Каждый год в России более чем 54 тысячам женщин ставят диагноз «рак молочной железы». И они оказываются один на один с болезнью. Их лечат, им сочувствуют, их жалеют, но понимание они могут найти только среди тех, кто перенес такую же операцию и прошел весь путь

Десять взрослых женщин за столом увлеченно выбирают картинку для своего витража из вороха принесенных преподавателем эскизов. Котик, золотая рыбка, цветущие маки, домик с улиткой, дельфин, кораблик. Выбирают цвета, контуры, спорят, кто первый возьмет дефицитный зеленый. Зовут преподавателя на помощь и ревностно поглядывают, что получается у соседки. Детский сад какой-то. А потом женщина в ярком шелковом тюрбане отрывается от усердного прорисовывания листиков и начинает говорить.

Мастер-класс по витражуФото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД

Она говорит, что ей надо делать химиотерапию. А врач не может сказать, сколько курсов ей понадобится. Три или четыре, а может быть, шесть. А ей очень нужно знать, четыре или все-таки шесть. Может быть, ей из Орла поехать в Москву, там-то, в столице, точно кто-нибудь знает ответ. Она говорит монотонно. И не особенно ждет ответа. Ее гложет эта мысль уже не день и не два, и вот — выплеснулась наружу. Дома, на работе надо держаться, там никто не поймет, почему так важно знать заранее — четыре или шесть. Два месяца назад женщине сделали мастэктомию. Она очень красивая, изящная, у нее высокие скулы, большие раскосые глаза и милая улыбка. Но она почти не улыбается. Не хочет фотографироваться. Говорит, что слишком некрасива. А потом добывает у соседки золотистый контур и снова погружается в свой рисунок — чешуйка за чешуйкой, и на стекле оживает золотая рыбка. Может, рыбка даст нужный ответ.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Ольга и ее картина

Рак молочной железы — отдельная история в онкологии. Ни на одно обследование женщины не идут с таким священным ужасом, как на маммографию. Для женщины операция по удалению груди — это большая психологическая травма. Ощущение потери себя, потери женственности, уверенности в себе, замкнутость и чувство одиночества. На помощь приходят специализированные группы психологической поддержки женщин с диагнозом «рак молочной железы».

Группы арт-терапии для женщин, перенесших операцию по поводу рака груди, кажутся такой ерундой на фоне умирающих детей и страшных диагнозов. Их истории даже не вызывают особого сочувствия. Почти невозможно объяснить, почему это так важно. Почему женщинам, которым удалили грудь, важно собираться вместе, рисовать и разговаривать.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Галина с изготовленной во время занятия картиной

На самом деле рисование, валяние, макраме, лепка из глины и прочее рукоделие, которым занимаются в группе вместе с арт-терапевтом, могут стать очень мощным ресурсом, чтобы разобраться в своих чувствах, принять себя и обрести силы для борьбы с болезнью. А мелкая моторика — отличная профилактика лимфедемы, главного осложнения после мастэктомии.

«Весь негатив выходит через кончики пальцев», — уверяет психолог Светлана Лобанова. На занятии она предлагает «девочкам» нарисовать свой страх на бумаге. Кто-то тут же хватается рисовать, кто-то замирает на время перед белым листом и только потом берется за кисть. У страха нет одного лица и одного цвета. Он мрачный, он красный, он сине-черный. Он похож на грозовую тучу, чудище и совсем ни на что не похож. Его нужно выплеснуть из себя на бумагу, а потом изорвать на мелкие клочки. И оказывается, что леденящий страх, парализующий тело и душу, не так всемогущ и неуправляем. На него можно топнуть ногой, на него можно посмотреть сверху вниз, и он скукожится.

Мастер-класс по витражуФото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД

С рисунком через штрихи, мазки, краски наружу выплескивается все, что копилось долгое время. Женщина застревает в негативных мыслях как в густом плотном тумане. Этот нескончаемый поток мыслей засасывает и душит. И нужно сделать шаг, чтобы из этого тумана выйти. Посмотреть по-другому на ситуацию. Светлана предлагает вести «Дневник радости», взять лист и писать все положительные моменты с начала болезни. 500 плюсов. Любые мелочи. Сначала все пугаются. Рак— какие ж тут плюсы?!

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Ирина с изготовленной во время занятия картиной

«Хорошие мысли начинают появляться через полчаса раздумий», — говорит Оля. Она уже прошла в Орле курс «Акварели жизни» зимой, но свой список плюсов продолжает вести до сих пор. Сначала она остановилась на 48. Потом за два месяца дошла уже до 158 пунктов. Оказалось, что плюсов больше, чем минусов. «Жизнь-то продолжается. Ну да, болезнь. Ушел муж. Развелась, да и ладно. Я встретила хорошего человека, поменяла работу. Мне кажется, что сейчас у меня жизнь интереснее и лучше, чем была до болезни. Я и не думала, что для меня такая группа может быть полезной. Но на меня эти три месяца оказали большое влияние».

«Это отдушина. На несколько часов забываешь про лечение, про проблемы. Если все время крутиться в том, что я лечусь, химия так изматывает, мне так тяжело — можно чокнуться», — вторит Лариса.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Галина с изготовленной во время занятия картиной

Эля болеет с 2011 года. Операция. Химия. Один рецидив. Второй. Она долго не хотела идти в группу. Думала, опять будет обмусоливание болезни. А все это так надоело. «Я думала, ну ладно, пару раз схожу и слиняю. Не могла поверить, что рукоделие так меня зацепит. Очень отвлекает от любых дурных мыслей. Когда мне сделали операцию в 2011 году, не было ни психологов, ни волонтеров, ни подарков. Сейчас всем в больнице после операции дарят набор, в который входит специальный бюстгальтер, протез, мячик, шоколадка. С теплыми словами от тех, кто прошел уже весь этот путь. Я помню, как перед выпиской шесть лет назад растерянно набивала ватой чашку бюстгальтера, чтобы выйти на улицу. Может быть, со стороны все это кажется мелочью. Но это не мелочь. Это забота. Это очень важно — почувствовать, что ты не один».

Умирают не от болезни. Умирают от нежелания жить. Диагноз часто обрушивается как скала. И даже самый уверенный в себе и позитивный человек может сломаться под внезапным грузом. Очень важно вовремя подать ему руку помощи, чтобы в сложный момент он повернулся к жизни, а не к смерти. Арт-терапия — это альтернатива, которая дает возможность посмотреть в сторону жизни. И какой бы мелочью и ерундой ни казались эти валяние и рисование, они становятся важным крючком, зацепкой, чтобы остаться.

Фонд «Нужна помощь» собирает деньги на оплату работы психологов и арт-терапевтов, на расходные материалы для арт-терапевтических групп в Москве и Орле. Любое ваше пожертвование поможет женщинам, пережившим рак груди, поскорее войти в привычную жизнь и справиться с негативными эмоциями. Подарит заботу и даст почувствовать, что они не одни.