Больше проверок, толку от которых особо нет: что было сделано за год, чтобы избежать трагедий, подобных той, которая случилась на Сямозере

Год назад 47 детей из лагеря «Парк-отель “Сямозеро”» вместе с вожатыми отправились в поход по озеру. Начавшийся шторм вынес два каноэ с детьми на открытую воду. Оба каноэ перевернулись, 14 детей погибло. Рафт, на котором находились оставшиеся дети, прибило к острову. Оттуда они пытались дозвониться до фельдшера Ирины Щербаковой, которая детям не поверила и проигнорировала звонок, из-за чего спасательная операция началась только утром. Первыми на поиски отправились местные жители Андрей Севериков и Владимир Дорофеев.

Директор и начальник лагеря Елена Решетова и Вадим Виноградов до сих пор под арестом. Ирина Щербакова приговорена к трем годам колонии-поселения. По версии следствия, руководство лагеря и инструкторы, находившиеся с детьми во время шторма, не отменили поход, хотя знали о неблагоприятных погодных условиях. Кроме того, детей сопровождали не профессиональные инструкторы, а студенты педагогического колледжа, проходившие в лагере практику. Один из вожатых — Валерий Круподерщиков — находится уже год под следствием. Его обвиняют по тем же статьям, что и руководителей лагеря, — «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» и «Оставление в опасности». При этом один из рафтов, на котором плыли дети, был неисправен, а спасательные жилеты были не у всех. Как выяснилось позже, на лагерь не раз поступали жалобы.

После трагедии на Сямозере Роспотребнадзор провел 25 482 проверки летних оздоровительных учреждений, было закрыто 42 несанкционированных лагеря и еще 23 — по результатам проверок.

Год назад правительство анонсировало несколько законодательных инициатив, которые должны были изменить ситуацию в сфере детского отдыха. Изменилось ли что-то на самом деле?

Ответственный госорган

После событий на Сямозере на совещании с членами правительства президент России Владимир Путин интересовался у заместителя председателя правительства Ольги Голодец, какой федеральный орган контролирует безопасность детского отдыха. Голодец ответила, что единого органа не существует, на что Путин заявил: «Нужно, чтобы был какой-то ответственный государственный орган, который систематизирует эту работу и ставит окончательную точку при решении вопроса, можно что-то делать или нельзя». Тем не менее прошел год, а работу детских лагерей по-прежнему контролируют как минимум пять госструктур: Роспотребнадзор, Минздравсоцразвития, Минтранс, Минобразования и даже Минобороны, каждая из которых проводит свои проверки.

Общественный контроль

Среди поручений президента год назад было поручение об общественном контроле мест детского отдыха. В декабре был принят закон об обеспечении права детей на отдых и оздоровление. Один из его пунктов предполагает, что отдых детей должны помимо прочего контролировать граждане (в первую очередь родители) и общественные организации. Проблема в том, что положение об общественном контроле не подразумевает наблюдения за частными организациями, в то время как 80% детских лагерей в России — частные. Член Координационного совета по развитию туризма при правительстве Российской Федерации Сергей Минделевич считает, что именно по этой причине закон (в том виде, в каком он принят сейчас) не работает, он «просто фикция».

Льготные путевки

Одной из попыток решить проблему стало перераспределение обязанностей по выдаче льготных путевок в лагеря. Раньше этим занимался департамент труда и социальной защиты Москвы. Именно там детям выдали путевки на Сямозеро. Теперь за это отвечает крупнейший в России детский туристический оператор «Мосгортур», который в 2016 году разработал систему тройного контроля детских лагерей. Также сейчас нельзя закупать путевки в детские лагеря по тендеру, где выигрывает тот, кто предлагает самую дешевую путевку, часто уступающую в качестве. Аукцион, на котором победило ООО «Парк-отель “Сямозеро”», был проведен с явными нарушениями — об этом уже в июле 2016 года сообщило Минэкономразвития. По данным министерства, госзаказ на организацию детского отдыха в лагере «Сямозеро» мэрия Москвы разместила на условиях, сформированных под конкретную компанию.

Единый реестр

В декабре началась разработка единого реестра детских оздоровительных лагерей. Основная его цель та же — ужесточение мер безопасности, но кроме того, информирование родителей, которые смогут узнавать об условиях отдыха детей. Сергей Минделевич считает, что это также может помочь контролю над лагерями, потому что муниципальные власти с появлением такого реестра смогут контролировать то, что находится на их территории.

Директор детских лагерей «Штормград» и «Мыс рока» Михаил Шелков высказал опасение, что подобный реестр может сделать частные лагеря совершенно неконкурентоспособными — слишком велика коррупционная составляющая при вхождении в такие реестры.

Участившиеся проверки

Одно из главных следствий немногих прошедших за год изменений, по мнению Сергея Минделевича, — участившиеся проверки: «Принятый в декабре закон дает почти неограниченные возможности для уничтожения детских лагерей путем постоянного контроля со стороны государства». Минделевич также отмечает, что проверки в основном выполняют репрессивные функции, что приводит в итоге к катастрофической нехватке мест детского отдыха. 

Михаил Шелков считает, что характер проверок для стационарных лагерей после «Сямозера» особенно не изменился. «Участившиеся проверки сильнее отразились на походных и выездных лагерях. Раньше к палаточным лагерям были минимальные требования», — уточняет он.

Директор лагеря активного отдыха «Чарли» Алексей Илюхин рассказывает, что проверок в этом сезоне стало действительно больше, но все они касаются, как и прежде, соблюдения санитарных норм и противопожарной безопасности. «Механизмы реализации нового закона еще ввести не успели. Квалификация персонала (основа безопасности в лагере) по-прежнему особо ничем не регламентируется», — говорит Илюхин.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!