Павел Бардин, режиссер фильма «Салам Масква», о своем задержании и о том, зачем нужен новый сайт «Общественного вердикта»

Режиссер Павел БардинФото: Юрий Самолыго/PhotoXPress

Меня задержали 21 февраля 2014 года. В тот день в Замоскворецком суде должны были вынести приговор ребятам по «болотному делу». Я хотел пройти в зал, но даже в здание суда было не попасть. Поэтому мы стояли на тротуарах. В какой-то момент омоновцы просто стали выхватывать из толпы случайных людей. Меня и еще нескольких человек почему-то затолкали не в автозак, а в автобус. Пытались спровоцировать на драку, но не получилось. И только тогда перевели в автозак. Автозак несколько часов стоял на Большой Татарской у здания суда, потом так же долго мы ехали в Таганское ОВД. Все сроки были пропущены, но в протоколах, естественно, написали, что нас задержали и доставили позже.

Я не подписал протокол, сослался на то, что не согласен с предъявленными обвинениями. От нас требовали расписаться в журнале о доставлении в ОВД с неправильным временем и шантажировали, что если кто не распишется —останется ночевать в отделе. Тут я дал слабину и расписался — за забором ждала жена, и мне хотелось побыстрее оттуда выбраться.

Потом был суд. Я распечатал фотографию, которую сделал из окна автозака. И это трагически не совпадало с показаниями ОМОНовцев, по их показаниям и протоколам я в это время еще находился на свободе. И задержали меня, получается, непосредственно в автозаке, а как я туда сам забрался — непонятно. Судья это все выслушала внимательно, ушла и, вернувшись, очень быстро зачитала обвинительное заключение, которое было один в один скопировано из протокола. Мне присудили 10 тысяч штрафа.

Вместе с юристами фонда «Общественный вердикт» мы подали на апелляцию. В Мосгорсуде все закончилось буквально за несколько минут. Судья вел себя просто по-хамски, грубо наорал на Елену, юриста фонда, что, по-моему, не только несовместимо со статусом судьи, но и просто не по-мужски. После оглашения приговора я ему высказал все, что думаю о его поведении на суде и о том, как мужчина должен общаться с женщиной. Он смешался, стушевался и практически убежал.

Юристы «Общественного вердикта» подали жалобу в ЕСПЧ от моего имени, и пока мы ждем ответа. Мы вместе писали запросы, переводили на английский. И вся помощь фонда была абсолютно бесплатной.

Моя позиция известна. Власть эту позицию слышать не хочет, она ей не интересна
Фотография Павла Бардина из окна автозакаФото: из личного архива

Наверное, с прагматической точки зрения деятельность «Общественного вердикта» может показаться бесполезной. Ведь шансов на успех ничтожно мало. С другой стороны, они оказали мне не только юридическую, но и психологическую поддержку. Мне было важно обозначить свою позицию, выразить свое несогласие, но у меня не было навыков, чтобы все это грамотно юридически оформить. Я не очень надеюсь на выплаты от ЕСПЧ. Но если эти деньги придут, то я часть их пожертвую на то, чтобы помочь тем, кто оказался в подобной ситуации, именно через «Общественный вердикт».

С тех пор я редко выходил на митинги. Я уже все продемонстрировал, что хотел. Моя позиция известна. Власть эту позицию слышать не хочет, она ей не интересна. Рты затыкаются все жестче и жестче. Я выхожу на улицу только в тех случаях, когда есть внутреннее ощущение, что не выйти нельзя — когда убили Немцова, когда был Марш за мир против войны с Украиной. И всегда выхожу, когда знаю, что пойдет отец. Я считаю, что мне нужно быть с ним рядом.

Перед каждым митингом на многих сайтах появляются памятки о том, как вести себя на митингах. Я тоже читал такие до задержания. У меня эта информация в голове не задерживается, каждый раз приходится учить заново. И каждый раз надеешься, что больше не придется. Инструкции разбросаны по разным сайтам — в одном месте читаешь, как общаться с полицией, на другом — как заполнять протокол, на третьем — как подавать апелляцию в ЕСПЧ.

Поэтому прекрасно, что «Общественный вердикт» собрал все памятки в одном месте. Теперь тут можно узнать ответы на все вопросы, которые у вас могут возникнуть, когда вы столкнетесь с полицией. А от этого в нашей стране никто не застрахован. «Общественный вердикт» — некоммерческая правозащитная организация и существует на пожертвования. Чтобы делать и развивать этот сайт, им нужны деньги: на разработку инструкций специалистами и на перевод их в веб-формат. Профессионализм сотрудников «Общественного вердикта» я уже имел возможность оценить. Давайте им поможем — переведем, пусть даже немного, денег на разработку их нового сайта. И будем надеяться, что нам никогда не придется им воспользоваться. Хотя надежды мало.