Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Как успешные журналисты НТВ выиграли тендер на управление отелем в испанской глубинке. Им пришлось своими руками отмыть все здание. А потом начались проблемы с персоналом — выяснилось, что многие испанцы не очень любят работать, а предпочитают жить на пособие

Отель, который мы выиграли в управление, принадлежит мэрии. Он одновременно и общий, и ничей. Так что его особо никто не любил. И как только мы в него въехали, дом сразу стал жаловаться нам на жизнь. Он вдруг начинал моргать светом и искрил до тех пор, пока не выбивал все пробки. Или плакал трубами, которые сначала трагично завывали, а потом проливались на первый этаж водопадами. Дом был как беспризорный ребенок — запущенный и капризный.

Мы потратили целое состояние на электрика и водопроводчика, отмыли 20 комнат, 18 туалетов, три коридора и четыре лестницы, огромную сальную кухню, ресторан и бар. Мы забывали о еде, сне, даже о ребенке нашем пару раз забыли. Нам нечем было занять Марусю, так что она валандалась там, где мы мыли, и играла с тем, чего было в достатке — с тряпками и ведрами.

Я больше не просыпалась от панических атак, мне вообще было не до психозов, пмс и прочей фигни, свойственной тонкой и переживающей душе. Я доползала до кровати, и все.

Ну а теперь, без лишнего нытья, оценим диспозицию:

Дано: два журналиста оказались управляющими отеля, ресторана и бара в испанской деревне. Июль месяц — разгар сезона. Мэрия настаивает, чтобы мы открылись через неделю, потому что приезжают археологи, которые будут раскапывать древний город неподалеку, а у нас спать и много есть.

Нужно:

Первое: найти персонал.

Мы читали, что в Испании безработица. Это так. Но так же верно, что в Испании множество всяких пособий. Найти испанца, готового работать 40 часов в неделю, в основном в выходные и праздники, за тысячу евро практически невозможно. Особенно в деревне.

Те, кто приходят устраиваться, естественно, представляются временно неработающими королями мира, показывают свои анкеты, сочиненные накануне. Нам надо было просить у каждого официальную выписку о предыдущих местах работы, но мы этого не знали. И верили на слово, и брали на работу. Так мы взяли шеф-повара и его девушку, которая должна была быть шефом зала. Мы взяли эквадорианку, которая работала как хорошая немецкая машина, и ее сына, он был помощником повара. Еще нам очень помогала моя университетская подруга Катя. Она несколько лет уже жила в Испании и, конечно, успела поработать всем, в том числе и официантом.

Второе: нужно было определиться с тем, чем кормить людей.

Наш шеф-повар забабахал меню, где было много непонятных слов, в том числе и китайских. Он был очень уверен в себе, а мы были уверены, что это неспроста. Еще он всегда куда-то пропадал, видимо, поддерживая имидж временно неработающего короля мира. Так что с поставщиками нам пришлось договариваться самим. И вот прошло уже два года, а у нас до сих пор хранятся некоторые продукты из той первой закупки. Кстати, поставщики оказались хорошими людьми, одними из немногих, кто не обманывал нас тогда. Мы с ними работаем и сейчас.

Читайте также «Вчера ты снимал для "Газпрома", сегодня — моешь унитазы»   Эмигрировавшие из России — о том, как из психолога переквалифицироваться в уборщицу, почему важно уезжать не от Путина, а когда есть цель, и что правила важнее понятий  

Третье: нужно, в конце концов, открыть компанию. Оформить кучу бумажек для того, чтобы подписать контракт с мэрией. Надо было поместить нас во все возможные испанские реестры, офисы которых, естественно, в Мадриде, а это в 250 километрах от Чеки. Происходило это так: нам давали талон на 9 часов 17 минут. Мы просыпались в пять, в шесть переносили спящую Марусю в машину, в 9:00 искали парковку в Мадриде. В 9:17 ставили две подписи, в 9:18 уезжали обратно в Чеку отмывать гостиницу.

Во всех бумажных делах нам помогал адвокат Гильермо, вечно потеющий в своем костюме в мадридской духовке. Мы нашли его, как говорится, по объявлению. В интернете некто Антонио на неплохом русском описывал все возможные блага работы с его компанией. Мы позвонили — Антонио долго говорил с нами о том, какие он и его адвокаты профессиональные ребята. Его папа работал раньше в России, поэтому испанец Антонио прекрасно говорил по-русски и еще прекраснее знал, чем русских завоевать. До того как мы подписали с ним контракт — он часто звонил, был чудесным, предупредительным человеков. Как только мы поставили подписи и перевели деньги, Антонио сбагрил нас Гильермо, тому самому, в пиджаке, и перестал брать трубку.

Кстати, адвокаты, работающие с русскими, довольно часто берут деньги вперед. Многие думают, что так в Испании принято, но это не так. После, когда я стала работать с испанцами (адвокатами и бухгалтерами), никто и никогда не брал с меня деньги заранее.

Итак, наш Гильермо заверял нас, что все будет сделано в два счета. Потом в три счета, четыре, пять… Шли НЕДЕЛИ!!! А у Гильермо все никак не получалось сделать нам компанию. И не надавишь — деньги-то уже заплачены. Хорошо, что мои новые деревенские друзья посоветовали мне бухгалтера в соседнем городке. Она знала, как временно выкрутиться и сделать все официально.

А вот костюмному нашему большому адвокату потребовались два с половиной месяца, чтобы оформить нам компанию, и то он сделал не без ошибок.

Мы более или менее временно оформились как ИП и стали работать. Первыми нашими клиентами были испанские археологи. Их было 20. И на первый же завтрак они заказали 20 разных кофе! В Испании сколько людей, столько и вариантов кофе. Короткий, с горячим, холодным, теплым молоком, с коньяком, «длинный» с водой и молоком, со сгущенкой, со льдом в отдельном стакане и т.д. и т.п. Первый год каждый раз, когда большая компания заказывала кофе, меня всегда бросало в холодный пот.

Звезды корриды в нашем баре; Маша играет с половыми тряпками; Слева наш шеф повар, а справа моя подруга Катя;  Таким был отель, когда мы начали работать; Наша эквадорианка, шеф-повар и помощник шефа
Фото: из личного архива

Честно говоря, я плохо помню начало нашей работы. Все силы ушли в мышцы ног и рук, на запоминание ничего не осталось. Помню, что шеф все время выпендривался, поддерживая имидж крутого профи, девочка его эстетски размышляла о бокалах и столовых приборах, а мы все мыли, подносили, уносили, убирали и мотались в Мадрид, где Гильермо потел в костюме и бесконечно врал.

А жара в Испании летом — это покруче, чем крещенские морозы в России. Тело потеет и всегда какое-то липкое, голова периодически улетает в сон. Ты превращаешься в потливого тормоза. И конечно, расцветают желудочные вирусы, один из которых мы дружно словили. Хуже всего пришлось Марусе, она лежала тряпочкой и, не в силах каждые десять минут вскакивать в туалет, слезно попросила купить ей подгузники, от которых давно героически отказалась.

Первые наши телодвижения в качестве отельеров были полным хаосом и абсурдом. Вишенкой на торте стал городской праздник. Мы давно откормили археологов, приняли пару капризных испанцев и голландских велосипедистов. И вдруг наша тихая деревенька вмиг заполнилась хамоватыми богатеями, укуренными подростками и пьяным рабочим классом. Ночами по улицам ходили религиозные процессии, а следом уличные музыканты — за теми и за другими тянулась толпа. Всю ночь на городской площади гремела попса.

Мы один раз выползли на этот праздник, потому что надо было почувствовать себя живыми. Все остальное время мы мыли, убирали, готовили, таскали бесконечные ящики с пивом. Дней через пять мы уже не могли поднимать полные ящики — сил не было совсем.

испанский торо — особая порода быка — для многих испанцев он что-то вроде божества… которое надо убить

В один из самых сложных дней бар вдруг опустел, люди отхлынули на улицу. Я вышла на крыльцо отеля. Из-за железной ограды, отделяющей нас от площади, на меня смотрел дьявол во плоти. Черная груда мышц и ненависти к человечеству. Он был весь в поту и от того ослепительно блестел на солнце. Чудовище громко вдыхало своим огромным телом раскаленный воздух и, казалось, вот-вот выдохнет огнем. Это был испанский торо — особая порода быка. Для многих испанцев он что-то вроде божества… которое надо убить.

Все улюлюкали, подзывали его, дразнили, а когда он начинал охоту на этих маленьких людишек, они как мышки просачивались сквозь железные решетки, которыми были перекрыты почти все улицы города.

И вдруг все затихли, через поднимающееся асфальтное марево я увидела как над быком подлетела какая-то груда тряпок, так легко-легко подлетела, как перышко… Я вгляделась в эти тряпки и поняла, что это человек.

На площади никого не было, только бык подбрасывал рогами свою жертву.

Потом, конечно, все спохватились, отвлекли животное, оттащили человека. Тут же зазвучали сирены «Скорой», быка погнали на площадь, где должна была состояться коррида.

К нам в бар снова повалила толпа. Все были довольны — зрелище состоялось. Ко мне подошел вежливый мужчина и спросил, где они с друзьями могут уединиться, потому что хотят спокойно попить кофе. Я проводила их в зал, где в тот момент обедал персонал. Наши работники уставились на сеньора и его друзей, открыв рты. Супчик капал на рабочую одежду. Через минуту весь персонал сдуло ветром. Когда я пришла узнать, почему они вели себя как идиоты, мне только и повторяли: «ОРТЕГА КАНО! ОРТЕГА КАНО!» Погуглив, я узнала, что вежливый сеньор — самый знаменитый тореадор Испании. Звезда ранга Аллы Пугачевой, а то и круче.

Праздники длились неделю. Первый день после них был настолько тихим, что даже стало страшно. Казалось, что прошла ядерная война, и мы единственные, кто остался в живых.

P.S. Человек, которого кидал бык, выжил и даже появился на празднике, весь в гипсе. А вот бык погиб. Его убил тореадор на деревенской корриде.

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Консультационная служба для бездомных Собрано 1 241 630 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 470 965 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 855 740 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 4 493 059 r Нужно 10 004 686 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 152 002 r Нужно 1 956 000 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 10 600 r Нужно 700 000 r
Всего собрано
1 062 251 706 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД
0 из 0

Звезды корриды в нашем баре; Маша играет с половыми тряпками; Слева наш шеф повар, а справа моя подруга Катя;  Таким был отель, когда мы начали работать; Наша эквадорианка, шеф-повар и помощник шефа

Фото: из личного архива
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: