Вчера в Зеленоградском районном суде рассматривали иск Михаила и Светланы Дель к департаменту труда и социальной защиты. Дели оспаривают решение о разрыве с ними договора опеки, о чем 18 января заявил директор департамента Владимир Петросян

«Я прошу удалить эту фотографию. Я прошу вас показать то, что вы сфотографировали. Я прошу удалить это на моих глазах, я надеюсь на ваше понимание».

Вежливый судебный пристав ходит за мной по фойе Зеленоградского районного суда. Такой пристав приставлен к каждому, кто не успел отдельно аккредитоваться на съемку. Дежурный спрашивает, как записывать слово «блоггер», с одним или двумя «г». В конце концов сердобольный аккредитованный журналист с федерального телеканала фотографирует на свой телефон и пересылает мне фото. «Вот теперь все в порядке, по закону», — соглашается пристав.

***

Дело семьи Дель началось 10 января — тогда из детского сада, балетной студии, с детской елки опека забрала десятерых из их шестнадцати усыновленных и находящихся под опекой детей. В процессе изъятия младшие дети узнали, что они не родные, а общественность — что у некоторых из приемных детей Дель положительный ВИЧ-статус. Сейчас дети находятся в Зеленоградском приюте, двух усыновленных детей вернули бабушке.

Михаил и Светлана ДельФото: кадр фильма Ольги Синяевой "Один длинный день"

То, что происходит в суде, пресс-секретарь называет «досудебным заседанием», а адвокат семьи Дель Иван Павлов — первым судебным заседанием. «Мы, вообще-то, с вами в суде находимся, — говорит он по дороге к лифту. — Почему досудебное-то?» Павлова ждали полчаса, пресс-секретарь суда нервно говорила в телефон: «Опека уже заходит, тут куча камер, а если эти не приедут?» На вопрос, что будет, если сторона истца просто не явится, она отвечает: «Ну, без них разбираться не будем!»

Мимо десятка камер проходят сотрудницы отделения по делам несовершеннолетних районного УВД, выступающие свидетельницами. Накануне они дали подробное интервью каналу ТВС, где инспектор Ольга Кузнецова рассказывала, как в семье Дель было принято пользоваться туалетами, а Анна Матвеева, старший инспектор, утверждала, что отец наказывал детей ремнем. В позапрошлом году Анна победила в конкурсе «Лучший по профессии» ГУ МВД России по Москве. В своем интервью она говорит, что главная цель ее работы, чтобы дети становились лучше, и не доходило до судебных тяжб.

Старший инспектор Матвеева говорит, что главная цель ее работы, чтобы дети становились лучше, и не доходило до судебных тяжб

— Что может решиться сегодня? — корреспонденты отталкивают друг друга от Ивана Павлова. — Могут ли семье вернуть детей?

— Мы на это надеемся и уж точно будем на этом настаивать! — говорит адвокат и уходит на судебное заседание.

Адвокат семьи Дель Иван Павлов в Зеленоградском судеФото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Оно длится час. Операторы бегают курить по очереди, приставы обыскивают каждого вернувшегося. Наконец все оживляются — из лифта выходят адвокаты. Помощницы Ивана Павлова теперь с огромным рюкзаком и сумкой— в них 700 страниц дела, с которым начнет знакомиться защита семьи Дель. По словам Павлова, этих документов, предоставленных ответчиками, защита добивалась с 10 января.

— Правильно я понимаю, что перед тем, как забрать детей, в семье провели проверку? — спрашивает один из тележурналистов.

— Я хочу еще раз подчеркнуть, что никто никаких внеплановых проверок не проводил и документов не предъявлял. Прошло три недели — и мы только начали получать первые объяснения, — отвечает Павлов.
Корреспондент «Таких дел» попросил адвоката прокомментировать появление четверых детей, изъятых из семьи Дель — Миланы, Сергея, Кати и Артема — в московской базе на усыновление. Анкеты на сайте  появляются за пятнадцать минут до начала судебного заседания. В каждой из анкет указано, что братьев и сестер у ребенка нет. Адвокат на секунду теряет дар речи:

— Ну, это вопиющий факт… О котором я узнал прямо сейчас, поэтому я оставляю его без комментариев. Но я призываю всех должностных лиц, которые так или иначе вовлечены в этот конфликт, воздержаться от каких-либо действий, которые повлияют на судьбу детей.

Анкета Артема на сайте интернет-портала регионального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, города МосквыФото: www.usynovi-moskva.ru

Через десять минут анкеты детей, которых в приюте успели подстричь, якобы в качестве профилактики от вшей, исчезнут из московского банка данных.

Павлов говорит, что дети могут и должны вернуться в семью: «Спор еще только начат и, пожалуйста, не надо сжигать мосты, по которым мы потом можем спасти этих детей». Адвокат уверен, что чиновниками и общественными деятелями сказано уже слишком много. Как раз накануне появился эмоциональный пост Арины Шараповой, которая рассказывала о своем визите в Зеленоградский приют.

Светлана и Михаил Дель пока в приют попасть не могут. Не допускают не только Михаила, которого подозревают в нанесении побоев приемным детям, но и Светлану, обвинения против которой вообще не выдвигались. «Мать караулит возле приюта, пытаясь увидеть детей, — рассказывает Павлов. — Мы пытаемся достучаться до чиновников, считаем, что требования об изоляции незаконны, и будем отстаивать их в отдельном судебном процессе».

С Полиной и Петром, которых передали под временную опеку бабушке, Светлана и Михаил могут видеться без ограничений.

Иван Павлов считает, что такие брутальные, по его выражению, действия сотрудников органов опеки ставят под угрозу все многодетные семьи России. О том, что она боится брать под опеку новых детей, пишет в своем Instagram Мария Эрмель, близкая подруга семьи Дель и тоже многодетная приемная мама. В обсуждениях многие комментаторы говорят, что даже если и задумывались о приемных детях, теперь перестали.

«Интересно, сколько таких слабаков, как я, после этой истории поняли, что никогда не потянут ничего подобного, просто от одной мысли плохо», — пишет одна из них.

Переписка Светланы Дель с дочерьми Викой и РитойФото: кадр фильма Ольги Синяевой "Один длинный день"

В числе возможных причин ситуации, которая случилось с семьей, по мнению адвоката, может быть недовольство родителей других детей из детского сада, куда ходили младшие дети Дель, тем, что группу посещают дети с ВИЧ-статусом. По словам собеседницы «Таких дел» из Зеленограда, пожелавшей остаться анонимной, в саду действительно случайно узнали о статусе одного из детей Светланы и Михаила Дель. По словам женщины, чей ребенок ходит в тот же детский сад, этим фактом были недовольны и родители других детей, и руководство общеобразовательного учреждения. Впрочем, Иван Павлов не исключает и другие причины.

Павлов от имени семьи Дель сказал, что время исправить ситуацию еще есть. По его словам, если власти вернут детей — даже после недели или месяца консультаций с психологами, совместной работы с усыновителями, — семья готова отозвать все иски. Следующее судебное заседание состоится 8 февраля. Суд решил сделать его закрытым.

Фильм Ольги Синяевой «Один Длинный День»


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!