Как и почему в Поволжье пенсионеры восстали против власти

Что случилось С начала 2017 года в Самаре были отменены некоторые льготы для пенсионеров, инвалидов и других льготников. Ежемесячные выплаты по ЖКХ заменили на компенсации фактических расходов. Теперь сначала нужно заплатить, потом предъявить квитанции об оплате и только после этого, если нет долгов, компенсируются расходы. Система не выстроена и не работает, поэтому со сбором документов и компенсацией возникают проблемы. Кроме того, в квитанцию включили плату за капремонт, за который многие не платят принципиально. Еще отменили бесплатный проезд для работающих пенсионеров и ограничили количество поездок по социальной карте до 50. Этого количества многим хватает на две недели, при этом люди жалуются, что «поездки» исчезают быстрее. Вишенкой на торте стала отмена ежемесячных денежных выплат для работающих пенсионеров — их в области 175 тысяч человек. Люди лишились надбавки к пенсии — от 600 до 1200 рублей. Те неработающие пенсионеры, чья пенсия выше 19,5 тысяч рублей, тоже остались без выплат. Администрация Самары не согласовала митинг на центральной площади города, но разрешила проводить его в отдаленном районе. Несмотря на эти меры, люди едва помещаются на площади.

2 апреля в Самаре в четвертый раз прошел масштабный митинг пенсионеров. Впервые бабушки и дедушки восстали против губернатора Самарской области Николая Меркушкина в начале февраля — тогда на митинг пришли около 300 человек. Количество митингующих с каждым разом росло, и вчера, по неофициальным данным, на площади возле Дворца легкой атлетики собрались около четырех тысяч человек. Участники митинга рассказали Евгении Волунковой, против чего они выступают, и как им удалось объединиться в условиях, когда по телевизору о митингах не говорят ни слова.

***

Нина Дмитриевна, Тамара Петровна

Обеим по 79 лет. О митинге узнали из листовок и интернета. Основная боль — мордовские товары в городе и фонтан во время чумы.

«Не устраивает наша бедность, судебная система, очень много всего. Но в первую очередь, мы за смену Меркушкина. Он деньги тратит впустую, все везет сюда из Мордовии. Щебенку, плитку, цемент… Продукты, куда ни глянь, все мордовские в магазинах. У него недаром кличка Мордвин-паша. В это трудное для области время он фонтан хочет сделать на набережной лучший в Европе! Разве сейчас время? Замени асфальт, лавочки, ну, на кой сейчас фонтан? У меня друзья, двое детей, бедствуют, хлеб купить трудно. А стадион этот (Самара — участник чемпионата мира по футболу. — ТД), боже мой, сколько там наворовали, и не известно, достроят его или нет. Откаты взяли, а строить не на что. Если бы мы видели, что делают все в интересах народа, мы бы потерпели, но они же воруют! Он вбухал триста миллионов в стену на Самарской площади («Стена почета» на площади Славы, которая закрыла красивый вид на Волгу и Жигулевские горы и получила в народе название «стена плача». — ТД). Это же вообще безвкусица ужасная! И столько денег освоили!»

Михаил Викторович

70 лет. О митинге узнал от знакомых. Основная боль — как можно прожить на пенсию?

«Подлая власть, как она обходится с ветеранами! Вот мне вчера сказали сельчане, что у них в семье пенсия восемь тысяч с хвостиком. Это что? Как можно прожить? Я сегодня пошел за молоком, за хлебом, купил каких-то пряников, для супа чего-то. И 600 рублей нет. Есть тут губернатор? Не пришел? Позор ему! Отнял у пенсионеров копейки! А три дня назад было сообщение: пенсия увеличена на 3,38%. Долой наше правительство! Ни одного эффективного движения в сторону улучшения благосостояния ветеранов не было!»

Ирина Олеговна

60 лет. О митинге узнала от подруги. Основная боль — приходится работать, чтобы выживать.

«Моя пенсия — 7700 рублей, еще были ветеранские. Я всю жизнь работала воспитателем. Он [Меркушкин] забрал эти 621 рубль ветеранских. У меня нет мужа, нет поддержки. Я вынуждена работать, чтобы выживать, а у меня букет заболеваний. Я должна одобрять его действия? Пусть едет в свою Мордовию! И он еще врет, врет, врет, бессовестно врет, что он нам пенсию дает! Я к нему письменно обращалась помочь с работой, думаете, он помог? Ни черта он не помог!»

Валентина Андреевна

63 года. О митинге узнала из интернета. Основная боль — позорные пенсии.

«Я пришла из-за солидарности. Я не получаю льгот, у меня стаж не тот. Здесь другие лозунги должны быть: “Достойные пенсии!” Дайте нам достойную пенсию, и нам будут не нужны льготы. Мы будем сами платить за проезд, за квартиру и все прочее. А на нищенскую пенсию, как у нас, жить нельзя!»

Мне жаль, что нашим пенсионерам приходится стоять на морозе, требуя жалкие гроши

Валерий Ремизов

22 года. О митинге узнал из интернета. Основная боль — плохие дороги.

«Я пришел на митинг, чтобы выразить недовольство политикой Николая Меркушкина в социальной сфере. Мне жаль, что нашим пенсионерам приходится стоять на морозе, требуя жалкие гроши. Меня достало состояние дорог в этой стране, надоело, что власть относится ко мне лицемерно не только как к инвалиду, но и как к человеку! Относится ко всем как к ресурсу, который можно отправить на войну, неизвестно куда. Но при этом не организовывает нормальной инфраструктуры городской, достойной жизни. Я считаю, что нужно пересмотреть ограничение поездок по социальной карте — я активно пользуюсь общественным транспортом и езжу по городу гораздо чаще, чем думают власти.»

Эмма Викторовна

70 лет. О митинге узнала из интернета. Основная боль — губернатора наградили «за вклад в космонавтику»

Одна из основных проблем Самары — ужасные дорогиФото: Евгения Волункова

«Меркушкин наглый! Для Самары чужой. Вот награждали у нас моих коллег, которые всю жизнь отработали на космодроме. Какого фига ему прицепили почетный знак за вклад в космонавтику? У него никакого вклада в космонавтику нет, надо быть скромнее! Однако наших показали в кадре боком, а его, извините, крупным планом! Вот жила Самара до Меркушкина? Наверное, не жила. Вот появился Коленька, стали мы сразу все достижения иметь!»

Роман

65 лет. О митинге узнал от внука. Основная боль — не может из-за ограничения количества поездок съездить на Волгу.

«Разве можно так людей обманывать? С Пензой нас сравнивает, там, типа, 48 поездок — и хватает. Самара — огромный город, здесь 50 не хватит! Я ездию, все [поездки] жрут пересадки. Огромный город! Летом охота на Волгу купаться. Сколько это пересадок, прикиньте? 50 поездок — это две недели хватит! А еще ЖКХ. Нас заставляют платить за коммунальные услуги, а льготы потом, как заплатим. Но чиновники туда включили плату за капремонт. А я не хочу за него платить! За что платить? Я полжизни живу в доме, который трещит по швам, там капремонта не было ни разу!»

Гнать его надо в Мордовию, чтоб он там подавился своими сыновьями и родственниками!

Надежда Федоровна

69 лет. О митинге узнала из листовок. Основная боль — дворцы губернатора и чемпионат мира на деньги пенсионеров.

«Этот сволочь Меркушкин отнял все льготы. Как он посмел? Он себе дворцы построил на Рублевке, четыре дворца по триста миллионов каждый, где у него совесть? Он сегодня выступал по второй программе по телевизору и говорил, что он все дороги нам построил. Все дороги хорошие, все у нас хорошо! Только вот чемпионат мира надо построить на наши пенсионные деньги. Падла он самый настоящий, сволочь! Гнать его надо в Мордовию, чтоб он там подавился своими сыновьями и родственниками! Давайте будем выходить на митинги и требовать, чтобы он ушел!»

они должны понимать, что наступает точка невозврата. Они что, ждут, когда их на вилы поднимут?

Ирина Олеговна и Любовь Андреевна

46 лет и 77 лет. О митинге узнали из интернета. Основная боль — власть ворует и считает людей баранами.

И.О.: «Я не пенсионер, но пришла за них заступиться. Я возмущена несправедливостью, которая творится у нас в стране! Нашли, к кому залезть в карман — к пенсионерам! Они орут, что они великая держава, что победили фашизм. Кто кого победил? Какой уровень жизни в Германии и какой у нас в России? Кого они победили? Пенсионеров и больных детей?»

В этот раз на митинг пришли и молодые люди — поддержать пенсионеровФото: Евгения Волункова

Л.А.: «Нас оплевали со всех сторон. Не пробьешься никуда, в ЖКХ, в здравоохранении, везде плюют на нас. Мне 77 лет. Я в компьютере сижу, в интернете, все знаю. Я была руководящим работником, а сейчас меня оплевали. Спасибо Навальному, что раскрыл нам Медведева! Гнать его надо!» И.О.: «То, что власть ворует, ясно абсолютно всем. И то, что они молчат, это дополнительное подтверждение тому, что воровство есть. То, что произошло с Сердюковым, с Васильевой — доказанные факты. Состоялся суд, и их освободили. Они распродали все имущество гособороны, набили себе карманы. Не понимаю, кому была нужна эта показательная порка? Достали грязные трусы, всем их продемонстрировали и убрали. Зашибись!» Л.А.: «Потому что нас считают за дураков». И.О.: «За тупых баранов!» Л.А.: «Тупые бараны, быдло — это мы!» И.О.: «Да, я с вами полностью согласна! Но, в конце концов, они должны понимать, что наступает точка невозврата. Когда уже все. Они что, ждут, когда их на вилы поднимут? Градус кипения уже максимальный в стране. Какой, нахрен, простите, Крым, у вас страна нищая! Я была раньше за Путина. Ему досталось тяжелое наследство, страна в разрухе. Он казался порядочным, я верила, что он приведет страну в порядок. А потом я поняла, что к чему…» Л.А.: «Путин все делает для олигархов, не для себя. А мы, быдло, вымрем все.»

Василий Петрович

82 года. О митинге узнал из листовки. Основная боль — не дали выплаты детям войны.

«Вот я газету принес, от 2014 года, посмотрите. Там Меркушкин обещает ежемесячные выплаты по тысяче рублей детям войны. Но фиг дал. Мы в войну в колхозе голодные, холодные, снабжали фронт и города, сами траву и землю жрали! Выжили, победили, и что теперь? А теперь подыхаем в нищете.»

Лидия Николаевна

68 лет. О митинге узнала из интернета. Основная боль — семья лишилась всех выплат, власть держит людей за дурачков.

Митинг в СамареФото: Евгения Волункова

«Я учитель истории, всю жизнь отработала. Три года назад умерла моя дочь, осталась на мне внучка Ладочка. Ей тринадцать лет, учится в шестом классе. Постановлением главы администрации весь 2016 год за ЖКХ город доплачивал на ребенка-сироту. Доплата была небольшая, но была. Я ветеран педагогического труда, инвалид. Нас разбили на якобы богатых пенсионеров, у кого 19 тысяч пенсия, и бедных. С нас сняли деньги под предлогом отдать бедным, со 175 тысяч человек сняли деньги, но якобы вернули, но нам ничего пока не вернулось. Думаю, не для того снимали, чтобы отдать обратно. Я вожу внучку в школу, мне надо пересаживаться  четыре поездки трачу. Нас держат за дурачков, до пятидесяти поездок лимит ограничили. Так еще и на этом обманывают! Мои знакомые записывают каждую поездочку и отметили, что десять поездок нам не додают. Они раньше времени заканчиваются, и нас выгоняют из транспорта. Даже от этих крох, от пятидесяти, тайно отнимают, а мы не можем проверить! Мне стыдно за такую власть! Мы честно отработали, а теперь с нами расправляются, с детьми-сиротами, инвалидами. Безобразие!»

Читайте также IKV_11122016_Sunskij_bor Сунский бор ночью «Нам уходить нельзя» Чего добиваются от властей и бизнеса «сунские партизаны»

Надежда

61 год. О митинге узнала из интернета. Основная боль — воры в правительстве.

«Меня лишили возможности ездить на общественном транспорте. Внучку отвозить-привозить надо почти каждый день. Конечно, не хватает! Это безобразие просто! Почему нас решили ограничить? С чего они взяли, что нам хватит? Меркушкин говорит, вот, кто-то на сезонку тысячу раз в месяц проехал! Да это брехня! А если и нет, то за это всех лишить льгот? А сколько в правительстве у нас воров и жуликов, сколько случаев доказано? Теперь весь губернаторский корпус надо в следственный комитет тащить, если следовать его логике?»

Агитация через кошелек

Жителям не хватает 50 поездок по социальной картеФото: Евгения Волункова

Основной организатор митингов, депутат самарской губдумы от партии КПРФ Михаил Матвеев, уверен, что главный агитатор, призывающий людей выходить на митинги — сам губернатор, чьи решения довели людей до ручки. И лишь на втором месте листовки и информация в интернете. «Наши бабушки не только газеты читают и смотрят телевизор. Они не такие дремучие, какими кажутся. Они читают социальные сети, блоги. Молодежь им что-то рассказывает. Еще мы распространяем листовки по ящикам, подъездам. На митинг 19 марта было изготовлено около 15 тысяч листовок. На деньги партии и горожан, но это не большие деньги, больших у нас нет. Жители помогают, берутся распространять их бесплатно, распечатывают с принтеров у себя дома. Но самая важная составляющая  агитация через кошелек. Здесь главный агитатор  Меркушкин. Раньше пенсионер не осознавал, что поездки ограничили, а тут его высадили из автобуса. Пришла пенсия, оказалось на 700 рублей меньше и так далее. И недовольство растет. Ну и мы благодарны Николаю Ивановичу за то, что он злит людей своей тупой пропагандой. Всеми этими фразами, которые он разбрасывает на встречах с людьми, типа: “Это вы сделали сами так, что мы для вас ничего не сделали” и так далее. Они ведь расходятся кругами по воде. Будут еще митинги. До тех пор, пока не добьемся возврата льгот пенсионерам и отставки губернатора».


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!