Реновационные технологии

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

14 мая в Москве прошел митинг против программы реновации — сноса домов и расселения их жильцов. На акции, по данным организации «Белый счетчик», собрались более 20 тысяч человек

Саша Радковская, куратор образовательной программы в Мультимедиа Арт Музее

Фото: Александра Кокшарова

Я живу в районе «Аэропорт», мой дом не попал в программу реновации. Сегодня перед митингом мы с другими жителями района встретились заранее в метро, нас было около пятидесяти человек.  Здесь к нам присоединились и другие жители района. У многих на плакатах написано «Район против сноса”. Мы готовились к митингу, встречались в кафе, обсуждали лозунги, собрали немного денег и напечатали плакаты в типографии, но многие нарисовали сами. Лозунги мы тоже придумывали вместе. У нас  еще есть группа «Аэропорт против сноса»- там 380 человек.  Мы все выступаем против закона о реновации как совершенно жульнического и антиконституционного. Мы хотим защитить наши дома, нашу частную собственность, нашу конституцию и наш город.

Надежда и Александр Грищенко, юрист и преподаватель русского языка

Фото: Александра Кокшарова

Мы живем  в Люблино, и наш дом планируют снести. Мы, конечно же, против, потому что у нас очень крепкий кирпичный дом, и мы не хотим, чтобы наше жилье зависело от желаний и мнений наших соседей или правительства, которое считает, что нам пора переезжать туда, куда они посчитают нужным. Мы считаем, что лучше уже не построить, что наш дом простоит еще сто лет.  Управа нашего района организовывала встречи, на которые приходили жильцы нашего дома, и они поддерживают снос. Это те люди, которые никогда не делали ремонт, у них отклеиваются обои, и они считают, что это является основанием для того, чтобы снести дом, и переехать в новое панельное жилье. Это касается всех, а не только тех, кто живет в пятиэтажках. Это касается всех, кто не хочет, чтобы Москва превращалась в каменные джунгли. Мы не верим чиновникам и не хотим никуда уезжать.

Элла Вадимовна Кузнецова, пенсионерка

Фото: Александра Кокшарова

Мне 80 лет, и моему возмущению нет предела. Я пережила Сталина, Хрущева и Брежнева. Но я не думала, что я когда-нибудь столкнусь с тем, что происходит сейчас. На старости лет меня могут вышвырнуть из собственного дома.Я живу на Звездном бульваре.Дело в том, что планируют снести все дома вокруг моего. Такого быть не может, чтобы моя пятиэтажка осталась стоять одна, она строилась одновременно с теми пятиэтажками, которые готовятся снести.  Даже если мой дом не тронут, то как жить в этом аду, когда ломают все вокруг? Как жить пожилым людям в таких условиях? Никто ведь об этом не думает.  У меня очень убогая квартира: с маленькой ванной, с пятиметровой кухней, но меня это устраивает, я пожилой человек, я хочу дожить в этом доме спокойно, потому что переезд я не переживу, как и миллионы стариков в нашем городе. Все это кончится тем, что нас будут выносить ногами вперед.

Фото: Александра Кокшарова

Александр Алексеевич, сотрудник университета

Я живу в Академическом районе в сталинском доме. Он попал под снос, хотя рядом стоят действительно ветхие хрущевки и старые общежития, которые под снос не попали. Мы встречались с управой района в конце апреля. Они вели себя по-хамски, а один из чиновников даже сказал: «Мы вас все равно снесем, что бы вы ни делали».Не смотря на то что мэр что-то там обещает поправить, внизу чиновники настроены совершенно иначе.

Дмитрий Фиалковский и Кристина Константинова, художник и дизайнер

Фото: Александра Кокшарова

Дмитрий: Наши дома не попали в программу реновации. Это первый митинг в нашей жизни, потому что последние события и в частности законопроект о реновации — это последняя капля. Нарушаются права людей, и, конечно, меня раздражает снос исторических памятников.

Кристина: Да, на политические акции мы не приходили. Сейчас все происходит под шумок. Просто люди не отреагировали на снос малого бизнеса (снос «самостроя» — ТД), и все промолчали. И сейчас, мне кажется, если мы промолчим еще раз, это будет совсем уже никак. Власть как будто бы проверяет нас на прочность, проверяет насколько далеко может зайти в преследовании своих интересов.

Фото: Александра Кокшарова

Георгий Берфиглин, студент

Мой дом не попал в программу реновации, хотя он на грани, но все равно все это неприемлемые вещи. Головной убор не моего авторства, его сделала моя мама. Мы живем в Замоскворечье, и это образ Замоскворечья — нормального спокойного зеленого города.

Александра Брукс

Фото: Александра Кокшарова

Няксимволь — это родной город Собянина. Он должен уйти. Я здесь выражаю свою гражданскую позицию. Меня очень расстраивает то, что происходит в городе моих предков, которые жили тут более ста лет. Мне неприятно смотреть на то, что не реставрируются старинные здания, мне абсолютно противен проект реновации, потому что Москву хотят превратить в муравейник, а тут и так слишком много людей. Это недальновидная политика, касающаяся транспорта, экологии, исторического облика города. Я считаю, что вся политика Собянина такая, потому что тратится огромное количество денег на всякие бесполезные вещи, такие как «Фестиваль варенья». Все это неоправданно дорого, а в стране очень много проблем с озеленением, с разрушением памятников, проект мне кажется ненужным, и я выступаю за отставку Собянина и его команды.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 7 826 893 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 316 935 r Нужно 2 988 672 r
Всего собрано
363 456 432 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: