Как парень из Екатеринбурга выиграл ралли «Дакар» c самой маленькой командой в истории марафона

Екатеринбуржец Сергей Карякин стал первым россиянином, который выиграл ралли «Дакар» в зачете квадроциклов. Его команда на ралли состояла всего из трех человек — это самая маленькая команда в истории гонки.

«Дакар» это девять тысяч километров, перепады температур, недостаток сна, невероятные физические усилия. Кроме того, это очень дорого — одно участие стоит 35 тысяч евро (а призовые всего 15 тысяч). На подготовку, перелеты и перевозку техники, пребывание команды на гонке уходят миллионы рублей. Государство не дает ни копейки, все только за деньги спонсоров и за свои. Собранной суммы еле хватило, команде приходилось спать в палатке, тогда как другие участники гонки отсыпались в гостиницах.

Евгения Волункова съездила в Екатеринбург к Сергею и его команде, чтобы понять, как и ради чего они всех победили.

Вложение в страну

26-летний Сергей Карякин влетает в офис и сразу дает понять, что времени у нас мало (и действительно, интервью длилось всего 34 минуты). Поговорит с нами и сразу побежит по делам. Дел у него, помимо спорта, достаточно — строительный бизнес, семья, двое детей.

Отвечая на вопросы, Карякин то и дело смотрит на часы и экран телефона, пробегает глазами сообщения. «До победы на «Дакаре» журналисты так меня не одолевали», —
 замечает он. 

Этот «Дакар» был у Сергея четвертым. Пока готовился к гонке, почти не спал. Ложился поздно, вставал в шесть утра, отвозил детей в садик и ехал на тренировку — гонял в черте города. Еще много бегал и занимался в спортзале.

Тренироваться в Екатеринбурге негде. Нет хорошей школы, центра для технических видов спорта, нет хороших трасс. Так что в основном все тренировки Сергея происходят на соревнованиях. 

Прямо перед стартом Карякин заболел — воспаление легких. Начал пить антибиотики, но полегчало только на 11 день гонки.

«Я был будто в другом энергетическом поле, — вспоминает Сергей. — Организм словно не замечал, что болен. Но как только мне вручили Бедуина (это статуэтка — награда за победу на «Дакаре». — прим. ТД), я почувствовал, что силы меня покидают. Спускаюсь с подиума, и ноги начинают подкашиваться. Мы немножко посидели в кафе, и я пошел отсыпаться».

Фото: Федор Телков для ТД
Сергей Карякин
Фото: Федор Телков для ТД
Сергей Карякин

Невероятно и то, что победить удалось очень маленькой команде. Помимо Сергея, в ней были еще менеджер и механик — на других не хватило денег. Несмотря на то, что победа в ралли «Дакар» очень престижна для России, государство финансовой поддержки не оказывает. Участие стоит 35 тысяч евро (а призовые —всего 15 тысяч). Перелеты, подготовка и перевозка техники, пребывание команды на гонке — все это миллионы рублей. Таких денег у Карякина нет — выручили спонсоры. Генеральный партнер Карякина, компания Fores, выделила на гонку 10 миллионов рублей, Сергей потратил немало личных средств. И все равно денег едва хватило по минимуму.

«Я не мог себе даже позволить заехать в гостиницу, спал в палатке. И мои ребята тоже спали на улице»

«Я не мог себе даже позволить заехать в гостиницу, спал в палатке, — рассказывает Карякин. — И мои ребята тоже спали на улице. Для полноценной работы на гонке необходимо человек десять, а нас было трое. Можете представить, в каком состоянии все дошли до финиша».

Если отсутствие денег у страны на ралли «Дакар» еще как-то можно объяснить, то почему у Карякина, чемпиона России, а теперь и победителя ралли Дакар, до сих пор нет спортивного звания, понять сложно.

«Я несколько раз выполнял все нормативы на мастера спорта, отправлял документы в Минспорта. И каждый раз что-то стопорилось, куда-то они терялись,— рассказывает Карякин. — Смешно! Какой-то близкий к мотофедерации человек выигрывает этап чемпионата России по трофи-рейдам и становится мастером спорта. А когда ты делаешь все, как простой человек — ничего».

С появлением «Бедуина» ситуация начала меняться. Сергея поздравляют чиновники, поздравляет мэр, жмет руку губернатор. С последним они обсудили возможность открытия в Екатеринбурге центра по техническим видам спорта —Карякин хочет передавать свои знания и опыт детям, растить чемпионов. Еще Сергей надеется, что теперь будет легче искать спонсоров.

«Мне часто предлагают, например, 300 тысяч рублей и просят, чтобы я за это с логотипом спонсора фотографировался везде, нанес его на экипировку. Но, ребят, мне это не нужно! Мой генеральный партнер вложил 10 миллионов, но зато мой спортивный ролик показывали по Первому каналу в прайм-тайм в течение трех минут — это стоит в районе миллиона долларов, и уже окупилось. Размениваться по мелочам я не вижу смысла».

Когда я спрашиваю, можно ли заработать на этом спорте, Сергей едва заметно раздражается. «Все спрашивают у меня, сколько это стоит, можно ли заработать. Все это я делаю для того, чтобы популяризировать в России технические виды спорта. Чтобы в будущем они могли получать поддержку. Это имиджевое вложение в страну. Многие думают, что я богатенький сынок, раз каждый год участвую в «Дакаре», а на самом деле все происходит на спонсорские деньги и мои: я вкладываю свои средства в ущерб семье, в ущерб себе!»

Наш разговор прерывают два крупных мужчины: они шумно заходят в офис и усаживаются за стол.

— Вот, познакомьтесь, представители Мотофедерации Свердловской области,— улыбается Сергей. — Может, помогут мне со спортивным званием.

Мы не только поможем, мы уже все документы оформили! — радостно сообщает один из представителей. — Присвоим тебе МСМК (мастер спорта международного класса. — прим. ТД). Есть определенный штат, определенные деньги. Тебе надо написать заявление на спортсмена-инструктора. Мы тебя примем, будешь получать зарплату — 24 700 рублей.

Все урезают, урезают. Результаты требуют, а денег нет

— А команду устроить получится?

Начинаем с тебя, потом можно механиков твоих… Будем включать.

— Денег у нас нет, — выдержав паузу, как бы извиняясь, поясняет представитель мотофедерации. — У нас сняли восемь миллионов в этом году, у нас денег на всех спортсменов три миллиона семьсот тысяч, это копейки. Все урезают, урезают. Результаты требуют, а денег нет. Футбол и хоккей забирают львиную долю, а мы по остаточному принципу. Может, после победы твоей на «Дакаре» зашевелятся.

— По-другому не будет в нашей стране, — включается в беседу второй мужчина.— Профессиональный спорт здесь может развиваться только за счет спонсоров, на бюджет рассчитывать не стоит.

Бизнес на хомяках

Семья у Сергея обычная: мама — бухгалтер, папа работал на заводе гражданской авиации. Когда сыну исполнилось тринадцать, благодаря папиным связям родители достали ему подержанный квадроцикл. Он сразу же начал участвовать в трофи-соревнованиях. Сергей сам ремонтировал свой квадроцикл и квадрики друзей — кто-то расплачивался с ним запчастями, кто-то деньгами. А еще на запчасти чемпион зарабатывал хомяками.

Фото: Федор Телков для ТД
Владимир Олейников в самодельной гоночной машине
Фото: Федор Телков для ТД
Артем Старников в офисе мастерской

«У нас были иранские светло-коричневые хомяки, — вспоминает его мама Нелли Евгеньевна. — Сергей их разводил, потом продавал на рынке по десять рублей. Больших денег на хомяках не заработаешь, но на первые нужды хватало».

Мама Сергея хранит дома все его награды, собирает вырезки из газет и может ответить на любой вопрос о сыне и ралли. Она знает все про спонсоров, про то, каким должен быть квадроцикл победителя, когда и сколько он тренируется, и помнит каждый момент гонки, потому что смотрела трансляцию по телевизору.

«Мы с мужем во время гонки отдыхали во Вьетнаме, но смотрели Fox Sport и Матч ТВ. Я переживала не только за Сережу, а за всех. Когда квадроциклисту дорогу перебежала корова, он сломал лодыжки и мотоцикл. Он сидел на земле, видно, что ему под 40, и у него текли слезы. Я понимаю, какая большая это обида — вот так сойти с гонки, Сережа один раз тоже сошел, в 2015 году».

«За Россию съездить»

Владимир Олейников и Артем Старников, владельцы фирмы Steel customs, в рабочее время ремонтируют и производят технику, а в свободное— гоняют. Именно в их гаражном боксе на окраине Екатеринбурга Сергей Карякин с механиком Сергеем Говорухиным собрали квадроцикл-победитель, взяв за основу Yamaha Raptor 700R. Владимир и Артем гордятся тем, что приобщились к великому делу, и охотно показывают, как в  гараже все устроено.

Пока квадрик готовили к гонке, гараж был тусовочной площадкой: здесь часто бывали Карякин и Говорухин, приходили журналисты. Сегодня в боксе тихо, квадроцикл Карякина плывет где-то на пароме в сторону Франции, а механики решают обычные проблемы: техникой, которую нужно чинить, заставлен весь гараж.

Квадроциклы, снегоходы, багги и мотоциклы. На кожаных сиденьях отпечатки кошачьих лап: в гараже живет кошка-крысоловка. У пахнущей техническим маслом животины четыре миски и много спальных мест: хочет, дремлет на квадрике, хочет, сворачивается клубком в кабине багги.

Фото: Федор Телков для ТД
Владимир и Артем выгружают мотоцикл из прицепа

Механику Сергею Говорухину 34 года. Механизатор сельского хозяйства по образованию, он работает на себя. Его фургон, как авто охотников за привидениями, снизу до верху начинен инструментами. Говорухин выезжает на место и ремонтирует снегоходы и другую технику. С Карякиным они так и познакомились семь лет назад: Сергей позвал Сергея починить снегоход. Подружились.

Говорухин говорит, они и сейчас с Карякиным скорее друзья, чем партнеры. На первый «Дакар» механик ездил с Карякиным на энтузиазме, а в этот раз за минимальную зарплату. Ночью ремонтировал его квадроцикл и спал по четыре часа на раскладушке под открытым небом и дождем. Ради чего? «Другу помочь, за Россию съездить».

В гонках Сергей Говорухин участвовал только раз. Говорит, только квадрик зазря убил.

— Это физически очень тяжело, надо, как Серега, спортом много заниматься. По болоту пройдешь десять метров в экипировке, как будто стометровку изо всех сил бежал! Помню, седьмое место заняли, квадрики ушатали…

— Зато какие эмоции, наверное, — ищу позитивную сторону.

— Потом, когда ремонтируешь и считаешь убытки — тоже те еще эмоции…

Как именно нужно переделать квадроцикл к такому серьезному марафону, оба Сергея поняли не сразу.

«Серега съездил на два «Дакара», понял, что баки должны быть на подножках, что запаска нужна, радиатор надо побольше ставить, капот должен быть больше,— перечисляет механик. — Стандартный квадрик рассчитан на закрытую трассу, там бак литров 12, а тут должны быть баки литров под 40 — пробег большой. Колеса побольше нужны для проходимости. В сентябре мы его начали собирать, в ноябре он уже отправился во Францию. На тестирование времени уже не было, обкатывали по дороге. В прошлом году все ломалось, конструкция была сыроватая, а в этом году все учли, и прошло хорошо».

Фото: Федор Телков для ТД
Владимир и Артем тренируются перед гонками на льду
Фото: Федор Телков для ТД
Владимир и Артем тренируются перед гонками на льду

Механики Владимир Олейников и Артем Старников не только работают, но и между делом гоняют на собранной своими руками моноприводной багги (она даже может чистить снег) и организовывают ледовые гонки.

— Эта машинка, — гордо указывает на багги Владимир, — может разогнаться до 180 километров в час по грунтовке. Весит 680 килограмм, мощность — 120 лошадей. Мы ее собрали практически с нуля. Двигатель от Лады Приоры, все основные узлы — наши, от российских автомобилей. Все сварено своими руками. Заодно прикрепили отвал для очистки снега: сами себе трассу почистили, сами гоняем. Зимой сидеть скучно, мы организовали Ледовую битву — автогонки для всех желающих. Даже кубки сами сделали!

В гараж заходит Владимир Аверкиев, гонщик и автодиагностик. С Артемом они в свободное время гоняют на мотоцикле — готовятся к Ледовой битве. Тренировки проходят в районе аэропорта Кольцово — вместе с мужиками едем и мы с фотографом.

Коньяк? — Владимир призывно трясет пластиковой пятилитровой бутылью. На дне булькает коричневая жидкость.

Не, — отказываемся мы.

Потом не просите.

Фото: Федор Телков для ТД
В офисном помещении мастерской

Тренируются долго, засекая время. Через полчаса Владимир выдает мне тулуп и теплую шапку: «Давай, прокачу!»

А как же я… А я же не…

Женя, не суетись под клиентом! Сюда вставай, сюда держись. Ты что, не мужик? Поехали!

Держаться за ручку надо изо всех сил, на поворотах отклоняться назад, напрягая мышцы во всех местах. Шапка улетает в сугроб, глаза не открываются от страха и ветра. Через два круга очень хочется коньяку и к маме.

Когда меня сменяет Артем, с уважением смотрю, как он маневрирует на поворотах, превращая снег в дым. Штурман говорит, в первый раз чуть не умер от напряга. А сейчас втянулся, кайф такой!

Еще один член команды Карякина, менеджер и тренер Александр Доросинский— усталый на вид мужчина 43 лет. Умеет пошутить и любит пофилософствовать. Мастер спорта международного класса, в недавнем прошлом участник чемпионатов мира по классическому ралли. Предприниматель, не жалеющий денег на гонки.

Карякина Доросинский взял под крыло много лет назад — был тренером по классическому ралли на автомобилях. Говорит, зацепил интерес пацана к скорости. «Он был разгильдяем, человеком без головы. Такие люди — одаренные и самые интересные. Мы быстро сошлись, понимаем друг друга с полуслова. Я ему не тренер, я наставник и друг. Я не заработал на этом «Дакаре» ни гроша, больше потратил».

Фото: Федор Телков для ТД
Владимир Аверкиев готовит свой мотоцикл к тренировке
Фото: Федор Телков для ТД
Механик Сергей Говорухин в своей передвижной мастерской в фургоне

Доросинский рассказывает, что попасть на «Дакар» может кто угодно с опытом участия в соревнованиях. Не нужно быть, например, членом Единой России. Есть деньги — приобретай подходящую технику, лицензию РАФ и вперед. Другой вопрос — зачем? Ради чего терпеть все это?

«Мы победили, потому что у нас не было для этого условий»

«Приехали ночью в один бивак, там буря в пустыне, ветер, все в масках, дышится с трудом, — делится менеджер впечатлениями. — Следующая ночь — ливень. Потом мне животное в ухо залезло, домик устроило. Спать невозможно. У нас была одна машина, а надо две минимум. Одна ломается, и все… И команда должна быть порядка десяти человек, а у нас трое. У «Камазов», вон, 55 человек в команде (российские гонщики в зачете грузовиков побеждали уже 14 раз. — Прим. ТД)!

Поэтому про победу на «Дакаре» Доросинский говорит: «Мы победили, потому что у нас не было для этого условий». А еще рассказывает секреты успеха: это Хохлома, под которую расписан квадроцикл, болезнь Сергея и майка с Путиным: «Я ходил там с Путиным и Шойгу на майке. Всем говорил, что нас поддерживают два серьезных мужика».

Но политику президента в отношении спонсоров он все же критикует: «Большая проблема российского спорта  отсутствие института спонсорства. Не создает его Путин. Если бы институт был, таких талантов, как Карякин, у нас было бы пруд пруди. Спонсор воспринимается в России как негодяй, как подонок. У нас про тех, кто вкладывает в спорт миллионы, говорят: “Наворовал. В игрушечки играет. Бабло некуда девать”. Богатый человек в России считается убожеством. Понятно, что примеры первой десятки богатых людей страны неприятны, но ведь не все такие! В Америке спонсоры в очереди к спортсмену стоят, а у нас самим искать приходится. Нет культуры спонсорства, налоговых поблажек».

Фото: Федор Телков для ТД
Артем и Владимир осматривают трассу перед тренировкой

Доросинский считает, что Сергей зря переживает по поводу звания, суета это все и не важно. «У меня звание мастер спорта международного класса, оно мне ни разу в жизни не понадобилось». А вот поддержка государства и спонсоров  дело иное: 

«Вот если он к Владимиру Путину сходит, тот скажет ему “Да”, то его поддержат. Возможно, теперь появятся еще спонсоры. Мне бы хотелось, чтобы на следующий “Дакар” поехали минимум пять квадриков. Чтобы была конкуренция, был интерес. Здорово было бы сделать сборную Россию и выиграть во всех категориях. Представляете: “Дакар” выигрывают одни русские! Вот это было бы круто!»


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!