Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

Когда-то гуси спасли древний Рим. Сегодня покой и безопасность петербуржцев оберегают раки

Невские узкопалые раки тестируют всю воду, которая попадает в квартиры жителей Санкт-Петергбурга. 22 марта у раков профессиональный праздник — Всемирный день воды и День невского рака. «Такие дела» пробрались к месту работы раков — на центральную водозаборную станцию «Водоканала Санкт-Петербурга».

***

Среднестатистический житель мегаполиса в день расходует около 300 литров воды. И всю ее до петербуржцев уже продегустировали раки. Система контроля качества питьевой воды — сложный многоступенчатый процесс, включающий разнообразные физико-химические методы анализа. Но самый любопытный метод контроля — биомониторинг. В основе биомониторинга лежит метод интегральной оценки безопасности воды. Приборы фиксируют отдельные показатели. И каждый из них может находиться в пределах нормы. Но их сочетание может быть небезопасным. Только организм животного-биоиндикатора одновременно оценивает совокупность всех качественных характеристик воды, в которой он живет.

ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» первым в России стал использовать животных для мониторинга воды с декабря 2005 г. За 11 лет к аборигенам — невским узкопалым ракам — присоединились рыбы, красноклешневые австралийские раки и гигантские африканские улитки. Каждый биодиагност отвечает за свой участок работы.

Дневная тройка раков
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
Рак, выведенный на ферме водоканала, потомок невских раков. Вода реки Невы для него естественная среда, постоянство состава которой он контролирует
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

В мире для биомониторинга качества воды используют моллюсков, инфузории-туфельки, дафнии. Методик немало. Речных раков петербуржцы начали использовать первыми.

Обыкновенный сексизм

На работу принимают только раков-мужчин, невских аборигенов в возрасте трех-пяти лет. Продолжительность жизни рака в естественной среде около 20 лет. Рачихи более выдержанные и устойчивые к раздражителям и в роли биодиагностов проигрывают нежным, ранимым и легко восприимчивым особям мужского пола. Прежде чем рак получит работу, он проходит полное медицинское обследование и с десяток разнообразных тестов в лабораториях Научно-Исследовательского Центра Экологической безопасности, разработавшего методику биомониторинга с помощью раков. На каждое животное заводят медицинскую карту и выявляют его индивидуальный стресс-индекс. Нормальный сердечный ритм ничем не обеспокоенного рака (соответствующий зеленому сигналу) колеблется в зависимости от температуры воды от 30 до 60 ударов в минуту, в таком состоянии их стресс-индекс обычно близок к нулю. В случае опасности частота сердечных сокращений резко повышается не менее чем на 50%, а стресс-индекс возрастает до нескольких тысяч. На резкое изменение качества воды, появление в ней токсинов раки отреагируют быстрее любых лабораторных анализов. Уже через полторы-две минуты по резко изменившемуся ритму сердца живых диагностов в диспетчерской получат тревожный сигнал.

На резкое изменение качества воды, появление в ней токсинов раки отреагируют быстрее любых лабораторных анализов

Рабочие места особых сотрудников находятся непосредственно в машинном зале в грохоте гигантских насосов. У каждого свой отдельный кабинет-аквариум с «домиком», в нем рак может скрыться от навязчивых соглядатаев. К каждому аквариуму подведена труба, по которой непрерывно поступает проточная невская вода. Та самая, первичная, неочищенная и никак еще не обработанная, сразу с водозабора. К панцирю рака приклеен датчик, фиксирующий рачье сердцебиение. От него вверх к оборудованию тянется оптоволоконный провод, делающий рака похожим на куклу-марионетку. Данные выводят на монитор диспетчерской в виде светофора: зеленый — комфорт и покой, желтый — тревожность повышена, красный — критическая опасность. Тревогу объявят, если красный сигнал поступит сразу от трех раков.

Рыба из Невы тоже служит элементом системы биомониторинга
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

«Если сработает красный — это гиперчрезвычайная ситуация. Это будет ужасная катастрофа, — поясняет Татьяна Портнова, начальник службы главного технолога филиала «Водоснабжение» ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга». — Если сигнал подтвержден, то подача воды из Невы должна быть прекращена незамедлительно вплоть до выяснения всех обстоятельств. Город перейдет на систему резервного водоснабжения. На этот счет разработаны десятки регламентов». К счастью, за 11 лет работы раков красный «светофор» ни разу не срабатывал.

Если сработает красный сигнал — это гиперчрезвычайная ситуация, ужасная катастрофа

«Когда биомониторинг только внедряли, как ученые нас ни уверяли в эффективности метода, определенный скепсис был», — признает Портнова. В первый год работы раков в апреле — а это самый паводковый период, — я обратила внимание на поведение рака в аквариуме. Не было даже желтого уровня тревоги, то есть загрязнение было минимальным от обычного, но чувствовалось, как ему, бедному, не комфортно. Нет сомнения, что в случае мгновенного загрязнения животные отреагируют».

Рак спит — служба идет

Когда мы пришли, все шесть рабочих мест казались пустыми. Раки, закрыв глаза, дремали, забившись в свои норы. Пока мы с глуповатым видом стучали по одному из аквариумов в надежде привлечь внимание спящего диагноста, посмотреть, что же происходит, выполз обитатель «кабинета» этажом ниже. Раков особо обаятельными животными не назовешь — не котики. Но этот неожиданно устроил показательные выступления, стал позировать фотографу. Подползал поближе, то анфас, то профиль. Хотел понравиться. Потом махнул клешней и тоже скрылся в норе.

На территории водоканала
На территории водоканала
Центр контроля состояния раков
Труба, через которую вода закачивается из Невы
На территории водоканала
На территории водоканала
Центр контроля состояния раков
Труба, через которую вода закачивается из Невы

На территории водоканала

В природе активность раков сильно снижается, как только температура воды опускается ниже восьми градусов. Зимой в Неве 0-+1. Но на работе не до спячки. Поначалу, в первые годы работы раков, в зимнее время воду подогревали, опасались, что в холодной воде сердечный ритм снизится, и результаты мониторинга будут не объективны. Со временем исследования показали, что это не так.

И от подогрева воды отказались. Отказались и от посменной работы раков. Три дня мониторинга — три дня отдыха. Все шесть раков на каждой водозаборной станции круглосуточно бдят. Срок работы раков не велик — около года. Потом пенсионера меняют на новенького. Хотя на службе раков холят и лелеют, обеспечивают полный медицинский осмотр раз в три дня, кормят мотылем и водорослями, природный режим жизни все равно сбивается. Через год, уверяют сотрудники водоканала, раков возвращают в естественную среду обитания. Каково ракам внезапно оказаться в Неве без выходного пособия, и не съедают ли пенсионеров под пиво коварные сотрудники, достоверно выяснить не удалось.

Рак, выведенный на ферме водоканала, потомок невских раков
Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД

На российское ноу-хау с раками приезжало посмотреть много иностранных специалистов. Однажды впечатлительная дама из Великобритании всерьез разрыдалась, увидев рака за работой, и стала обвинять сотрудников в негуманном отношении к животным. Ей показалось, что рака пригвоздили ко дну аквариума насквозь. Успокоилась только, когда рака достали из аквариума, сняли провод и показали крепление датчика. Уверяют, что для панциря это не травматично.

Иностранные наемники

Шесть лет назад раков подключили и к мониторингу очищенных сточных вод на очистных сооружениях. И тут уже на помощь невским ракам пришлось искать более теплолюбивых помощников. В летнее время температура сточных вод достигает 35 градусов. Аборигены, привыкшие к прохладным северным водам, при температуре выше 23 градусов испытывают острый дискомфорт. Это чревато ложным срабатыванием системы, вызванным не загрязнением воды, а ее температурой. Поэтому на летний сезон к ним в помощь набирают членистоногих сотрудников из Австралии. Теплолюбивые австралийские красноклешневые раки работают, в отличие узкопалых, до трех лет. Свой «отпуск» между сезонами работы проводят в лаборатории. По примеру Санкт-Петербурга раков на службу уже привлекли в Екатеринбурге и на Волге. А Московский водоканал, к примеру, тестирует сточные воды на стерляди.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Вы можете им помочь

Всего собрано
288 299 303
Текст
0 из 0

Рак выведенный на ферме водоканала, потомок невских раков. Вода реки Невы для него естественная среда, постоянство состава которой он контролирует.

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Дневная тройка раков

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Рак, выведенный на ферме водоканала, потомок невских раков. Вода реки Невы для него естественная среда, постоянство состава которой он контролирует

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Рыба из Невы тоже служит элементом системы биомониторинга

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Рак, выведенный на ферме водоканала, потомок невских раков

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

На территории водоканала

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

На территории водоканала

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Центр контроля состояния раков

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0

Труба, через которую вода закачивается из Невы

Фото: Валерий Зайцев/SCHSCHI для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: