Если бы французы могли прочитать посты под тегом #меняневзяли, они были бы сильно удивлены. Они решили бы, что Россия — сумасшедшая страна, где детям ничего не дают делать и никуда не берут. Потому что во Франции берут всех и везде

Пару дней назад друзья позвали меня на концерт духового оркестра детской музыкальной школы при местной консерватории: там в статусе первого гобоя выступал их сын. Сначала на сцену вышли детки помладше. Играли они плохонько, но зал аплодировал, и дирижер выглядел довольным. Затем к ним присоединились еще человек пятнадцать детей, которые «не учатся в консерватории», как было анонсировано публике. На них не было белых рубашек, они попадали в ноты один раз из десяти. Но тоже выглядели довольными. Зал аплодировал. Дирижер радовался и вовсе не метал молнии в сторону своих учеников. Затем их сменили дети постарше. Их было существенно меньше, но играли они существенно лучше. Зал аплодировал так же, как предыдущему составу. Дирижер продолжал радоваться. Концерт был окончен, дети поели во дворе сахарной ваты и счастливые разошлись домой.

Если бы французы могли прочитать посты под тегом #меняневзяли, они были бы сильно удивлены. Они решили бы, что Россия — сумасшедшая страна, где детям ничего не дают делать и никуда не берут. Потому что во Франции берут всех и везде. Детей берут в начальные школы — не поверите — без вступительных экзаменов. В музыкальные школы принимают без слуха и голоса. В художественную гимнастику записывают толстых и тонких, не проверяя при этом растяжку. В футбол записывают хлюпиков, быстрых, медленных, очкариков и хулиганов. На скалолазанье записывают, сначала дав ребенку попробовать себя на стенке, и только в том случае, если ребенок сказал, что ему не страшно пробовать еще.

Детей берут в начальные школы — не поверите — без вступительных экзаменов. В музыкальные школы принимают без слуха и голоса

Дальше с ними занимаются так, чтобы им нравилось. Раз в неделю, не чаще. Раз в неделю коньки, раз в неделю танцы, раз в неделю художественная школа. Все они устраивают показательные выступления, выставки, дни открытых дверей. Родителю с советским воспитанием лучше этого не видеть: там все кто в лес, кто по дрова — стыдоба, позор, чем они вообще весь год занимались? Но французы довольны, потому что главное — чтоб детям нравилось, и это лучший результат.

Кружки меняют раз в год. Если в прошлом году ты играл в теннис, то в этом можешь теннис спокойно бросить и заняться каратэ. Чудовищное, чудовищное отношение к ответственности за начатое! Дела надо доводить до конца! Начал — не бросай… Но они начинают, бросают и снова начинают. И кажется, это никак не мешает им вырастать в спортсменов, танцоров, художников и музыкантов. Но только в том случае, если подвернулось что-то, что действительно понравится.

Фото: из личного архива
На конюшнях у друзей; Like father like son; приземлилась; ноябрь; «Загорелые на лыжах» (название французской комедии, которую всегда показывают на Новый Год как у нас «Иронию судьбы»); океан в октябре

Год назад мне пришлось перессориться с половиной администрации бассейна, чтобы отвоевать право моего ребенка заниматься плаванием дважды в неделю. Мне говорили: «У нас кружок развития, а не спортивная секция!» Мне говорили: «Куда вы спешите растить чемпионов?» Мне говорили: «Когда он будет готов, за ним придут!» Но я ж «с Москвы», я пошла к тем, кто должен был когда-нибудь прийти за моим ребенком (их, как раз-таки спортивная, секция занималась в то же время на другом конце бассейна), ткнула пальцем в сына, сказала, что ему очень хочется ходить в бассейн дважды в неделю, и поинтересовалась, не готов ли он к этому большому спортивному испытанию уже сейчас? Оказалось, что вполне готов, и со следующего занятия он пошел в спортивную секцию.

В это воскресенье он сдает экзамен, который позволит ему участвовать в соревнованиях. «Вы не волнуйтесь, — говорит мне тренер. — Получится — сдаст, не получится — пойдем сдавать в июле. Главное, чтоб он не волновался и получил удовольствие от атмосферы соревнований!»

Помните тех детей без белых рубашечек в начале моего рассказа? Это были дети из трудных семей. Учителя из консерватории ходят к ним дважды в неделю и учат играть музыку. Без нот учат, просто так. Чтоб нравилось играть, а не семки щелкать во дворе. А потом их зовут на концерт, и они выступают вместе с причесанными «консерваторскими» детьми из хороших семей. И эти причесанные дети не говорят им: «Ты дурак, ты завалил нам весь концерт». Они как-то все, кажется, понимают, что завалил или нет — дело десятое.
И у меня, ребенка, воспитанного в совершенно другой системе, только один вопрос в голове:

«А что, так было можно?»

Господи, да! Кругосветное путешествие под парусом с новым мировым рекордом начинается с недельного курса на лодочке «Оптимист», куда могут не взять, только если в группе кончились места. Футболисты французской сборной вырастают из полудворовых секций в бедных пригородах, стоимость которых не превышает 150 евро в год для богатых и 50 евро для бедных семей. Инженеры Airbus учились упрощать дроби в 10 лет, а не в шесть. А в шесть они вместе со всем классом узнавали буквы и читали по слогам в городских и сельских школах, ходили на экскурсии в музеи и посещали дома престарелых, чтобы почитать старичкам стихи прямо в учебное время. Это не помешало им в будущем делать лучшие в мире самолеты!

Инженеры Airbus учились упрощать дроби в 10 лет, а не в шесть. А в шесть они вместе со всем классом узнавали буквы

А сегодня я ходила на школьный кросс. Проходил он в парке рядом со школой и был похож на развеселый пикник. Я почти не удивилась, когда увидела, что директор с детьми делает разминку. Но потом он с ними еще и побежал. Он бежал с малышами-трехлетками. Потом с пятилетками. Потом с семилетками, потом с третьеклассниками. На старших классах, когда он заметно выдохся, к нему присоединилась пара пап из тех, кто вечно привозит детей в школу на великах или приходит в форме для бега. Рядом с малышами бежали старшие и выкрикивали имена братьев и сестер. Мамы бежали рядом со своими плачущими принцессами, отстающих встречали самыми громкими аплодисментами. Никто не стоял с секундомером, но, начиная с семилеток, вычисляли победителей, потому что победителям хочется медалей, и они их получат. Тем, кто финишировал, наливали сок и раздавали конфеты. Это был спорт, потому что бежали далеко и довольно быстро. Но это был еще и праздник, где победителями были все: и те, кто прибежал первым, и те, кто был последним, но все-таки добежал.

Фото: из личного архива
Финиш; полет на парамоторе в аэроклубе Сомюра; на стене крепости Сен-Мишель (Нормандия); воскресный марафон в Ля Рошели

Гениев тут не выращивают, они вырастают сами. И только когда становится заметно, что вот они вылупляются и растут, система их подхватывает и выводит на тот уровень, где им место. А все остальные рядом с ними вырастают людьми, которых научили получать удовольствие от того, что они делают. Начинать, бросать, пробовать снова. И порой мне кажется, что именно этот навык дает потом возможность этим людям становиться радостными водителями автобусов, улыбчивыми и вежливыми контролерами, веселыми фермерами, симпатичными кассирами. Не прыгать с работы на работу. Не хотеть непременно быть бигбоссами. Просто жить, водить детей на многочисленные кружки, извиняться перед тем, кто тебе же отдавил ногу.

И нет, все далеко не так просто с этими французами. Но общий эмоциональный фон, в котором тут проходит жизнь, явным образом доказывает, что травмирующего детского опыта под тегом #меняневзяли в их судьбах было гораздо меньше. И от этого всем как-то… светлей, что ли.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!