Фотографическая памятка

Фото: Управляющий директор конкурса Ларс Боеринг и победитель конкурса - фотограф агентства Associated Press Бурхан Озбилиджи на итоговой пресс-конференции. Peter Dejong/AP/ТАСС

Фотография года или героизация терроризма? Российские победители World Press Photo и глава жюри последнего конкурса — о снимке, удостоенном гран-при

Владимир Вяткин

Победитель конкурса World Press Photo в 1984, 1986, 2001, 2004 и 2008 годах

У меня нет никаких сомнений в компетентности членов жюри. Они, безусловно, профессионалы, в этом нельзя сомневаться. Единственный человек, который голосовал против этой фотографии — глава жюри Стюарт Франклин, и я его поддерживаю. Я бы сделал то же самое, потому что понятия совести и солидарности, общечеловеческой морали еще никто не отменял. Этот снимок мог бы быть в следственном протоколе, но приз World Press Photo превращает его в символ абсолютной беззастенчивой циничности терроризма.

Идеологически этот снимок можно сравнить с фотографиями фашистов, расстреливающих пленных. И то и другое — документальные факты, свидетельствующие о преступлениях.

Выстрел в спину нашему дипломату — это выстрел в мировую дипломатию, и  в какой-то степени этот выстрел поощрило большинство жюри World Press Photo. Сейчас в моде будут судебно-медицинские эксперты-фотографы. Призы должны давать не фотографы и не редакторы, а старые, мудрые, семидесятилетние культурологи, психиатры, люди, которые увидят новые символы, а не фотографы, которые нацелены на экшн, которые вместо того, чтобы подать руку страдающему человеку, фиксируют его страдания и мучения.

Виктория Ивлева

Победитель конкурса World Press Photo 1992 года

Когда я смотрю на эту фотографию, меня охватывает оторопь. Она выражает всю отвратительность убийства как явления. Помимо того, что фотограф сработал очень профессионально, и его нельзя не уважать за это, потому что, когда происходит что-то настолько невыносимое, хочется спрятаться. Он сделал свое дело и сделал его очень хорошо. От этой картинки становится страшно. На ней мерзкий, отвратительный убийца, который не может вызывать никакого сочувствия, и совершенно беззащитный человек.

Запечатление массовых убийств, войны — это одно, но публичный теракт и убийство одного человека случаются не так часто. Терроризм — это угроза существованию планеты. И этот снимок — символ страха и ужаса перед терроризмом и одновременно способ борьбы с ним.

Сергей Максимишин

Победитель конкурса World Press Photo в 2004 и 2006 годах

комментарий со страницы  в Facebook:

У меня есть ощущение неразрешимого этического противоречия.

Первое: фотография года WPP — действительно выдающаяся.

Второе: я думаю, своим решением жюри превратит эту фотографию в икону терроризма. Это же не задрипанный фанатик с ржавым ятаганом и одной извилиной, а прекрасный юноша в хорошем костюме, отдавший много обещавшую жизнь за идею. Плакат «Терроризм — это красиво. Делай, как я!» И сейчас этот плакат будет растиражирован по всему миру в миллионах копий.

Ну, и третье, конечно. Страшно представить, каково родственникам убитого человека видеть это снова и снова. И каково читать интервью торжествующего обладателя «Золотого глаза».

И как к этому относиться?

Сергей Пономарев

Победитель конкурса World Press Photo в 2015, 2016 и 2017 годах

World Press Photo — конкурс фотожурналистики. По-хорошему, ничего другого на таких конкурсах и не побеждает. С одной стороны, убийство российского посла это очень важное событие, которое могло повлечь за собой развязывание третьей мировой войны, и, по мнению многих членов жюри, оно стало главным событием года. Мнение жюри складывается путем голосования, и большинство проголосовало «за». Я считаю, что это хорошая фотография, но ей не место среди главных фотографий года, потому что фотография года — это прежде всего образ, а этот снимок — скорее документ, не имеющий художественной ценности.

Когда говорят, что этот снимок пропагандируют терроризм, забывают о причине убийства посла. Его убийца заявил, что убивает посла в ответ на бомбардировки Алеппо. Российские власти неоднократно заявляли, что ведут в Сирии войну с террористами, но при этом военные убивали местных жителей. И фотография, на которой сирийские мужчины несут детей через завалы зданий после бомбардировки в Алеппо, заняла второе место в категории «Новостная фотография» среди фотоисторий.  Если сложить вместе эти две истории, то становится понятно, что это месть «глаз за глаз».

Стюарт Франклин

Председатель жюри конкурса World Press Photo 2017

Фрагмент статьи Стюарта Франклина на сайте The Guardian:

Озбилиджи, без сомнения, впечатляющий фотограф. Тем не менее, я голосовал против. Извини, Бурхан. Это фотография убийства, убийцы и убитого в одном кадре, и с моральной точки зрения ее публикация настолько же допустима, как и фотографии террористов на фоне обезглавленных тел.

В отличие от убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево в 1914 году, это преступление имело ограниченные политические последствия, а такая высокая награда за эту фотографию может быть расценена как приглашение к обдумыванию для тех, кто планирует подобные «эффектные сцены». Это подтверждает соглашение между мученичеством и гласностью.

Этот спор не нов. Наверное, его начали еще древние греки почти две с половиной тысячи лет назад, когда Герострат ради славы поджег одно из Семи чудес света. Тогда суд запретил любое упоминание его имени. Уточню: моя нравственная позиция не в том, чтобы отказать благонамеренному фотографу, действующему из самых лучших побуждений, в заслуженном признании. Скорее я опасаюсь того, что, присуждая высшую награду, мы создаем дополнительную славу, и тем самым усиливаем влияние идей террориста.

 

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 557 411 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: