Стресс и травма могут стать настоящим подарком, открыть новые силы и истинный путь

Уроки вождения

Светлана кладет трубку и задумчиво смотрит в окно. После таких разговоров — тяжело. У личных психотерапевтов всегда есть примеры «спасенных» клиентов, а откуда взяться «историям успеха», если тебе, например, звонят люди с рассеянным склерозом? Человек умирает, а ты можешь только слушать, помогая только тем, что понимаешь, реагируешь, не раздражаешься, сколько бы раз человек ни повторял одно и то же заезженное воспоминание.

«У нас бывают такие «постоянные клиенты», как мы их называем, — рассказывает Светлана, специалист дистанционной службы психологической поддержки. — Это те, кому просто необходимо говорить. Каждый день. Тот юноша был из них. Последняя стадия рассеянного склероза, хотя вряд ли ему было больше 30 лет. Он давно уже мог только лежать, и сколько ему оставалось, только Богу было известно. Каждый раз после приветствия и каких-то дежурных фраз про самочувствие, визиты врача и слезы сестры ночью за стеной, он начинал вспоминать самые лучшие моменты в жизни.

Больше всего говорил о девушке, которую учил водить автомобиль. Эти уроки вождения были наполнены для него солнцем. Они все время хохотали, говорили какие-то глупости. Он вспоминал, как приятно было видеть, что у нее получается. Что он делает что-то полезное. И что ей тоже хорошо от их занятий, хотя большую часть времени они просто наматывали круги по соседним улицам…

А однажды с того же номера позвонила сестра юноши, — рассказать, что его больше нет, и что эти телефонные разговоры очень помогали ему».

Светлана запомнила юношу. Не только из-за острой, внезапной печали от его ухода. Но еще и потому, что ей были близки легкие воспоминания юности, осваивавшей не столько автомобиль, сколько азы флирта и отношений. Муж Светланы, когда они только познакомились, тоже пытался ее учить водить… Эти блики из прошлого действительно скрашивают жизнь: веселые студенческие годы, бесконечные танцы с подругами, долгие ночные прогулки по летнему городу. И пусть с мужем они уже не живут вместе, но остались добрыми друзьями, вырастившими прекрасного взрослого сына, почти ровесника того юноши.

История вины

«А потом позвонила девушка, наверное, лет 20 с небольшим и сбивчиво начала рассказывать про ДТП, — продолжает Светлана. — Она возвращалась из поездки ранним утром, попросила друга встретить ее в аэропорту, и по дороге они попали в автокатастрофу. Девушку парализовало ниже пояса, но самым ужасным было чувство вины, ведь друг в той аварии погиб».

Светлану будто отбросило на 12 лет назад. Ей самой когда-то «повезло», но чуть больше: водитель автомобиля, в котором она ехала, выжил в ДТП. И те два месяца, что Светлана провела в больнице после операции на сломанном позвоночнике, а потом еще после полугода реабилитации — ее не мучило жгучее, изнурительное чувство вины. Девушка звонила еще несколько раз, и Светлане удалось частично снизить градус ее самобичевания. Те разговоры вызвали всплеск воспоминаний.

стресс — это не негативный опыт. Просто опыт. И он может быть настоящим подарком

«С момента аварии прошло уже столько лет, какие-то вещи просто забылись, — говорит Светлана. — И все же я отлично помню длившееся довольно долго чувство, что вот-вот — и все встанет на свои места. Все будет как раньше. Это только сейчас больница и полное отсутствие какой-либо чувствительности в ногах, но это же временно, выпишусь, пойду. Будут танцы и прогулки. Мозг отказывался воспринимать реальность всерьез. Я жила в каком-то безвременье, где не было «сейчас». Не принимала ситуацию. И осознание «накрыло» как-то разом, в момент. Уж не знаю, как бы мне удалось пережить тот стресс, если бы я всю жизнь так или иначе не увлекалась психологией. Меня завораживали психологические драмы, книги Берна, Уилбера, Ялома… Наверное, именно это помогло мне понять, что стресс — это не негативный опыт. Просто опыт. И он может быть настоящим подарком. Травма как дар, можете себе такое представить?»

Начать сначала

«Только после аварии я поняла, насколько человек может не знать своих сил и возможностей. Я обрела себя заново. Бросила нудную бухгалтерию, которая, как я теперь понимаю, просто угнетала меня, вгоняла в депрессию. Возможно, без этой травмы я бы никогда не решилась пойти учиться в свои 30+, успешно окончить МГППГУ и начать работать ради людей и их благополучия. И, конечно, для себя. Потому что я чувствую — это мое. У меня получается. Я делаю хорошее любимое дело.

Конечно, многое поначалу давалось нелегко: я долго приноравливалась к коляске, потребовалось время, чтобы понять, что в городе мне доступно, а что нет (банально — какие магазины, аптеки, учреждения, транспорт). На первом этапе очень помогал взрослый сын. Что-то пришлось переделать в доме, в быту, что-то — в себе, в своей голове. Но постепенно я поняла, что и эта часть моей жизни (не новой жизни, а именно продолжения старой) может быть наполнена смыслом.

Я поняла, что человек способен на все. Ну, или почти на все. Не могу сказать, что я в ближайшее время встану с коляски и пойду. Наверное, нет… Но кто знает. Если постоянно работать над собой, мы можем горы сворачивать. Сейчас моя цель — достичь гармонии с собой. И я точно знаю, что эта гармония совершенно невозможна без моей работы в нашем психологическом центре».

В региональной благотворительной общественной организации «Помогая другим— помогаешь себе» вместе со Светланой работают еще 10 психологов с инвалидностью. И каждый нашел в себе силы стать соломинкой, которая помогает держаться на плаву тем, кому еще тяжелее. Именно этим самоотверженным, пережившим немало бед, но целеустремленным и упорным людям вы можете помочь прямо сейчас. Переведите пусть даже совсем небольшую сумму — сто или двести рублей, а еще лучше — оформите ежемесячное пожертвование. И тогда Светлана и ее коллеги будут регулярно получать небольшую плату за свой труд, и им не придется терпеть лишения, делая большое и важное дело.