Почему в России до сих пор не создана национальная система аллергологического прогноза

Что такое «поллиноз» наша семья не знала до 2012 года, когда в конце апреля внезапно наступившая весна не пробудила сразу все деревья. Над Москвой носились зеленые облака пыльцы, оставляя следы на машинах и лужах. Мы с трехлетним сыном шли в поликлинику выписываться после очередного ОРВИ. Вышел из дома абсолютно здоровый ребенок, а дошел до поликлиники совершенно больной: глаза красные, а из носа течет. Педиатр констатировал: «аллергия».

Я сначала не поверила: в семье нет аллергиков! И не придала большого значения: «Ну, попьем капельки, и все пройдет». Но к вечеру сын стал кашлять и как-то странно дышать: быстро и коротко как собачка, а лоб покрылся липким потом. Потом были бессонные ночи с лекарствами и ингалятором… А еще нельзя было выходить на улицу. И окно открывать нельзя: во дворе пылили 15 берез. А дома еще не отключили отопление: если не открыть окна, задыхаешься ты, а если открыть — ребенок. На дворе майские праздники, отличная погода. А ты молишься, чтобы наконец пошел дождь. И в голове только одно: «Боже, когда это кончится?!»

…Ответ на этот вопрос мне удавалось найти на сайте Пыльцевого мониторинга. Каждое утро биологи выкладывали там уровень концентрации аллергенной пыльцы в воздухе. Если данные по каким-то причинам запаздывали, я раз по сто могла нажать кнопку «обновить», как будто от этого зависело состояние моего ребенка. И наверное, так же поступали тысячи аллергиков по всей стране.

Частная ловушка

Каждую весну начинается тяжелый период в жизни людей, страдающих аллергией на пыльцу растений. Сроки пробуждения из зимней спячки деревьев и трав примерно одинаковы, но от года к году может меняться интенсивность цветения, пыльцу могут приносить ветры из соседних регионов. Поэтому людям с аллергией так важно знать, что происходит в атмосфере.

В мире давно научились анализировать количество пыльцы растений в воздухе. Следят за этим ученые-палинологи. Аэропалинологические службы создали систему мониторинга, подобного метеорологическому или экологическому. Опираясь на их прогнозы, пациенты планируют свою жизнь: если цветение будет бурным, стараются уехать в другой климатический пояс, если менее интенсивным — продолжают жить и работать как обычно. Так удается избежать серьезных осложнений и госпитализации.

Пойманные споры из окружающего воздухаФото: Dr. Sahay/Wikimedia Commons

В России биологи из МГУ отслеживают количество пыльцы в воздухе с 1992 года. «Ловушку» пыльцы прислали коллеги из Швеции, чтобы наши ученые передавали информацию о сроках цветения растений для европейских служб. До этого Россия оставалась на аэропалинологических картах белым пятном. Первые 10 лет российский мониторинг проводился исключительно для обмена данными между учеными. Ни до медиков, ни до аллергиков эта информация не доходила.

В 2002 году в России наконец появилась общедоступная система пыльцевого мониторинга. Создала ее одна из фармацевтических компаний, вышедших на российский рынок с антигистаминным препаратом. Это был коммерческий, рекламный и социальный проект. Оборудование стоит серьезных денег, и даже фармацевтической компании в одиночку содержать систему аллергомониторинга в большой стране накладно. Тем не менее проект заработал. Специалисты из МГУ обучали биологов из регионов (без человеческого участия просчитать объем пыльцы невозможно).

«Ловушка» пыльцы в ИспанииФото: AeroUEx

На 1/6 части суши было поставлено восемь ловушек. Это не бог весть что, в Европе таких уловителей пыльцы около 600. Зато в России пыльцевой мониторинг выдавал пациентам самую полную информацию: не только «флагами» (низкая опасность, средняя, высокая), но и с цифрами по количеству пыльцы в воздухе. На западе такая информация предназначена только для специалистов.

На 1/6 части суши было поставлено восемь ловушек. В Европе таких уловителей пыльцы около 600

Но в 2015 году фармацевтическая компания решила продать антигистаминный препарат другой фирме. Новому владельцу проект оказался не нужен, и вся система пыльцевого мониторинга в огромной стране рухнула в миг.

Повезло только москвичам и рязанцам — в их городах уловители пыльцы принадлежали университетам. Каждый день ученые как и прежде анализировали состав воздуха, но до врачей и пациентов эта информация снова перестала доходить: к началу прошлой весны не было ни площадки, на которой можно публиковать информацию, ни спонсора, который бы за эту информацию ученым заплатил.

Клуб для аллергиков

В прошлом году московских аллергиков выручил краудсорсинговый проект «Пыльца клаб». Несколько лет назад у двух IT-специалистов, Артема Антипова и Павла Баскакова, в чьих семьях хорошо знают, что такое аллергия и астма, родилась идея создать приложение для аллергиков, по оперативности и информативности схожее с Яндекс-пробками. Предполагалось, что люди будут делиться обезличенной информацией о самочувствии, что в целом будет давать объективную картину опасности/безопасности ситуации для аллергиков на данный момент в данной местности. На основе данных биологов основатели «Пыльца Клаб» создали математическую модель прогнозирования содержания аллергенов в воздухе. Авторы бесплатного приложения, конечно же, не могли выкупать эту информацию, но буквально упросили биологов публиковать ее в упрощенном виде, чтобы совсем не лишать аллергиков жизненно важных данных.

Но это, повторюсь, Москва, а пациенты с остальной территории России в прошлом году никакой информации не получали.

Этой весной силами московского университетского сообщества удалось несколько расширить сеть мониторинга. На Москву были закуплены еще три ловушки. Станции пыльцевого мониторинга появились также в Перми и Ставрополе. Но о системе аллергомониторинга в масштабах страны говорить пока не приходится. И дело не только в том, что в России нет оборудования. Специалистов, которые могли бы дать качественный анализ, на всю страну буквально пять-семь человек. Сама ловушка пыльцы может работать без участия человека несколько дней, но снятый с нее материал нужно рассмотреть в микроскоп, распознать, какому виду растения он принадлежит — все это пока не под силу компьютерному моделированию, это может сделать только специалист высокого класса.

От кого ждать помощи

Меж тем в Европе и США уже давно существуют палинологические службы. Европейская Аэроаллергенная Сеть (EAN) аккумулирует информацию с более чем 600 станций мониторинга по всей Европе. В одной только Германии установлено более 40 ловушек пыльцы, причем 10 из них работают даже зимой, чтобы не пропустить начало цветения или перенос пыльцы из южных стран. Очень сильно развита сеть в Финляндии. Что интересно, развивают ее наши бывшие соотечественники на базе Финского Метеорологического Института. На интерактивных картах пыления можно посмотреть, в каком направлении пыльца перемещается вместе с потоками воздуха (а такая высокоаллергенная пыльца, как березовая, например, может переноситься с ветром на сотни километров). Финские специалисты могут дать прогноз по самочувствию для пациентов на две недели вперед.

Во многих европейских странах аллергологический прогноз публикуется в ведущих СМИ вместе с прогнозом погоды

Во многих европейских странах аллергологический прогноз публикуется в ведущих СМИ вместе с прогнозом погоды, передается по ТВ в программах метеоновостей и имеет серьезную поддержку государства. Хотя финансирование идет и по другим направлениям: университетские гранты, фонды ассоциаций аллергологов, фармбизнес. Финские ученые, например, подсчитали, что с запуском пыльцевого мониторинга серьезно уменьшился экономический ущерб государству, который наносили ежегодные госпитализации и обращения к врачам людей, страдающих поллинозом. Аллергики стали планировать свою жизнь на основе прогнозов. Польза для государства исчислялась сотнями тысяч евро.

Россия. Санкт-Петербург. Тополиный пух на улицах городаФото: Петр Ковалев/Интерпресс/ТАСС

По разным данным аллергией страдают от 15% до 45% населения, как в мире, так и в России. Ежегодно от приступов астмы, среди которых немалую часть составляет аллергическая, в России погибают более 40 тысяч человек (28 случаев на 100 тысяч населения). Год от года количество больных растет.
На этом месте можно было бы предложить как всегда «скинуться всем миром» на создание пыльцевого мониторинга. Но тут задача не просто собрать денег на оборудование или обучение специалистов. Нужно поддерживать работу системы во всей стране не день, не год и не два. Чтобы, когда внимание доноров переключится на другой проект, вся система не разрушилась в одночасье. Поэтому остается только ждать, когда на проблемы аллергиков обратит внимание государство. И похоже, ожидание будет долгим.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!