Лучшим фильмом фестиваля «Кинотавр» стала «Аритмия» — новая работа режиссера Бориса Хлебникова получила Гран-при и приз зрительских симпатий. Актер Александр Яценко удостоен приза за лучшую мужскую роль

«Аритмию» уже многие успели сравнить с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева. Фильм Хлебникова не манифест, не политическое измышление, не социальная драма, а тихая, пробирающая до глубины души почти трагикомедия о семейной паре медиков, переживающих первый кризис в отношениях. В которой тем не менее видна вся сегодняшняя Россия, а главное — живущие в ней люди.

Появившийся в начале 2000-х режиссер Борис Хлебников остался голосом своего поколения тридцати-, а теперь уже сорокалетних тихих интеллигентов, выпивающих на кухне, не пытающихся изменить мир, а лишь скромно выполняющих свою работу. В объективе Хлебникова, главного представителя волны «новых тихих», оказывались безработные («Свободное плавание»), гастарбайтеры («Сумасшедшая помощь»), столичная богема («Пока ночь не разлучит»), неудавшийся фермер («Долгая счастливая жизнь»), теперь Хлебников решил рассказать о медиках.

Александр Яценко в фильме «Аритмия»Фото: кинокомпания "Марс Медиа"

Олег — талантливый врач скорой помощи, на его счету множество спасенных жизней, ложных вызовов, любимая работа, о которой он не хочет говорить дома, переживая всю боль за своих пациентов внутри себя. Его жена Катя работает в приемном покое, куда бесконечно привозят пациентов — с признаками инфаркта, переломами, ножевыми ранениями. Она профессионал, лихо делающий свою работу, но больше ее заботит семейная жизнь. Олег и Катя уже несколько лет живут вместе и переживают кризис в отношениях. Они друзья, но не любовники, вспыхнувшее в институте чувство уже, кажется, угасло. Кате недостает внимания, и она хочет развестись с Олегом, а он боится ее потерять, как уже терял многих своих пациентов. Опытный врач, он понимает, что за констатацией смерти ничего нет: ни света в конце тоннеля, ни рая, ни ада, ни других иллюзий. Как не будет их и после развода — смерти отношений.

Центральная семейная сцена фильма работает словно разряд дефибриллятора

Фильм Хлебникова с точным, пусть и не самым кассовым названием — «Аритмия», разгоняется постепенно, пульс картины то еле слышен, то пробивается на полную мощь, заставляя энергично биться сердца не только героев, но и зрителей. Центральная семейная сцена фильма — на небольшой кухоньке в доме главных героев под удивительно вписавшуюся в контекст песню «Наше лето» Валентина Стрыкало — работает словно разряд дефибриллятора.

Главные роли исполнили Александр Яценко, постоянный артист Хлебникова, и Ирина Горбачева, звезда Instagram и Мастерской Петра Фоменко, для которой это первая большая роль в таком кино.

«Мне нужен был полноценный герой, не жена главного героя, не обслуживающий персонаж. И когда Ира пришла на пробы, она не только как актриса, но и как человек четко транслировала, что она невероятный товарищ и личность», — рассказал Хлебников.

На полутонах они оба, отличные артисты, обыгрывают и кризис семейных отношений, и отношение к своей по-настоящему любимой работе. Их герои — действительно обычные люди, настоящие медики, борющиеся за жизни своих пациентов. Они, благодаря режиссеру Борису Хлебникову и сценаристу Наталии Мещаниновой, не превращаются в карикатурных персонажей ни в профессиональных сценах, ни в сценах семейной жизни.

Ирина Горбачева, Александр Яценко в фильме «Аритмия»Фото: кинокомпания "Марс Медиа"

Сама Горбачева призналась, что, прочитав сценарий, поняла, что он в нее «попал». «Там было столько сцен, которые связаны с очень длинным периодом в моей жизни, что мы с Гришей (муж актрисы) смотрели фильм и понимали, что все это про нас, про наши взаимоотношения, про наш кризис», — говорит Горбачева.

Наталия Мещанинова, работавшая в документальном кино, а два года назад выпустившая свой игровой дебют «Комбинат «Надежда», тщательно готовилась к «Аритмии». Она посмотрела документальный сериал «Скорая помощь» одного из екатеринбургских каналов, тщательно зафиксировала на видеокамеру и вызовы скорой, и вечерние посиделки врачей после смен. Поэтому настолько сильно и реалистично в фильме выглядит работа скорой помощи. Она складывается, например, из ложных вызовов, когда герой Александра Яценко пытается успокоить пенсионерку «волшебной» таблеткой от всех болезней, или вполне реальных, когда врач скорой пытается спасти жизнь тридцатилетней женщины, уверенной, что у нее отравление, а на самом деле инфаркт, или разнять несколько «обдолбанных» гопников с ножевыми ранениями, или спасти ребенка, которого чуть не убило током. Герой Хлебникова исполняет эту работу как данность, это его дело, его жизнь.

«Главное, чтобы человек жил», — уверены медики. Начальник считает иначе

На «Аритмии» работал консультант — врач Дмитрий Моисеев из Ярославля, где и проходили съемки фильма. Он постоянно дежурил на съемочной площадке, и, по словам Хлебникова, именно он выстраивал мизансцены фильма и, самое важное, — моторику актеров, которая очень органично выглядит на крупных планах оказания помощи пациентам героем Александра Яценко.

Как и всегда в своих фильмах, Хлебников умело вплетает в личную историю социальный контекст. Его врачи во главе с героем Яценко сталкиваются и с новым регламентом «20 минут», о котором говорили почти все опрошенные Мещаниновой медики. В «Аритмии» введение этих нормативов для скорой демонстрируется приходом на станцию, где работает Олег, нового начальника, любителя «правила 20». Он не только задает четкий хронометраж действиям сотрудников, но и вводит постоянный контроль над врачами через рацию, которая пищит каждые 20 минут, даже если медик находится на вызове, даже если он со сложным пациентом, требующим большего времени, а также пытается заставить врачей неотложки выезжать на вызовы специализированно: педиатры — к детям, кардиологи — к пациентам с болями в области сердца. И неважно, какая из машин ближе к тому или иному вызову. «Главное, чтобы человек жил», — уверены медики. Начальник считает иначе: главное, чтобы человек жил при вас, а потом его можно (и нужно) определить к врачу из стационара, а там – будь что будет. Мещанинова рассказывает, что из-за этих новых правил многие врачи, с которыми она разговаривала, уволились. Но герой Яценко плюет на правила и продолжает работать, спасая жизни людей. Навсегда, а не только на время своего присутствия.

Николай Шрайбер, Александр Яценко, Сергей Наседкин в фильме «Аритмия»Фото: кинокомпания "Марс Медиа"

Так и Хлебников следит за своими героями — они для него полноценные личности, персонажи, со своими достоинствами и недостатками, не функционал, не младший персонал, обслуживающий масштабную идею о фиксации судеб родины в кинополотне. В «Аритмии» нет операции по спасению, здесь есть сам акт спасения — отношений, карьеры, а главное — человеческой жизни. Она для Хлебникова, как всегда, является высшей ценностью. Вне зависимости от проблем государства, регламентов и правила 20 минут.

Сохранить

Сохранить


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!