«Дева Мария вышла бы с нами»

Фото: Алексея Абанина, Лидии Хмелевской, Катрин Ненашевой, Ардена Аркмана, Елены Костюченко, Анны Бедынской

Как отметили Восьмое марта московские феминистки

В одиннадцать утра у входа в «Гайд-парк» в Сокольниках мнутся три активиста, десять полицейских в бронежилетах и четыре охранника парка. За углом скучает автозак. На горизонте появляется заявительница акции с розовой лентой на груди, а вслед за нею — люди с зелеными, красными и фиолетовыми волосами. Прямоугольник парка, отведенный под публичные мероприятия, обнесен железным забором, на входе — рамки с металлоискателями.

На политике и феминистке Татьяне Сухаревой черный полушубок и ярко-розовая шапка с кошачьими ушками и брошью с символом Венеры. «Подлинник, прямиком из Британии», — гордо заявляет одна из организаторок (феминистки предпочитают все профессии называть в женском роде). Этот головной убор носила британская феминистка, вышедшая на митинг против Трампа в Лондоне. Организаторы попросили будущих участников митинга выдержать дресс-код: «связать или приобрести розовые шапки, надеть хотя бы какую-то деталь розового цвета». Розовый, по их замыслу, должен стать символом «протеста против патриархальной иерархии и власти».

Рамки металлоискателей реагируют даже на бляшки на поясах — полиции приходиться досматривать демонстрантов вручную. Мужчин справа, женщин — женщины-полицейские — слева. «Ну что, карманы смотрим?» — уточняет один из полицейских. «Смотрим как положено», — отрубает начальник. И добавляет: «Мужчин». Оперативник снимает все происходящее на камеру.

Полицейские ощупывают карманы участников акции, вытряхивают содержимое рюкзаков, просят расстегнуть куртки: «Это все, между прочим, для вашей безопасности». У одного парня находят флакон с таблетками. Полицейские интересуются, чем он болеет. У девушки — листовки (про историю женского дня и проблемы, которые еще не решены — например, женское обрезание в Дагестане). Стопку листов в формате А5 не пропускают внутрь, потому что «политическое нельзя». Каждый флаг разворачивают. Вопросительно смотрят на старшего. «Этот нельзя!» — отрезает он при виде розового флага Союза демократических социалистов. «Почему? — недоумевает владелец флага в шляпе и с волнистыми волосами до плеч. — Социал-демократы выступают за права женщин». Старший уходит в сторону — кому-то звонить. «Наверное, слово «демократ» не понравилось», — улыбается владелец «запрещенки».

Полицейские придирчиво изучают последний выпуск газеты «Общественный резонанс»: «Транзит демократии в Украине», «Узбекистан после Каримова: взгляд изнутри». «Эта газета не имеет отношения к митингу», — говорит полицейский. «Там есть статьи по нашей теме. Газету выпускают участники митинга, «все под контролем»», — протестует заявитель мероприятия. «Под вашу ответственность», — вздыхает полицейский и пропускает тираж. «Если там опять про «долой власть», то нельзя», — объясняет он мне.

Когда все проходят — около 60 человек с розовыми коронами, шапками и лентами на груди — один из полицейских хвастается другому: «На прошлой неделе здесь было 500 байкеров в поддержку российских боевиков в ДНР и ЛНР, а нас всего двое».

Акт эгоизма и сопротивления

Феминистки планировали устроить митинг в центре Москвы, но получили отказ от мэрии города, поскольку «все места заняты». Идею провести традиционное шествие тоже «зарубили».

«Несанкционированную акцию мы устраивать не стали, потому что не успели бы сказать все, что хотели. Нам важно высказаться, а не просто повинтиться», — говорит заявитель «забастовки» Марина Попова.

«Женская забастовка» в Гайд-парке в СокольникахФото: Павел Поборуев

Феминистки собрались в Гайд-парке, чтобы напомнить историю этого дня. В 1857 году в Нью-Йорке прошел марш пустых кастрюль. Женщины тогда вышли на улицы против неприемлемых условий труда и низкой заработной платы. Позже коммунистка Клара Цеткин предложила учредить Международный женский день, как день, предназначенный для привлечения внимания общественности к проблемам женщин с помощью митингов и шествий. Сегодня день солидарности трудящихся женщин в борьбе за равенство прав и эмансипацию превратился, по словам феминисток, в праздник для «милых дам». Восьмого марта принято чествовать женщину за то, что она женщина, и желать «женского счастья».

«Раз в год на работе нас называют украшением коллектива. В этот день партнеры освобождают нас от домашнего рабства, хотя все остальные дни в году мы от них слышим: «Где мои носки и ужин?» Если вы пришли сюда, — говорит представитель организации «Левое социалистическое действие» Ханна Николаенко, — значит, вы относитесь к той небольшой пока части общества, которая помнит, что Восьмое марта это не день цветочков, конфеток и тостов за милых дам, это день, когда мы, женщины, пишем, говорим, а иногда и кричим об угнетенном положении».

Женская забастовка в Гайд-парке не интересна московским журналистам. Сторонники феминистских идей вышли сюда в знак солидарности с международной забастовкой, проходящей в ряде стран, и развернули плакаты: «Детские пособия вместо бомб», «Я личность, а не украшение», «Дева Мария вышла бы с нами», «Насилие над женщинами — это не христианская ценность», «Не продавайся за цветы восьмого марта — в день борьбы».

«Мы подвергаемся травле со стороны РПЦ, издевательствам блоггеров, известны случаи сфабрикованных уголовных дел и даже подбросы наркотиков»

Активистки напоминают, что женская забастовка стартовала в Польше. Тогда, после принятия закона о запрете абортов, на улицы Польши вышла сотня тысяч женщин в черных одеяниях. «Черный протест» вдохновил многих женщин мира. Его апогеем стал марш, когда миллионы женщин вышли протестовать против сексистской политики Трампа в США и других странах. В России, по словам Сухаревой, тяжело провести мероприятие подобного масштаба, потому что «феминистки находятся в условиях осажденного лагеря». «Мы подвергаемся травле со стороны высокопоставленных представителей РПЦ, издевательствам блоггеров, известны несколько случаев сфабрикованных уголовных дел против феминистских активисток и даже подбросы наркотиков», — говорит она.

Позже у «свободного микрофона» выступают все желающие. «Мы не должны осуждать женщину, которая не пришла сегодня на митинг, а решила провести Восьмое марта так, как ей комфортно (например, выспаться, а не мыть посуду и готовить целый день). В этом мире много агрессии, поэтому акт любви к себе, акт эгоизма со стороны женщины может быть актом сопротивления», — говорит участница забастовки Анастасия Инопина.

Лицо феминизма

Еще одно мероприятие — пикет у станции метро Новокузнецкая — провела партия «Яблоко». Больше ни одна из партий ничем подобным не отличилась. Коммунисты, судя по информации на официальном сайте, вручили женщинам полторы тысячи красных тюльпанов на Невском проспекте.

Пикет партии «Яблоко».Фото: Павел Поборуев

Председатель гендерной фракции «Яблока» Галина Михалева напоминает о современных проблемах женщин. «Мы очень далеки от цели ООН к 2030 году — гендерного равенства, более того, у нас сегодня наблюдается консервативный тренд. Разница в зарплате женщин и мужчин за равный труд составляет 30%, РПЦ лоббирует запрет на аборты, 456 профессий остаются запрещенными для женщин, принят закон о декриминализации домашнего насилия, не соблюдается европейская норма «один кризисный центр на 100 тысяч населения» — у нас есть города, где центров вообще нет».

Психолог Зара Арутюнян не имеет отношения к «Яблоку», но вышла постоять с плакатом «Женщин — во власть».

«К сожалению, у феминизма плохое лицо, — говорит она. — Умные и успешные женщины, занимающие высокие позиции, признаются, что не любят феминисток. Они говорят мне: «У тебя трое детей, ты нормальная женщина, влюбляешься в мужчин и не можешь быть феминисткой». Я возражаю. Если бы страшные и противные феминистки, которые, как вам кажется, не бреют подмышек и ходят с сальными волосами, в свое время не выходили на улицы и не бунтовали, мы бы сегодня не имели дипломов о высшем образовании, не наследовали бы, не голосовали… Как сказала одна из матерей-основательниц: «Я не знаю, что такое феминизм, но каждый раз, когда я не хочу, чтобы об меня вытирали ноги, меня называют феминисткой»».

Если бы страшные и противные феминистки не выходили на улицы, мы бы сегодня не имели дипломов о высшем образовании

На горизонте появляется председатель московского отделения «Яблока» Сергей Митрохин и вручает женщинам, стоящим в акции, ветки кустовых роз. «Участницы пикета требуют равноправия, а я слежу за тем, чтобы ни одна не осталась не поздравленной», — напишет он позже в своем Facebook.

Борьба без пропаганды

Пока феминистки выходили на акции протеста и собирались на лекции для обсуждения насущных проблем, Владимир Путин посетил недавно построенный роддом в Брянске, что, по мнению феминисток, символично: государство видит в женщине главным образом мать. На заправках Роснефти виновницам торжества вручали цветы, а сотрудники ГИБДД провели автомобильный флешмоб, выстроив патрульные автомобили в форме цифры восемь.

В парке Горького стилисты делали женщинам макияж и укладку, в парке Фили мужчины с букетами пробежали дистанцию два километра, одаривая желтыми тюльпанами встречных дам. В Сокольниках под караоке пели песни про женщин, на Поклонной горе появилась трехметровая стена, увитая красными и белыми орхидеями. Все желающие смогли сфотографироваться возле экспоната, а потом получить снимки на электронную почту. После шести вечера женщин приглашали на бесплатный каток в саду Баумана.

На дизайн-заводе «Флакон» обещали удивить женщин «веселым и праздничным символом» — участникам мероприятия предложили за отдельную плату вооружиться дымовой шашкой и по сигналу выпустить в небо облако яркого дыма.

Девушка с баннером у КремляФото: Алексея Абанина, Лидии Хмелевской, Катрин Ненашевой, Ардена Аркмана, Елены Костюченко, Анны Бедынской

Дымовые шашки запустили и возле стен Кремля. Только на этот раз борцы за права женщин. Они развернули плакаты с лозунгами в Александровском саду, на Соборной площади, у всех кремлевских башен. «Вся власть — женщинам», «Женщину — в патриархи», «Нас большинство», «Двести лет мужчины у власти. Долой!» Полиция доставила активисток в ОВД, провела профилактическую беседу, поздравила с Восьмым марта и отпустила: «Все-таки у вас праздник».
В сети появились фото: две активистки на Угловой Арсенальной башне растягивают баннер: «Национальная идея — феминизм», но позже выяснилось, что это фотомонтаж. В справочном бюро музея Кремля сказали, что «по башням ходит только охрана Кремля».

Вечером в клубе ДИЧ прошел благотворительный концерт в поддержку центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры». Возле помещения дежурили полицейские, стоял автозак. По их информации, концерт планировали посетить «нежелательные группы граждан» и представители ЛГБТ-сообщества. Сотрудники правоохранительных органов показали организаторам мероприятия документ с предписанием дежурить у клуба, периодически заходя внутрь, а также предупредили, что в этот вечер не должны звучать какие-либо лозунги. Ранее на митинге в Сокольниках полицейские потребовали от активисток свернуть плакат «Лесбияния», который они расценили, как пропаганду гомосексуализма.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Дом слепоглухих Собрано 1 293 158 r Нужно 1 351 750 r
Последняя помощь Собрано 27 555 427 r Нужно 30 020 000 r
Центр «Сёстры» Собрано 7 367 301 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 105 736 r Нужно 2 988 672 r
МойМио Собрано 7 504 849 r Нужно 11 055 000 r
Защити себя сам Собрано 157 550 r Нужно 259 800 r
Живой Собрано 6 036 392 r Нужно 10 026 109 r
Такие дела Собрано 42 095 428 r Нужно 83 714 000 r
Право матери Собрано 1 081 356 r Нужно 3 277 371 r
Всего собрано
343 173 345 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: