пойдет следом.

В саду Эрмитаж в октябре была выставка, посвященная работе самых разных фондов. У «Не просто собак» на фотографии собака-улыбака. И текст, как бы от первого лица:

«Я просидела в приюте много лет. Таких, как я, уже и не берет никто. А потом в приют приехали Ульяна и Женя. И тут Женя на меня посмотрел, глаза такие сделал круглые… Стоит и смотрит. А я на него смотрю, не пойму, что такое… Молчу и смотрю».

Как известно, это не мы, люди, даем шанс собакам быть с нами рядом. Это собаки дают шанс нам, людям, побыть с ними.

Но денег у собак нет. Они не могут оформить регулярное пожертвование на работу фонда. Деньги бывают только у людей. Оформите пожертвование, пожалуйста. Даже небольшая сумма, жертвуемая вами ежемесячно, поможет бездомным собакам найти дом и радовать людей, которых ничто не радует.

Автор — ведущая радиостанции «Эхо Москвы»