Путешествие еще нерожденной Елизаветы с реки Амур на реку Зиль

Не беспокойтесь, у Лены теперь все хорошо. Ну, почти все хорошо. Девочка Елизавета должна родиться в конце июля.

Плохо было зимой. Зимой на двадцатой неделе беременности Лена пошла к врачу, и врач сказала, что у желанного ребенка в Ленином животе — Spina bifida, грыжа спинного мозга. Что ребенок родится парализованный, и сделать ничего нельзя. Только прервать беременность. На двадцатой неделе, когда плод на УЗИ выглядит совсем уже человеком, и понятно уже, что плод — девочка.

Лена в Цюрихе до операцииФото: из личного архива

Там, в Комсомольске-на-Амуре, где живет Лена, действительно ничего нельзя сделать. Можно зайти в церковь, помолиться святой Елизавете и пообещать Господу назвать девочку Елизаветой. Еще можно зайти в Интернет и прочесть, что где-то в Швейцарии делают детям со Spina bifida операции в утробе матери. Больше нельзя ничего.
Лена никогда не летала на самолете. Не знает ни одного слова на английском языке. У Лены не было никогда ни одной визы ни в какую страну, да и заграничного паспорта не было за ненадобностью. И у Лены не было денег ни на одно обследование. Ни на билет до Москвы. Ни на билет до Цюриха. И негде было остановиться в Москве проездом. И негде остановиться в Цюрихе. И времени на все про все — четыре недели. Spina bifida на двадцатой неделе беременности диагностируют, а оперируют внутриутробно не позднее двадцать четвертой недели.

Шансов спасти нерожденную еще девочку был примерно ноль. Но за четыре недели три молодые женщины, работающие в благотворительной программе «Spina bifida», сделали вот что. Нашли денег и купили Лене билет до Москвы. Нашли Лене в Москве ночлег в приюте православной службы «Милосердие». Нашли денег и сделали Лене в Москве УЗИ, МРТ, генетические обследования и еще кучу обследований, которые нужны были швейцарским врачам. Сделали Лене заграничный паспорт. Поставили в паспорт медицинскую швейцарскую визу. Нашли денег и купили Лене билет до Цюриха. Собрали Лене шесть миллионов рублей, чтобы оплатить в Цюрихе операцию. Нашли в Цюрихе для Лены переводчика, чтобы ходить по врачам и понимать, что врачи говорят. Нашли в Цюрихе семью, в которой Лена могла бы жить с двадцать четвертой недели по тридцать восьмую — от внутриутробной операции до кесарева сечения.

Лена впервые летела на самолете, впервые была за границей, впервые лежала в чистой палате, и впервые врач подробно объяснял Лене каждый свой шаг

Лена впервые летела на самолете, впервые была за границей, впервые лежала в чистой палате, и впервые врач подробно объяснял Лене каждый свой шаг, потому что, оказывается, врач должен объяснять.

МРТ ЛизыФото: из личного архива

Из четырех пациенток, которых программа «Spina bifida» отправляла оперироваться в Швейцарию, Лена оказалась самой стойкой. Она никогда не капризничала, ничего не требовала и впервые заплакала только, когда операция была сделана, наркоз отошел, а доктор сказал, что ушить будущей девочке спинномозговую грыжу удалось крайне успешно. Расплакалась, когда впервые за эту беременность врач произнес слова: «Все будет хорошо».

Тридцать первого июля девочка родится. Еще недели через две вернется в Москву. К концу лета доберется домой до Комсомольска.

Наверняка, несмотря на операцию, у девочки будут какие-то осложнения: проблемы с голеностопными суставами, с мочевым пузырем… Ей будет трудно научиться ходить, трудно попасть в детский сад, трудно дружить со сверстниками. Наверняка ей понадобится реабилитация, регулярная реабилитация, ортопедический и урологический режим — и про это никто не понимает в Комсомольске, и вряд ли кто-то понимает в Хабаровске.

Реабилитацией девочки Елизаветы, которая родится 31-го июля, тоже будут заниматься три молодые женщины, работающие в благотворительной программе «Spina bifida».

Лена с семьейФото: из личного архива

Пару раз в год будут летать к ней в Комсомольск, разработают для Лены и Елизаветы систему упражнений, составят график необходимых обследований, раз в месяц будут консультировать по Skype, подберут ортезы и другие технические средства реабилитации, если понадобится. Придумают спорт, которым девочке можно заниматься, и игры, в которые девочке полезно будет играть.

И если вы считаете, что все эти усилия не нужны, если думаете, что Лене Рассохиной из Комсомольска-на-Амуре следовало прервать эту свою беременность — тогда не переводите денег программе «Spina bifida».

А если думаете, что это чудо: билеты, обследования, паспорт, виза, переводчик, жилье в Цюрихе, деньги на операцию и реабилитация после — тогда переведите столько денег, сколько можете, чтобы программа «Spina bifida» продолжала существовать.
Даже маленькая сумма имеет значение. Даже крохотная сумма, перечисляемая регулярно, крайне важна.

Потому что таких женщин, как Лена Рассохина, каждый год не меньше двух тысяч. И тысячи таких детей, как Елизавета, нуждаются в лечении и реабилитации.

Помогите им.