Инкубационный период

Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Каких «птенцов» высиживали молодые деятели искусства в «Арт-инкубаторе» «Гаража»

В «Арт-инкубатор» «Гаража» я попала случайно. С подачи одной знакомой написала заявку, в которой сообщила, что, с моей точки зрения, никакой инклюзии не существует, просто есть разные социальные группы, которые хотят или не хотят сотрудничать. И благополучно об этой заявке забыла.

Когда выяснилось, что я выиграла участие в лаборатории (а это почетно, потому что конкурс был довольно серьезный), то даже не подозревала, что вскоре мне предстоит сочинять компьютерные коды, писать программы, создавать прототипы и верстать электронные карты. В мои планы вовсе не входили регулярные занятия в «Гараже», создание новых гаджетов для людей с особенностями здоровья и интенсивная работа в команде. Но в какой-то момент я поняла, что «Арт-инкубатор» — это серьезно.

Инклюзия — это естественно

Мне пришлось научиться паять, а на рабочем столе ноутбука появились ярлыки дотоле неизвестных компьютерных программ по созданию прототипов. Но особенно ценным оказалось общение. Театральный продюсер на коляске, незрячая журналист и педагог, социально активная слабослышащая рассказывали, как им живется в совершенно не приспособленном для людей с инвалидностью городе и что помочь человеку с особенностями сварить яйцо не менее (а иногда и более) важно, чем создавать мультисенсорные модели картин, которых он никогда не увидит.

Четыре дня в неделю мы собирались в образовательном центре «Гаража» на лекции тех, кто ежедневно помогает инвалидам словом и делом. Не знаю, как на других участников лаборатории, но лично на меня самое сильное впечатление произвели сотрудники инклюзивного отдела музея, которые буквально за пару минут внятно и толково объяснили, как правильно проводить до места назначения незрячего человека (и под какую руку его подхватить — оказалось, это тоже имеет значение) или как объяснить на жестовом языке, где находится туалет.

Консультировавшие нас Лада и Галя — молодые, симпатичные, стильные, лучились какой-то неправдоподобной красотой. В нынешней Москве нечасто встретишь людей, по которым сразу видно, что они занимаются любимым делом. Но, глядя на Ладу и Галю, можно было в этом не сомневаться. Лада рассказывала, как сложно ей было поначалу отказать посетителю с синдромом Дауна в объятьях (люди с расстройством аутистического спектра действительно очень любят обниматься и при этом далеко не всегда слышат твое «нет»), а Галя учила нас передвигаться с закрытыми глазами, и я восхищалась спокойствием, с которым она поправляла горе-поводырей.

Галя Новоторцева, менеджер инклюзивного отдела «Гаража» по работе с незрячими и слабовидящими посетителями

Галя НовоторцеваФото: Музей современного искусства «Гараж»

Я начала работать в музее «Гараж» почти пять лет назад. Сначала смотрителем, потом стала администратором образовательного центра. Пока работала в зале, на выставках, задумалась о том, что в музее нет ничего для людей с инвалидностью. А ведь «Гараж» всегда был ориентирован на живое общение, у нас смотрители не сидят молча на стульчике, а активно коммуницируют с посетителями. К нам приходило довольно много глухих, и я поняла, что ничем не могу им помочь. Незрячих в музее тогда не было, но были пенсионеры с ослабленным зрением, у которых тоже возникали трудности.

В сентябре 2014 года «Гараж» принимал шведский дуэт SUPRAMEN. Эммели Персон и Эмели Карлен проводили экскурсии с завязанными глазами по выставке The New International. Мария Сарычева, менеджер образовательного отдела, а впоследствии координатор инклюзивного, решила пригласить к участию незрячих и слабовидящих посетителей. Мы провели тренинг «Невидимый опыт». Своим опытом делились специалисты из Германии, Словении и России. После этого были разработаны первые адаптированные экскурсии для незрячих и слабовидящих. Тогда-то и пришло понимание, что интереснее всего мне работать именно с незрячими.

«Арт-инкубатор» — это лаборатория, а лаборатория — это эксперимент. Ценность эксперимента не столько в результате, сколько в проверке различных предположений в действии. Это зерно взаимодействия между искусством, инклюзией и технологией может прорасти в дальнейшем в удивительные проекты, которые реализуют сегодняшние участники «Арт-инкубатора». Как, например, зерно SUPRAMEN проросло в инклюзивный отдел нашего музея.

Лада Талызина, менеджер инклюзивного отдела «Гаража» по работе с посетителями с особенностями интеллектуального развития

Лада ТалызинаФото: Музей современного искусства «Гараж»

С инклюзией в действии я познакомилась около пяти лет назад. В то время я работала в детском саду, где были общие группы для ребят с расстройством аутистического спектра, синдромом Дауна, слабослышащих и детей без инвалидности. Тогда я осознала, что ситуация, когда дети (или взрослые) находятся вместе, без оглядок на инвалидность и любые другие особенности, абсолютно естественна.

Итогом работы «Арт-инкубатора» может стать интересный проект, главное, чтобы участники не забывали, что целевая аудитория — люди с инвалидностью, поэтому финальную экспертизу должны проводить именно они. Поскольку я занимаюсь работой с людьми с особенностями интеллектуального развития, то мне ближе всего идея создания благоприятной социальной среды. Лично мне был бы интересен художественный проект или объект, направленный на взаимодействие участников с инвалидностью и без. Важно, чтобы он был интерактивным и провоцировал людей на взаимодействие.

Чтобы заработало

На каждый проект организаторы инкубатора выделили пусть символическое, но все же финансирование (в размере 500 долларов, а лучшему обещали добавить пару тысяч на воплощение проекта после защиты). Мне вместе с коллегами по проекту нужно было придумать абсолютно конкретную, прикладную историю и, не останавливаясь на банальной презентации (как это обычно бывает с большинством подобных проектов), попытаться ее осуществить.

Вдохновившись тем, что люди, сделавшие помощь другим своей профессией, верят в реальную пользу нашего «Арт-инкубатора», я решила не увиливать и не халтурить, а заняться делом всерьез. Пожертвовав собственной идеей (онлайн-сервис по бесплатному обмену услугами между людьми с разными видами инвалидности), я присоединилась к наиболее симпатичной мне команде. Кроме меня в ней оказались фотограф, художница, радиожурналистка и бывшая сотрудница иностранного культурного центра, переключившаяся на кино.

Мы решили создать интерактивную карту доступности культурных услуг и начали с самого очевидного — с музеев
Презентация интерактивной музейной картыФото: Музей современного искусства «Гараж»

Нашей магистральной идеей было создать интерактивную карту доступности культурных услуг, а начать мы решили с самого простого и очевидного — с музеев. Мне пришлось подключить все свои связи, чтобы понять, насколько доступны для посетителей с инвалидностью главные московские музеи. Мы составили опросник и разослали его тридцати самым популярным музеям Москвы, включая Третьяковку, Пушкинский и т. д. Отказ пришел только из Музеев Московского Кремля, все остальные терпеливо сообщали, есть ли у них тифлокомментирование и переоборудованы ли туалеты. Многие интересовались, зачем мы собираем информацию, и даже приветствовали появление такой базы. Это было особенно приятно, потому что прежде всего мы хотели разоблачить псевдоинклюзию, когда учреждения бодро рапортуют о своей готовности принимать инвалидов, а на месте выясняется, что ничего для этого у них нет.

На основе полученных данных мы соорудили интерактивную тактильную инсталляцию «Пойдем в музей», адаптированную для слабовидящих.

В зависимости от наличия в музее той или иной опции (специально обученные гиды для людей с ментальной инвалидностью, особые программы для незрячих, экскурсии для слабослышащих, адаптация пространства под нужды посетителей на колясках и т. д.) в обозначающем его домике загорался свет. На финальной презентации музейная карта вызвала не меньше восторгов, чем сенсорная одежда от наших коллег. В результате нам даже согласовали дополнительное финансирование и предложили продолжать. И это очень здорово, потому что в планах у нашей пятерки еще и онлайн-приложение. Смысл его в том, чтобы вся размещенная информация проходила дополнительную проверку пользователями, и они писали бы отзывы по горячим следам. Так удастся избежать фальсификаций и максимально снизить риск размещения неверных данных, а значит, люди с инвалидностью не будут понапрасну терять время и ездить в места, на самом деле для них не приспособленные.

когда мы защищали проект, из тридцати музеев только три давали своим гостям с особенностями зеленый свет по всем статьям
Защита проектовФото: Музей современного искусства «Гараж»

Постепенно кроме музеев в приложении должны появиться все учреждения культуры — от театров до библиотек. Там будут календарь событий, возможность быстрых комментариев и рейтинг доступности, который, может быть, подтолкнет руководителей к более активным действиям: в апреле, когда мы защищали проект, из тридцать музеев только три (то есть 10%) давали своим гостям с особенностями зеленый свет по всем статьям. Как нам кажется, именно так и должна строиться социальная работа: ты делаешь что-то, что стимулирует других, и так по кругу.

Собственно, весь опыт нашего «Арт-инкубатора» доказывает, что одно правильное действие влечет за собой другие, и если мы все сообща решим осуществить девиз нашей команды про «искусство — открытое для всех», то для этого не будет никаких преград, ведь барьеры не снаружи, а у нас внутри и построить пандус ничуть не более важно, чем быть морально готовым поднять на него чужую коляску.

Сохранить

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
354 554 111 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: