Еда не виновата

Фото: кадр из фильма «Тонкий и толстый»

11 марта в «Благосфере» состоится премьера нового документального фильма Елены Погребижской о расстройствах пищевого поведения. Оказывается, ими страдают очень многие наши сограждане, а причины — сложнее и глубже, чем желание похудеть

Фильм «Тонкий и толстый» рассказывает о наиболее распространенных недугах — анорексии и переедании — на примере двух героинь. «Часто я вообще снимаю фильм про кого-то одного, потому что люблю человеческие истории. Но так как расстройств пищевого поведения много, мы решили сконцентрироваться именно на этих полярных вещах, полностью опустив третью распространенную проблему — булимию», — рассказывает режиссер Елена Погребижская.

В фильме нет страшных картинок, которые принято показывать про анорексию и переедание. Вместо сорокакилограммовых скелетиков и ломающихся под тяжестью ожиревших тел кроватей мы видим двух милых девушек. Они рассказывают, что для них значит еда, и почему это стало проблемой, а психотерапевты комментируют их истории. Постепенно становится понятно, что одна не ест целыми днями, а вторая опустошает шкаф после того, как съела все, что было в холодильнике, не просто так. Все дело в психологических травмах из детства.

60% женщин с ожирением болеют клинической депрессией, 30% страдают от панических атак

Режиссер признается, что сама узнала много нового в процессе создания фильма. «Больше всего меня поразило, насколько сильны при расстройствах пищевого поведения психологические причины, и как тесно они связаны с детскими травмами», — говорит Елена.

А еще, оказывается, масштаб проблемы гораздо больше, чем принято думать. Анорексией, к примеру, страдают от 1-4% всех женщин и 0,5% мужчин в России. А еще русские женщины — самые полные в Европе. При этом 60% женщин с ожирением болеют клинической депрессией, 30% страдают от панических атак. Многие были жертвами сексуального насилия в детстве.

Дело не в еде  

Елена ПогребижскаяФото: из личного архива

Несмотря на то, что слова анорексия и булимия знают многие, о том, что это серьезные психические расстройства, мало кто говорит. Молчат и сами больные, зная, что в лучшем случае услышат слова: «Да ты и так худая, куда тебе еще» — или: «Ты просто ешь поменьше и двигайся побольше». А то, что к анорексии может привести целый набор факторов — от генетической предрасположенности, особенностей характера, отношений в семье — до личной катастрофы, знают только психотерапевты и психиатры.

«Отношения с родителями — важный фактор, влияющий на ребенка, заболевшего анорексией. Сегодня активно ведутся эпигенетические исследования, демонстрирующие наследственную обусловленность анорексии. То же самое с перееданием — исследования на мышах показали, что склонность к перееданию наследуется. И мы видим, особенно на примере США, что у поколения, фанатично борющегося с лишним весом и в итоге все равно толстого, рождаются дети, которые переедают», — объясняет психотерапевт и консультант фильма Светлана Бронникова.

Светлана возглавляет центр интуитивного питания IntuEat в России и работает в клинике расстройств пищевого поведения в Голландии. По ее словам, уровень осведомленности о проблеме в Европе гораздо выше, чем у нас. При этом самих расстройств этого рода становится все больше, и они затрагивают все группы людей. «Сегодня анорексией болеют даже дети, — говорит она. — В нашей голландской клинике с этого года возрастной ценз пациентов снижен с 12 лет до 10. Люди все больше осознают, что проблема существует, и идут к специалистам. Ведь в мире расстройства пищевого поведения встречаются даже чаще, чем депрессия и нарушения тревожного спектра».

Принято считать, что подобные проблемы бывают только у женщин. Но это не так. «У центра IntuEat есть группа в Facebook, — продолжает Светлана. — Мы раньше думали, что наша целевая группа — женщины. Но спустя два года ведения группы посмотрели статистику и ужаснулись. Оказалось, что 52% читателей — мужчины. 

Кадр из фильма «Тонкий и толстый»

Они регулярно все просматривают, но никогда ничего не пишут. Получается ситуация двойного молчания –— об анорексии, булимии и компульсивном переедании ничего не говорится, а о мужчинах, страдающих всем этим, вообще ничего не известно. Их как бы нет».

Расстройств пищевого поведения много, и с годами их фиксируют все больше. Когда-то, в 1950-е годы, было одно РПП — нервная анорексия. В 1970-х добавился официальный диагноз — нервная булимия. Начиная с американской классификации болезней DSM-5 появился диагноз «приступообразное переедание». «Это очень правильно, потому что раньше людям с перееданием говорили «закрой рот и вставай на беговую дорожку». А это психическое расстройство, которое требует серьезного лечения, в том числе нейролептиками», — говорит Светлана.

Как понять, что у человека расстройство пищевого поведения? Прежде всего, если еда как факт рождает напряжение

Существует еще вариация приступообразного переедания — так называемое компульсивное переедание, которым страдает одна из героинь фильма. А есть еще прегорексия — это когда беременная женщина стремится всеми силами не набирать вес и ограничивает себя в еде, в результате чего и она, и ребенок страдают. Другое расстройство — мускульная дисморфия, она же бигорексия — это навязчивое стремление наращивать мускулы, чаще свойственное мужчинам. Перечислять все виды расстройств пищевого поведения можно долго.

Мир орторексов

Светлана БронниковаФото: кадр из фильма «Тонкий и толстый»

Описанная еще в 1980-х, но пока не ставшая официальным диагнозом орторексия, — это навязчивое стремление есть здоровую, нетоксичную пищу. Люди с таким расстройством боятся ГМО, консервантов, не едят белую муку и охотятся за фермерской едой. Они считают, что все мясо в магазинах отравлено и напичкано гормонами роста и антибиотиками. Они едят все безлактозное и безглютеновое, хотя на самом деле людей, например, с лактозной непереносимостью, крайне мало. «Сегодня мы живем в мире орторексов», — говорит Светлана.

По ее словам, маниакальное увлечение правильным питанием тесно связано с таким же навязчивым стремлением заниматься спортом. «Согласно нормам ВОЗ, минимально необходимому для здоровья движению нужно уделять 150 минут в неделю — это 20 минут в день. Согласно клиническому описанию синдрома навязчивых тренировок, если человек занимается спортом больше пяти часов в неделю — это симптом расстройства. Но среднестатистическое издание про здоровый образ жизни говорит нам, что у нас должно быть как минимум три часа кардио- и три часа силовых тренировок в неделю. А это выходит за рамки пяти часов. Заниматься спортом, который нравится — танцами, коньками, просто прогулками с собакой — это полезно и хорошо. А изматывать себя — нет. Одна моя пациентка утверждает, что если после тренировки ее не подташнивает, значит, она мало позанималась».

Но самое интересное вот что. Если клинические случаи всех этих расстройств редки, то разные их проявления есть почти у всех людей на планете. Классический пример: женщина средних лет считает, что у нее лишний вес, и испытывает постоянное желание похудеть. Полгода сидит на диете, а полгода ест все подряд и сокрушается по этому поводу. Затем снова берется за себя и снова срывается. Клинических масштабов это не достигает — она то набирает, то скидывает несколько килограммов. Но это нездоровое поведение.

«Цикл «диета-переедание», по которому живут большинство женщин, это ненормально, и с этим нужно что-то делать, — предупреждает Бронникова. — Если мы возьмем сотню человек, то из них две женщины будут болеть анорексией, две — булимией, три — приступообразным перееданием, и к ним еще один мужчина добавится. А у остальных 70-80% будут, как мы говорим, неклинические расстройства пищевого поведения. Они не будут достигать того уровня, при котором нужно срочно бежать к специалисту, но это и не норма тоже». 

Как понять, что у человека расстройство пищевого поведения? Прежде всего, если еда как факт рождает напряжение. Если человек постоянно говорит о еде. В норме еда — это способ насытиться и получить удовольствие. Отклонение — когда она внушает страх и вызывает дискомфорт.

Если человек понял, что у него проблемы, лучше всего обратиться к психотерапевту. «Конечно, можно пытаться бороться самостоятельно, но, не владея методиками, будешь двигаться вслепую. Можно преуспеть, а можно и нет. Сегодня психотерапия накопила достаточный опыт борьбы с расстройствами пищевого поведения. Около 80% людей, обнаруживших у себя такое расстройство, выздоравливают».

Пытаться помочь себе самому непросто, особенно в России. «Мы находимся в ужасном информационном вакууме, — говорит Светлана. — Грамотной, доступной и правильной информации на русском языке практически не существует. Есть или научные исследования, или глупые страшилки. На английском такой литературы огромное количество, а у нас нет ни одной книги из серии «Помоги себе сам»».

Елена Погребижская как раз пытается восполнить пробел. Фильм «Тонкий и толстый» — это часть цикла о проблемах, с которыми человеку нужно обращаться к психотерапевту, но он, как правило, не обращается. Уже вышли фильмы «Панические атаки» и «Посттравматический синдром». Скоро Елена приступит к работе над фильмом «Пережить потерю». «К сожалению, в нашей стране уровень невежества очень большой. А людям нужна информация о себе, о психологии, о вещах, которые не лежат на поверхности», — заключает Погребижская.

В конце фильма режиссер говорит, что хотела бы донести до зрителя простую мысль: в случае расстройств пищевого поведения «дело не в еде». После показа для широкой публики фильм выложат в открытый доступ в интернете.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 557 411 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: