В «Артели блаженных» дают особенным людям возможность почувствовать себя нужными и важными в мире, где их привыкли не замечать

У Леши было все — семья, дети, молодость, здоровье, спортивные перспективы. Яркую жизнь надвое разрубил гололед. Занос. Лобовой удар. Кома. Паралич. Инвалидность. Бум-бум-бум, как удары колокола. Тяжелая черепно-мозговая травма, перелом трех позвонков, почти всех ребер, множественные переломы обеих ног, повреждение внутренних органов, рваные раны мягких тканей, кровопотеря более 60%. С таким букетом травм не живут. Два года донецкие врачи собирали парня практически по частям. После трех 12-часовых операций наркоз уже почти не брал.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей в мастерской
Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей в мастерской

«Пришел в себя после комы — растение. И никаких шансов. Правую ногу по кусочкам собрали, коленная чашечка на проволоке болтается. Весь в швах и шрамах. Не пострадали только руки», — рассказывает Алексей. Потом, в реабилитационном центре, через два года, где он заново учился жить и ходить, его врачи просили зайти поддержать отчаявшихся тяжелых пациентов. Когда обычный здоровый человек говорит дежурные слова поддержки, мол, все будет хорошо, — это не работает. Пережившему мясорубку Алексею верили.

Он рассказывает про это легко, даже весело. Повезло, говорит, спасибо, лицо зашили очень аккуратно, и шрамов не осталось. А ведь нос, лоб и подбородок были в рваных ранах. Тело штопать уже, наверное, практикантам дали. А большой объем влитой донорской крови так и вовсе на организм как молодильные яблоки подействовал. «На 40 лет я не выгляжу. Больше 30 не дают, — смеется Алексей. — Правда же?» И рассказывает, как из интереса ходит на разные кастинги для съемок в рекламе и промо-акциях. И уже пару раз мелькнул на телеэкране и даже сыграл главную роль в шоу про разводы. Особых денег это не приносит, но бодрит и помогает встряхнуться. Неунывающая жизнерадостность очень пригодилась в Москве.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей за работой
Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей изготавливает складной стол

Сюда Леша с семьей перебрался летом 2014 года, когда на Донбасс пришла война. Он родился и жил в Донецке. Закончил Донецкий технический университет, получил диплом горного инженера. Женился. Авария все перевернула с ног на голову. Справился и с этим, приспособился. Но когда начали стрелять по городу, понял, что нужно уезжать и увозить семью. Киев? Крым? Москва! Бросили хорошую большую квартиру, сели в машину и уехали. Он, жена, сын и дочь, погодки. Российских документов нет, только временная регистрация и миграционная карта на 90 дней.

хватался за любую работу. Потом приходил домой и падал — оперированный позвоночник нагрузки не прощал

Поначалу была надежда, что всем жителям ДНР, как крымчанам, дадут российские паспорта. Не дали. Сейчас просто положились на судьбу. Дети учатся в школе, отличники, занимаются в СДЮШОР лыжным спортом. А с документами, убежден Алексей, замкнутый круг. Чтобы получить гражданство — нужны деньги. Чтобы были деньги — нужно работать. Работа занимает все время. Бегать месяцами с бумажками — будет нечего есть. Каждые три месяца приходится грузиться и всем вместе пересекать границу.

Поначалу в Москве хватался за любую работу. Был продавцом, промоутером, сидел на телефоне, мел дворы и чистил снег. Потом приходил и падал. Оперированный позвоночник с титановыми пластинами вместо позвонков такой нагрузки не прощал. В электричке не раз терял сознание. К московскому транспорту и расстояниям привыкал тяжело. Теперь всегда возит с собой нашатырь и нитроглицерин, вдруг кому-то рядом станет плохо, и он сможет помочь, как помогали ему.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей делает складной стол
Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Складные столы, изготовленные Алексеем

Самая классная работа была по ночам фасовать полуфабрикаты на комбинате питания крупной сети супермаркетов. Там платили немного, но раз в смену отлично кормили. Он старался наесться впрок, чтобы продержаться до следующей ночи. Дома главное — накормить детей. У них сейчас самый рост, 11 и 12 лет, спортивные нагрузки. Постоянно хотят есть. На еде для себя Алексей экономит до сих пор. Весь день держится на одном чае.

Про «Артель блаженных»  — столярную мастерскую, где работают люди с ментальными особенностями, которым в нашей жизни практически невозможно найти работу — Лешина жена прочитала на Facebook. И Леша поехал знакомиться с ее основателем Андреем Тевкиным. Поначалу думал, что это будет временная подработка, пока не найдется что-то более денежное. Но в «Артели блаженных» застрял. И уходить уже не хочется. «Здесь очень классная атмосфера. Я восхищаюсь Андреем Яковлевичем. Его нереальным терпением и умением найти подход к каждому. Какое большое дело он тянет на себе! И всегда на позитиве, с юмором. И я лучше стал себя чувствовать, общаясь с ним», — признается Алексей.

Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей в мастерской
Фото: Евгения Жуланова/SCHSCHI для ТД
Алексей и Андрей Тевкин

Сделала свое дело и работа руками, мелкая моторика — хорошая реабилитация при ЧМТ. «Все-таки такие травмы, как у меня, не проходят. Я научился контролировать себя, но травма дает о себе знать. У меня частичная амнезия, проблемы с памятью. Иногда не могу вспомнить элементарных вещей. Бывают вспышки гнева, раздражительность. Я научился их контролировать, но они все равно случаются. Мне из-за позвоночника тяжело долго находиться в одном положении. Не могу работать быстро, делать резкие движения. Но просчитать, расчертить, собрать — это я могу». В «Артели» Леша берется за любую подработку. Работает весь день, пока Андрей не начинает выгонять его домой. Леше важно знать, что завтра утром он опять придет в мастерскую, и у него будет возможность заработать.

любому человеку важно быть полезным

Андрей Тевкин убежден, что все люди могут так или иначе работать, независимо от тяжести заболевания. И что любому человеку важно быть полезным и видеть результат своего труда, хочется работать лучше и зарабатывать больше. Он создавал «Артель блаженных», чтобы дать такую возможность тем, кому трудно или даже невозможно обойтись без поддержки, кому не найти свое место на открытом рынке труда. От кого чаще всего просто отмахнутся, не заметят. Чем больше в стране будет сопровождаемых рабочих мест, тем более активными будут люди с инвалидностью и их семьи.

Фонд «Нужна помощь» собирает деньги на расходные материалы и на зарплату педагогов и психологов «Артели блаженных». Помогите тем, кто может и хочет работать и зарабатывать, но кому для этого нужна поддержка специалистов. Специалистов, которые знают, как учить тех, кого принято не замечать.