Когда ребенок в семье заболевает, родители часами дежурят у кровати, потому что ему нужны внимание и забота. Когда болеет малыш из детского дома, он оказывается один в больнице

Неофициально малышей называют «больничными сиротами», но закон не предусматривает специальных ставок для ухода и присмотра за такими детьми. Поэтому в больницах они остаются практически одни, предоставленные сами себе днем и ночью. И некому спросить: «Как дети, едва научившиеся держать головку, сидеть, ползать или немного ходить, могут быть предоставлены круглые сутки сами себе»?

Челябинское объединение «Женщины Евразии» было создано в 2004 году и действует до сих пор. Их главной работой является проект «Больничные сироты», его цель  в том, чтобы у сирот в больнице были няни, которые не только помогут им встать на ноги, но подарят заботу, тепло и ласку — все то, чего этим детям так не хватает. Кроме того, объединение обеспечивает больничных сирот необходимыми средствами гигиены, игрушками и чистой одеждой.

До старта проекта в 2006 году у сирот в больнице не было даже отдельной комнаты, их подкидывали в палату к мамам, которые лежали со своими детьми, и никто не обращал на них внимания, а иногда мамы вывозили сирот в коридор, чтобы те не мешали их родным детям. Потом добились для малышей отдельной комнаты, но и там они были почти всегда одни. Дети кричали, стучали по кровати в надежде, что хоть кто-то придет и успокоит их, вытащит из кроватки и немного поиграет. Потом они переставали кричать… Все изменилось после того, как в больницы пришли общественные няни.

Отбор нянь для программы «Больничные сироты» довольно серьезный. И педагогическое или медицинское образование тут не главное, важно — умение становиться мамой для каждого ребенка, независимо от его особенностей. Это всегда ребенок, который обделен с рождения. Мамы нет, папы нет, никому он не нужен, и есть только он и его болячки, и врачи, у которых только одна цель — поставить его на ноги, вылечить. А чтобы подарить ему любовь и заботу — у них на это нет ни времени, ни сил.

Няня Римма Ивановна

Няня Римма Ивановна уже шесть лет работает с больничными сиротами. Хореограф по образованию, всю жизнь занималась с детьми — учила танцевать. В объединение «Женщины Евразии» попала случайно, но после этого у нее никогда не возникало мысли сменить работу.

Слева: В больничной палате для детей-сирот; справа: Няня Римма ИвановнаФото: Евгения Козикова (2)

Впервые я увидела Римму Ивановну, когда она пыталась управиться сразу с тремя маленькими детьми: две белокурые девчушки вовсю бегали по палате, а мальчик, на вид старше остальных, капризничал в кроватке, рядом с которой я заметила инвалидное кресло.

— А это его кресло?

— Да, он не может ходить, но отлично ползает, не догнать. Вообще, у нас тут дети до трех лет, а ему уже пять, но мы сами всегда его просим к нам в палату, очень уж его любим.

Женечка часто бывает в больнице, и кажется, здесь, рядом с няней, он чувствует себя как дома. Он плохо говорит, в основном издает какие-то звуки. Няня, не уставая, просит его сказать мое имя.

— Скажи: «Женя».

Получается что-то вроде невнятного «Евня», но Римма Ивановна радуется, говорит, что если с ним постоянно заниматься — он обязательно будет хорошо говорить. И я сразу подумала: «А если бы он был тут один? Он же замкнулся бы в себе после пары одиноких ночей и дней в кровати».

Катюшка плачет, нервничает, потрогаешь, а она горячая-горячая, кашляет без остановки

В другой раз я увидела на руках Риммы Ивановны совсем еще крохотного малыша, которого она пыталась убаюкать, а он все никак не мог успокоиться и кричал. Оказалось, что Рамису уже почти восемь месяцев, но выглядит он максимум на полтора. Отстает в развитии и не может самостоятельно держать соску. А без соски, увы, плачет без остановки и скорее кладет палец в рот.

— Как же быть, ему постоянно нужно соску держать?

— Ну, я тут придумала так: одеялко подложила, и оно некоторое время держит соску. А потом буду бегать поправлять, — с улыбкой говорит Римма Ивановна.

А ведь помимо маленького Рамиса здесь еще трое, а за ними уже глаз да глаз нужен: бегают и даже ссорятся! И опять вопрос: «А если они будут одни?»

Няня Юля

Юля совсем еще молодая няня, торговый работник по образованию. Хотя больше похожа на настоящую больничную фею: дети к ней тянутся, и она так нежно и трепетно к ним относится.

— Как вам здесь работать, сложно?

— Сначала было очень тяжело, раньше, когда ехала обратно из больницы, плакала в маршрутке, и ни с кем разговаривать не хотелось. Привыкаешь к детям и потом всем сердцем за них болеешь.

Слева: В больничной палате для детей-сирот; справа: Няня ЮляФото: Евгения Козикова (2)

Захожу в комнату, смотрю, на стуле сидит девочка, хмурая такая, опустила голову и смотрит в пол, на имя не реагирует. «Это Катюшка, совсем недавно прибыла, пока не освоилась», — рассказывает Юля. Катюшка плачет, нервничает, потрогаешь, а она горячая-горячая, кашляет без остановки. Юля не отходит от нее, успокаивает и поит сладким чаем. «Ну, хорошая моя, что я могу сделать, чтобы тебе не было так больно, все горлышко изодрала, кашляешь».

Через пару дней захожу в палату и слышу знакомый кашель. Но Катюшку уже не узнать: улыбается, играет и даже голову подняла. Снова задумываешься: «А если бы няни Юли не было? Если бы без остановки кашляющая Катюшка была одна?» В голове не укладывается.

Нельзя передать словами, как меняется настроение детей, когда вдруг выключается телевизор, который чаще всего просто включен для музыкального фона, игрушки собираются и отправляются в корзину, а маленькие кроватки уже расстелены. Это значит только одно — няня Юля скоро уйдет… Грустно и одиноко.
Больничных сирот уложить гораздо проще, чем домашних — они не капризничают и даже не просятся на руки. Кладут пальчик в рот и укачивают сами себя. Но няня Юля все равно всегда ждет, чтобы детки заснули, читает им сказки, гладит по голове и покачивает детские кроватки.

Няня Лена

Рассказывает руководитель объединения «Женщины Евразии» Татьяна Щур:

«Когда мы беседуем с нашими нянями, они признаются, что больше всего их беспокоит неуверенность в завтрашнем дне. Это понятно: у всех есть дети или внуки, а семьи почти у всех неполные… Одна из нянь — замечательная Лена Бойко. И вот она никогда не поддается унынию. Она очень позитивный человек, очень самоотверженный и ответственный. Лена — наша палочка-выручалочка в самых трудных ситуациях. Вот именно сейчас мы переводим ее от грудничков на самый тяжелый участок: к поступившим из дома ребенка ребятишкам с ДЦП. Они плачут все время, им больно, они простужены, они не понимают, почему им так плохо. И Лена идет к ним на помощь.

Одну девочку к батарее привязывали — она вся в ожогах была, другая в синяках

А потом привезут малыша из другого города, а потом в детском приюте начнется ветрянка или корь… И мы знаем, что Лена на наш вопрос: «Ты как, выйдешь завтра в инфекцию (нейрохирургию в ночь, еще куда-то, где самое трудное)?» ответит: «Мне без разницы!» и улыбнется своей неподражаемой улыбкой, где все — отчаянье, бесшабашность, участие, сочувствие, нежность… Она просто любит свою работу и безумно жалеет этих малышей».

Слева: В больничной палате для детей-сирот; справа: Няня ЛенаФото: Евгения Козикова; Общественное объединение "Женщины Евразии"

Лена Бойко: «Когда к нам приходят дети, по ним сразу видно, как к кому относились в семье. Столько насмотришься здесь! Одну девочку к батарее привязывали — она вся в ожогах была, другая в синяках. Так за ними же постоянный уход нужен, забота. Они запуганные часто. Врачи говорят: «Не берите их на руки, а то потом вы уходите — они плачут». Ну как же их не брать, их и так никто не берет на руки, не гладит. А мне жалко».

Что будет с ними?

Читайте также Синдром Маугли Дети не могут оставаться в больницах одни, им обязательно нужны няни

Иногда дети попадают в больницу в очень тяжелом состоянии, причиной может стать как серьезное заболевание или отклонение, так и издевательства со стороны родителей. Да, у нянь есть свой 12-часовой график, но если нужно, они могут работать почти круглосуточно. Были случаи, когда у ребенка было настолько тяжелое состояние, что няни не оставляли его одного ни на минуту.

У нянь к каждому малышу особое отношение. Они не только заботятся о сиротах, но еще и учат их кушать с ложечки, держать головку, сидеть, ходить на горшок, учат общаться между собой. Некоторые дети привыкли к жестокому отношению, а больничные мамы учат их, что такое любовь и забота.

Нашлась организация, нашлись люди, которые обратили внимание на больничных сирот, создали для малышей такие условия, что теперь больница — это не камера для детей-одиночек, а настоящий детский сад с разноцветными стенами, мягкими игрушками и замечательными нянями. Но денег, чтобы финансировать все это, катастрофически не хватает.

В основном проект «Больничные сироты» существует за счет благотворительности и непостоянного спонсорства. По-хорошему, чтобы организация могла полноценно работать в больницах всего города, требуется штат гораздо больший, чем есть сейчас у «Женщин Евразии». И хотя детей в больнице меньше не становится, штат нянь пришлось сократить, так как возможности на большее просто нет. А ведь нужны не миллионы, а просто символическая зарплата для женщин, которые вкладывают всю свою теплоту и заботу в этих малышей. Для женщин, которые пропускают через себя все страдания и болезни детей, которые оберегают их и заменяют мам.

Мир не может быть совершенен, так же как и государственная система, но каждый из нас может быть тем, кто будет менять его в лучшую сторону.

Каждый из нас может помочь программе «Больничные сироты», пожертвовав любую сумму, чтобы дети в больницах не оставались одни, а их глаза все так же загорались при встрече с любимыми «больничными мамами». Пожалуйста, оформите небольшое регулярное пожертвование прямо сейчас, это очень важно.